«Евтушенко не оценен по достоинству»

Иркутский журналист и филолог посвятил свою жизнь изучению жизни поэта

Журналист Виталий Комин считает Евгения Евтушенко своим земляком. Виталий Васильевич родился в Зиме, а Евтушенко провел детские годы у родственников в Зиме, куда приехал в эвакуацию во время Великой Отечественной. Еще в детстве Комин заинтересовался творчеством Евтушенко, можно без преувеличения сказать влюбился в его стихи. И эту страсть он пронес через всю свою жизнь. Фигура Евтушенко во многом определила его творчество: Виталий Васильевич сначала стал коллекционером книг и публикаций, а затем въедливым исследователем его творчества и жизни и автором нескольких книг о нем — в соавторстве с Валерием Прищепой, филологом из Хакасии. Виталий Комин дружил с Евтушенко, неоднократно бывал у него в гостях. И полагает, что Евтушенко еще не оценен по достоинству.

Кто такой мальчик Женька?

— Впервые я обратил внимание на стихи Евтушенко в 1954 году, когда учился в девятом классе. Они были опубликованы в альманахе «Новая Сибирь». Увидел, прочел. Очень удивился и обрадовался, что можно так красиво написать о Зиме. А я-то думал тогда, что писать стихи можно только о Москве или Ленинграде. И у своего школьного библиотекаря спросил: «А кто такой этот Евгений Евтушенко?» Она сказала, что во время войны здесь жил в эвакуации один мальчик, Женя, который писал стихи в школьную стенгазету, но фамилия у него была другая. А Евтушенко действительно приехал в Зиму с фамилией Гангнус. Это фамилия его отца.

Фамилию ему поменяла бабушка. Зиминские мальчишки сразу его не приняли из-за фамилии, начали дразнить, звать фрицем, Гансом. Понятно, что время было такое — военное. Он из-за этого отказывался ходить в школу. Тогда бабушка переписала его на фамилию дочери. Так что можно сказать, что он был крещен в Зиме.

Но тогда я об этом не знал, конечно. Но слова библиотекаря запомнил. В соседнем классе училась одна девочка, Эльвира Дубинина. Она-то мне и сказала: «Да, был такой. Это мой брат, Женька». Эля приходилась Евтушенко троюродной сестрой. Она рассказывала, что когда они с мамой ездили летом в Москву, то всегда останавливались у тети Зины — матери Евтушенко, который тогда уже был женат на Белле Ахмадулиной. И тогда-то я понял, что это был тот самый мальчик Женька, который приехал в Зиму с одной фамилией, а уехал с другой. Он меня всерьез заинтересовал. В основном стихами. Еще в школе я читал его стихи на вечерах, а запоминал их со страниц «Комсомольской правды», делая вырезки.

Узнавать о Евтушенко помогали выдерги

— Вас привлекали стихи или же личность Евтушенко в том числе?

— Я интересовался им по-разному. Я же филолог по образованию, учился на одном курсе с Вампиловым. На курс старше учился Распутин. Но много лет проработал в журналистике, в газете «Советская молодежь», а в основном на иркутском радио — 43 года.

— Когда вы познакомились с поэтом лично?

— В 1962 году я специально взял отпуск и поехал из Зимы в Москву. При мне было письмо его дяди, Андрея Ивановича Дубинина, к его матери Зинаиде Ермолаевне. Она-то и помогла нам встретиться. Мы стали дружить. А на следующий год он был уже в опальном состоянии. Его прорабатывали повсюду: в газетах, с трибун идеологических пленумов…

Мы виделись, когда он приезжал в Зиму и когда вместе ездили по Сибири. В Зиме я наблюдал, как он работал. Черновики отдавал тете для туалета. Я ему предложил не выбрасывать их, а складывать в стопочку для меня. Он согласился. И благодаря этому я могу точно датировать некоторые стихи. Я точно знаю, какие стихи были написаны в Зиме. Это, например, знаменитая «Баллада о масленке». Или, например, стихотворение «Девчата из швейной артели», которое он впервые читал мне. Я стал следить за его творчеством, поездками по стране и за рубеж самым тщательным образом. Но, работая на радио, я записывал на пленку беседы с ним. В эфир выходило немного минут, зато все записи я хранил и продолжаю хранить. Эти записи мне помогали. И помогают сегодня.

— Как вам это удавалось? Ведь таких средств связи и оповещения, как Интернет, не было. Как вы собирали публикации? Где доставали книги во времена книжного дефицита?

— Когда я стал студентом ИГУ, в моем распоряжении оказались материалы фундаментальной библиотеки. Там я мог познакомиться с книгами Евтушенко, которые до того видел только дома у его родственников. Я стал охотиться за книгами Евтушенко в книжных магазинах. Из прессы узнавал о том, что вышла книга; бежал в книжный магазин и просил продавцов, как только придут сборники, отложить экземпляр для меня.

Было в Иркутске, как и в других городах, учреждение, которое именовалось горсправкой. Туда можно было прийти и сделать любой запрос. К примеру, назвать фамилию Евтушенко и попросить материалы о нем. Специалисты горсправки просматривали все газеты, журналы, даже делали так называемые выдерги — из журналов вырывали страницы и присылали найденный материал по почте. Это очень помогало.

Это была собирательская деятельность. И тогда я уже начал что-то писать о нем. После районки в Зиме, работая уже в «Советской молодежи», старался содействовать публикации его стихов.

— Как же вы стали профессиональным исследователем?

— В те времена работало общество «Знание», и я был там лектором. Читал лекции о Евтушенко, стараясь излагать всю полученную информацию, опираясь на материалы, но уже делая собственные выводы. Лекции получались интересные. Мне даже устроили в виде поощрения платную лекцию во Дворце труда, чем я гордился, потому что такие публичные лекции позволялись только именитым лекторам — Медведеву, Шервашидзе, Климову и другим. На одной из лекций я приметил паренька, которого видел и на других своих лекциях. Подошел к нему. Он сказал: «Я заметил, что вы никогда не повторяетесь. Поэтому я хожу на все ваши лекции». И я заразил его темой Евтушенко настолько, что к настоящему моменту он стал доктором наук, работает в хакасском университете. Это был Валерий Прищепа, мой нынешний друг и соавтор. Уже по шести книгам.

Сначала он написал курсовую по Евтушенко, потом дипломную, потом кандидатскую в ИГУ. Все это — под руководством иркутского литературоведа и филолога Василия Трушкина. А потом предложил и мне профессионально заняться исследовательской деятельностью. И я оставил работу на иркутском радио и занялся книгой. Это была книга «Он пришел в XXI век». Мы с Прищепой стали соавторами последующих книг. И он до сих пор меня подталкивает.

Иркутские писатели недолюбливали Евтушенко

— Как иркутские писатели и филологи относились к Евтушенко?

— Недолюбливали. И в этом «заслуга» Надежды Тендитник, профессора ИГУ, которой не нравился Евтушенко. Она вообще не любила всю плеяду шестидесятников. Тендитник и воспитала неприятие Евтушенко среди писателей — она имела влияние и в Иркутской областной писательской организации.

— А в Москве было проще?

— В своих книгах мы с Валерием всегда упоминаем нашего друга из Свирска Владимира Артемова. Его с иркутского филфака отправили в Москву в аспирантуру. Он жил на даче у Евтушенко, выполнял его поручения. И главное — вел исследовательскую работу. Собирал все, что имело отношение к поэту, и готовился защититься по его творчеству. Но ему не дали этого сделать, предложили выбрать другую тему. А он не захотел. Вернулся в Иркутск. Кафедра стала на него коситься: мол, мы тебя посылали, чтобы ты остепенился. А ты что же? Тогда Владимир плюнул на все и уехал в поселок Михайловка Черемховского района работать школьным учителем. Он нам много помогал.

— А к вам, как к идейному евтушенковеду, тогда не было претензий?

— Был пригляд от КГБ. Немножко. Но я не читал неопубликованных стихов, ничего такого не делал. Не создавал никаких мифов — наоборот, развеивал существующие, которых было много. Например, Евтушенко приписывали пошлый текст: «Мчатся к югу электрички — мчат по городам./Едут белые москвички к черным кобелям./ Там бананы, апельсины, чудное вино./Их усатые грузины ждут давным-давно». И так далее. Но это подделка. Евтушенко, когда узнал о ней, разослал везде письма, что это не его творчество.

Или вспомним историю о знаменитой записке в президиум Союза писателей самому Долматовскому, написанной якобы Евтушенко: «Ты Евгений, я Евгений./ Ты не гений, я не гений./ Ты г…о, и я г…о./ Я недавно, ты давно».

Это, конечно же, подделка. Он не позволил бы себе такую грубость по отношению к старшему товарищу. Остроумно. Но не правдиво.

Стихотворение для памятника

— У нас есть целая армия распутиноведов, вампиловедов. А много ли евтушенковедов?

— Людей, которые опубликовали уже книги о его творчестве, не более десятка. А вот биографического характера — и того меньше. Много появляется диссертационных исследований. Эти публикации мы фиксируем и даем в наших книгах. Самым главным евтушенковедом в России считается бывший капитан подводной лодки Юрий Сергеевич Нехорошев, москвич. Мы высоко ценим его труды, особенно по изданию книг Евтушенко, комментарии к ним и его библиографические работы.

— А в чем оригинальность именно ваших исследований?

— Во-первых, мы изучаем хронику жизни Евтушенко. Собрали его родословную, составили генеалогическое древо. Собираем автографы и инскрипты — рукописные дарственные надписи на книгах — в Зиме, Братске, Иркутске. Встречаемся с людьми, которым он дарил книги. Мы излагаем массу фактов, которые до той поры оставались неизвестными. Кто, например, знает, что стихотворение «Выруливай, шофер всея Руси…» написано в 1980 году в память о любимом дяде, который воспитывал его во время войны, и специально для надмогильного памятника? Этот памятник по сей день стоит на зиминском кладбище.

Во-вторых, мы работали в содружестве с Евтушенко. Он читал наши исследования. Однако мы сделали своей позицией не смотреть на поэта снизу вверх. Мы сохраняем самостоятельность в своих исследованиях и позволяем себе то, чего никто другой не позволял. Деликатно критикуем, если считаем это необходимым. Особенно это касалось наших замечаний относительно прозаических произведений Евгения Александровича. И он иногда с нами соглашался, а иногда отстаивал свою точку зрения. Это нормально.

— Я знаю, что вы готовите и публикуете свои книги на полном энтузиазме, без какой-либо постоянной финансовой поддержки.

— Это так. И без бюджетной поддержки нам трудно. Однажды министерство культуры и архивов Иркутской области помогло нам. Оно закупило для областной библиотеки 86 экземпляров одной из наших книг, и они были разосланы по многим библиотекам. Помогали зиминская городская и районная администрации, за что мы бесконечно им благодарны. Между тем та информация, которую мы собрали, очень важна. И думаю, что она будет все более и более востребована, особенно когда Евтушенко наконец оценят по достоинству.

Фото автора

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments