Две с половиной тысячи ювелирных швов

Православные иконы вышивает Екатерина Силич

— Несколько поколений моих предков по женской линии занимались вышивкой. Нас в семье было четыре девочки, и всех мама научила и вязать, и вышивать. Учила ненавязчиво, без принуждения, как будто понимала, что нам самим по нраву эти исконно сельские девичьи занятия. Навыкам вязания и вышивания я обучилась довольно быстро, но так и не освоила методику прядения — видимо, не лежала к этому душа. Зато с вязанием дела шли отлично: уже в юности могла похвастать собственноручно изготовленными варежками двухслойной вязки, причем с рисунком, — говорит мастерица из с. Ахины Екатерина Силич.

Иконы как венец творчества

— С вышивкой, правда, было чуть сложнее, — продолжает Екатерина Александровна. — Вероятно, оттого, что эта работа очень кропотливая, требует внимания и усидчивости. Но, как говорится, терпение и труд все перетрут. Постепенно я стала расшивать разнообразными узорами простые салфетки, затем рушники, позже взялась за сорочки. И хотя сейчас мне уже за семьдесят и зрение немного подводит, я стараюсь находить время и прилагать усилия для создания очередной вышивки или вязаной вещи.

В личной коллекции нашей героини несколько десятков вышеупомянутых предметов обихода, украшенных эксклюзивными орнаментами и рисунками. Вышивка икон — венец творческой деятельности Екатерины Силич. В первую очередь большое значение имеет духовная составляющая — нужно проникнуться смыслом создаваемого на полотне образа. Плюс нужно не бояться кропотливого труда.

 — Сверху вниз насчитывается 19 квадратов, в каждом из которых по сто клеточек. Слева направо — четырнадцать, — повествует о нюансах канвовой вышивки икон Екатерина Александровна. — Итого в процессе создания религиозного полотна я делаю 2240 ювелирных швов. Но этот труд не в тягость, поскольку я человек крещеный и верующий. Сейчас стало легче — эскизы свободно продаются в церковных лавках и даже в магазинах, а запас канвы у меня хранится с шестидесятых годов прошлого столетия — тогда этот материал был намного качественнее современного. То же можно сказать и о нитках мулине: ныне произведенные либо рвутся, либо быстро выцветают. Видимо, руководствуясь каким-то чутьем, я впрок запаслась материалом в XX веке.

Завидное постоянство

«Учитель начальных классов Ахинской общеобразовательной школы» — единственная запись в трудовой книжке Екатерины Силич. На протяжении четырех десятков лет она преподавала в начальных классах.

— Родилась я в селе Харазаргай Эхирит-Булагатского района.  После окончания Боханского педагогического училища была направлена сюда, в село Ахины.

Ее профессиональная деятельность не ограничивалась педагогическим номинативом. Мастерица по призванию, она старалась приобщить заинтересованных ребят к вязанию и вышивке. И ей это удавалось.

— Я видела искреннюю заинтересованность мальчишек и девчонок. Поэтому мне даже не было жалко пряжи и мулине из собственных запасов, лишь бы мои воспитанники нашли для себя дополнительное увлечение.

Сегодня Екатерина Александровна, как и несколько десятков лет назад, продолжает заниматься любимыми делами: вязанием и вышивкой. И это притом, что она еще держит домашнее хозяйство — коров и овец. Впрочем, за животными ей помогают ухаживать постоянно наведывающиеся в гости трое сыновей, давно нашедшие свое место в жизни и устроившиеся в Иркутске. Кстати, они против того, чтобы матушка занималась полюбившимся ей с детства рукоделием, — зрение уже не то. Правда, Екатерина Александровна их не слушается.

baikalpress_id:  99 722