Эскалатор-убийца

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Хочу рассказать вам одну историю, которая случилась со мной 12 февраля. Я искала подарок внуку, и знакомые посоветовали мне сходить в магазин «Беннетон-Сислей», расположенный на Урицкого, 5, — якобы там большие скидки. Захожу, вижу: скидок особых нет. Мне девушка-продавщица говорит: «Поднимитесь на второй этаж. Может, там что-нибудь найдете» — и на эскалатор указывает.

Мне уже 77 лет, и я вижу не очень хорошо, поэтому я не сразу заметила, что с эскалатором что-то не то. А там, оказывается, ступеньки работали, а поручни — нет.

И вот я встаю на эскалатор. Ноги поехали вперед, а рука на месте стоит. Пока я сообразила, что руку поднять надо, меня на эскалаторе закрутило. Я упала, и меня вверх понесло.

Не знаю, что было бы со мной дальше, если бы девушки-продавщицы не закричали, а охранник эскалатор не выключил. Подняли меня. Нога болит — я только прошлым летом операцию на ней сделала.

«Почему, — говорю, — у вас техника безопасности не соблюдается?» Попросила их директора пригласить. Девушки-продавщицы отказываются: нет, мол, директора. «Дайте телефон», — прошу. Телефон дали. Но сколько я потом ни звонила, меня не соединяли — не может, мол, с вами директор разговаривать, дела у него. А я хотела просто рассказать ему, что в его магазине эскалатор не работает и там кто-нибудь убиться может. Ну и, думала, может, извинится все-таки директор. Ведь в магазине все видели, что я упала, захромала. Хоть бы такси предложили вызвать. Я запись в жалобной книге оставила, да только вряд ли кому моя запись интересна будет.

Вечером кое-как дошла до травмпункта. Врач посмотрел, сказал, что сильный ушиб ноги, а с костями вроде все нормально. «Слава богу, — думаю, — обошлось». Но осадок от случившегося остался. Решила вот в редакцию написать, поделиться своей историей…

Ирина Яковлевна Коротаева, ветеран труда

От редакции

Не хочется спекулировать на громкой теме, но невольно вспомнилась недавняя история с женщиной-блокадницей и магазином «Магнит». И хотя фабула там немного другая, да и конечный итог совершенно другой, некоторые аналогии напрашиваются. Почему у нас в стране такое, мягко сказать, равнодушное отношение к ветеранам? Да, на больших приемах они в центре внимания, им дарят грамоты, подарки, школьники слушают их истории. Но стоит ветерану окунуться в обычную жизнь, без красивых слов и праздничных ленточек, он словно попадает в другой мир. И в этом мире каждый директор магазина — полубог, который редко когда снизойдет до простого общения с бабушкой или дедушкой, а каждый охранник — настоящий «меч справедливости», карающий всех и вся, невзирая на возраст. Некоторые наши коллеги проводили журналистские эксперименты в сфере торговли, и почти везде старики вызывали раздражение и желание побыстрее от них отвязаться…

Перед тем как опубликовать это письмо, мы связались с Ириной Яковлевной. Поинтересовались, как здоровье. Она сказала, что лучше, хотя, конечно, нога еще болит. Немного поговорили о ее жизни. Оказалось, что она хоть и не блокадница, но война коснулась и ее. В конце 1941 года бежала она с мамой и бабушкой с оккупированной территории. Всю поклажу везли на санках. С этим и приехали в Иркутск.

Параллельно с публикацией этого письма отправляем его в комитет по защите прав потребителей. Будем ждать ответа, есть ли нарушения техники бе­зопасности в магазине «Беннетон-Сислей». Ну а равнодушие — оно оценке комитета, увы, не подлежит.

Загрузка...