Единственная в Иркутске женщина — водитель автобуса осваивала профессию втайне от родных

Милая, улыбчивая Елена Гильдибрант отлично знает, чем отличаются воздушные фильтры от топливных, а моторное масло от трансмиссионного.

Она с легкостью может поддержать разговор о специфике низкопольного общественного транспорта или, скажем, об особенностях работы на МАЗах. А все потому, что Елена — водитель муниципального городского автобуса. Единственная дама-водитель в Иркутске.

— Сложно ли? Нет, не сложно. Мне очень нравится моя работа. На линию я всегда выезжаю с удовольствием.

— А типичную мужскую, не очень-то красивую фразу «баба за рулем» часто приходится слышать?

— Не столько слышать, сколько видеть. А если точнее — читать по губам. Да, часто. Сидит, скажем, парень за рулем легковушки, а рядом с ним пассажир. И вот водитель на меня взглянет, удивится — и тут же соседа-пассажира в бок толкает: «Смотри, баба за рулем».

А однажды и вовсе анекдотичная ситуация произошла. Стою я как-то в пробке на проспекте Мира. Вижу, паренек ко мне подвыпивший направляется. То ли он спросить о чем-то хотел, то ли мелочи попросить, но только единственное, что он успел произнести в раскрытое окно кабины, это «Батяня!». А после, подняв глаза, тут же отпрянул: «Ой-ё!» И в миг от парня след простыл — был и нет.

С обаятельной и симпатичной Еленой Гильдибрант, преуспевающей в типично мужской профессии, мы встретились накануне 8 Марта. Встретились непосредственно на ее рабочем месте, в кабине автобуса марки МАЗ-103.

— Хороший, вместительный, маневренный автобус. Ласково я называю его крокодильчиком или кузнечиком.

— Каким был самый первый день за рулем автобуса?

— О непростым! Да. Такой мандраж был, такое волнение… Напряжение просто жуткое! Вечером с работы пришла, а у меня все мышцы болят. Я тогда, признаться, даже думала, что все, больше я за руль автобуса не сяду. Но за субботу-воскресенье отдохнула, пришла в себя — и все пошло как надо. Сейчас я даже за выходные успеваю соскучиться по любимой работе.

Кстати, первые несколько недель я ездила с подружкой. Она оказывала мне моральную поддержку и помогала рассчитывать пассажиров.

— Мужчины-коллеги приняли сразу?

— Мне кажется, что да, сразу. Вообще, они молодцы. Чуть что не так — всегда помогут, посоветуют. Хотя сперва, я помню, подтрунивали: мол, кого же ты возить-то будешь — народ к тебе не сядет.

Ведь я и правда переживала, что люди будут осторожничать, опасаться. Дескать, женщина за рулем — мало ли что… Но страхи мои оказались напрасными. Более того, были пассажиры, которые не раз хвалили меня за мягкость и плавность хода, за спокойную манеру движения.

Говорят: «Вот едем с вами и отдыхаем, почти что релаксируем».

— То есть спешить, обгонять — это не про вас?

— Нет, не про меня. Я еду в соответствии с графиком. И никогда никуда не тороплюсь. А зачем?

Мама волновалась, муж возражал

— Стаж у вас пока небольшой?

— Да, пока небольшой. Здесь, на предприятии, в МУП «Иркутск-автотранс», я работаю семь лет. Из них чуть меньше года — водителем автобуса. До этого трудилась заведующей складом.

— Что же подвигло к перемене деятельности?

— Не знаю. Засиделась, наверное. Я давно уже, глядя на водителей, думала: «Вот ведь везет — целый день в движении, в живом общении с людьми. Минимум рутины, максимум впечатлений». В итоге взяла да и пошла учиться. И через полгода сдала на категорию D.

— Близкие одобрили?

— Да нет, не очень-то. Сперва и мама переживала, и муж был не в восторге. Он у меня и сам водитель автобуса, работает на предприятии уже 28 лет. Поначалу он меня отговаривал: дескать, и мужикам-то иной раз сложно бывает. Но я не послушалась, пошла учиться — молча, никому ничего не сказав.

— А потом?

— Ну а потом родные смирились. Да и, честно говоря, им не привыкать. В 2006 году я уже успела выучиться на водителя троллейбуса и даже поработать на «единичке». Но мне было слишком неудобно добираться до работы. В итоге я ушла.

Сейчас, к слову, муж говорит, что гордится мной. И мне это приятно. Кстати, за последние 30 лет я первая женщина-водитель на предприятии. Когда-то, еще в 80-х, на одном из маршрутов здесь работала женщина. С тех пор никого.

— Часто ловите на себе удивленные взгляды?

— Часто, очень часто. Особенно в первое время — и водители встречных машин удивлялись, и пассажиры, и просто прохожие… Сейчас, конечно, пассажиры привыкли. Я ведь езжу на одном и том же маршруте — Ново-Ленино — Иркутск II. И многих своих пассажиров я знаю в лицо. Знаю, где кто зайдет, где кто выйдет.

— С пассажирами везет?

— Да, везет. Никаких эксцессов, никаких нарушений. Напротив, все вежливые, учтивые, доброжелательные.

Перед Новым годом даже конфетами угощали, шоколадками, мандаринами.

— Приятно?

— Конечно, приятно. Есть даже пассажиры из числа бабушек, которые и о семье успеют спросить, и здоровьем поинтересуются.

— В Международный женский день тоже, наверное, немало поздравлений будет?

— Думаю, что да. Хотя 8 марта у меня выходной. Буду отмечать праздник дома, в кругу семьи.

— Считается, что если уж представительница слабого пола занимается типично мужской работой, то это непременно должно сказаться на ее характере…

— Нет, я так не думаю. Откровенно говоря, я не очень понимаю, почему водитель автобуса считается типично мужской работой, а вот, скажем, водитель троллейбуса — нет. Лично мне работа на троллейбусе кажется еще сложнее. Там ведь чуть что — выбегать нужно, штанги опускать. В этом отношении с автобусами легче.

— Неужто вы и с мелким ремонтом справляетесь?

— Нет, я в случае чего сразу к слесарям бегу. Хотя лампочки я уже меняю, конденсат сбрасываю, с маслом справляюсь. Думаю, многое еще впереди.

Всякий раз водитель Елена Гильдибрант спешит на работу с радостью и удовольствием. А между тем просыпаться приходится рано. Чтобы успеть выехать на линию вовремя, Елена встает в 5.20 утра.
Всякий раз водитель Елена Гильдибрант спешит на работу с радостью и удовольствием. А между тем просыпаться приходится рано. Чтобы успеть выехать на линию вовремя, Елена встает в 5.20 утра.
Загрузка...