Два в одном

Каким было село Середкино до затопления 

Вот так бывает. Живет-живет человек, а потом вдруг, казалось бы, ни с того ни с сего его начинают мучить вопросы, которые хотя бы раз в жизни задает себе каждый из нас. С чего начиналась наша малая родина? Кто первым поселился в этих краях? Как жили здесь мои предки?

Рита Григорьева, библиотекарь из села Середкино Боханского района, почувствовала необходимость заняться краеведческой работой в 2002 году. С тех пор она посещает архивы, изучает документы, собирает воспоминания старожилов. До нее этой работой в селе не занимался никто. «Давно надо было взяться, когда живы были еще старики. Я ведь здесь с 1981 года работаю», — жалеет она. Но и того, что уже собрала Рита Алексеевна, хватит, чтобы село Середкино не осталось без своей истории. В нашем деле — сборе материала и рассказе о затоплении деревень округа во времена строительства гидроэлектростанций — без ее знаний не обойтись. 

Когда в поленнице лежит рыба

Современное Середкино раскинулось на берегах Ангары. Сейчас многие уже подзабыли, что в середине XX века здесь было пустое место, а деревни Нижнее Середкино и Верхнее Середкино располагались ниже того места, где сейчас стоят дома.

 — Изначально власти хотели перевезти жителей в другое место, которое находилось по Балаганскому тракту. Оно, в отличие от того, где в итоге поставили село, было ровным, с хорошим микроклиматом. Уже и план нарисовали, где какой дом стоять будет. Но потом оказалось, что туда ехать дорого. И жители двух деревень оказались здесь. Для того чтобы людям можно было обустроиться, распахали плоскогорья и выкорчевали лес, — говорит Рита Григорьева.

Об истории Нижнего и Верхнего Середкино информации сохранилось немного. Известно, что первые сведения о деревнях появились в 1874 году в книге ученого Чекановского «Геологические исследования Иркутской губернии». В основном здесь проживало русское население. У многих была, да и по сей день остается, фамилия Середкины. Но кто и зачем впервые поселился в этом сибирском краю, пока установить не удалось. Правда, известен любопытный факт: в 1905 году почему-то именно здесь был проведен бурятский съезд.

— Собирать сведения приходится по крупицам. Зато, когда удается раскопать что-то новое, интересное, это настоящее событие. Вот, например, удалось установить, что Нижнее Середкино было побогаче Верхнего. Там жил купец Красильников. Говорят, человек он был хороший. От него остался большой дом, в котором в годы советской власти был клуб. Кроме того, были школа и изба-читальня. Части старинных зданий еще можно найти в перестроенных домах Середкино, а часть так и ушла под воду, — рассказывает Рита Алексеевна.

Сама библиотекарь родилась в Евсеево. Это некогда большое село постигла та же печальная участь. После затопления жителей перевезли в новое место, но их там начало топить, в итоге люди разъехались кто куда. Кстати, когда перевозили Середкино, то тоже немного  не рассчитали, и жителям одной из улиц пришлось дважды переставлять свои дома, чтобы их не топило.

— После затопления мы потеряли острова, которые были на реке. Островов было три. На них росли дикий лук, цветы, были сенокосные угодья. Летом там пасся скот. Ангара раньше была уже, зато рыбы было невероятное количество. Я помню, что рыбу раньше складывали в поленницу, как дрова, и возили продавать ее в Черемхово. А на вырученные деньги в Черемхово покупали себе обновки, — говорит Рита Григорьева. — Я тогда была маленькая, но какие-то вещи врезались в память на всю жизнь.

«Это был сильный стресс» 

Более подробно помнят те годы супруги Карабельниковы. Галина Егоровна родилась в Нижнем Середкино, а Александр Алексеевич в Верхнем. Деревни стояли рядом друг с другом, расстояние было невелико — километра полтора. Но молодые люди познакомились друг с другом только после затопления — на танцах в местном клубе.

— Мы тогда были подростками, все помним очень хорошо. У людей был шок. Тогда совпало много факторов: и денежная реформа, и переход из колхоза в совхоз. А тут еще этот переезд… Многие люди побросали все и уехали. Тем, кто решил остаться, государство выплатило небольшие деньги, рублей по 120—150. Дома перекатили, поставили их по старому порядку и стали жить на новом месте, — говорит Александр Карабельников.

С тех пор с карты исчезло много деревень. И не только из-за затопления. Заимки Кондой, Шинтуй, Улитина, Лаптево — список можно продолжать очень долго.

— Мне особенно жалко даже не деревни, а острова. Помню остров Хабутай. Чего я там только не ловил: и ленка, и хариуса, и тайменя, и налима. А сейчас в основном окунь ловится. Ездили рыбачить на лодках, ставили сети или просто удили. А сколько было ягод, цветов!.. Мы сюда, на гору, и не ходили никогда, — вспоминает Александр Алексеевич.

Карабельниковы вспоминают, что вода шла постепенно. Деревни иногда топило в половодье, и многие, особенно люди старшего поколения, надеялись, что вода схлынет и можно будет остаться на насиженных местах.

— Это был сильный стресс. Люди плакали. Последней перевозили бабку Ульяну. Она ехать отказывалась. Правда, потом она еще долго прожила, почти до 90 лет, но всегда вспоминала прежний дом, — говорит Галина Карабельникова. — Сейчас уже мало в Середкино осталось людей, кто это все помнит. Мы состарились, воспитали шестерых детей. Теперь вот уже шесть правнуков. Пусть хоть они почитают и узнают, что была когда-то другая жизнь, было другое Середкино.

Иллюстрации: 

Рита Григорьева собрала историю Середкино
Рита Григорьева собрала историю Середкино
Александр Карабельников: «Мы с женой состарились, воспитали шестерых детей. Теперь вот уже шесть правнуков. Пусть хоть они почитают и узнают, что была когда-то другая жизнь, было другое Середкино».
Александр Карабельников: «Мы с женой состарились, воспитали шестерых детей. Теперь вот уже шесть правнуков. Пусть хоть они почитают и узнают, что была когда-то другая жизнь, было другое Середкино».
baikalpress_id:  103 865