Два чемодана счастья

Более полувека назад судьба свела Татьяну Михайловну и Николая Михайловича в Чехословакии

Скромная девушка из Свирска Татьяна и секретарь комитета комсомола Иркутского сельхозтехникума Николай познакомились в 1965 году во время поездки в соцстрану по комсомольской путевке. И там, в Чехословакии, молодые люди поняли, что нашли друг друга. В феврале нынешнего года супруги Лаптевы отметили золотую свадьбу. Сейчас, в свои семьдесят с хвостиком, они заняты дачей, хозяйством, внуками. «Коля у меня как был активистом, когда мы познакомились, так им и остался, и в хоре поет, и председателем совета ветеранов его выбрали», — с гордостью рассказывает Татьяна Михайловна про мужа.

Татьяна Михайловна родилась в селе Михайловка, тогда еще Усольского района, в многодетной семье. После окончания школы она поступила в Свирский химико-технологический техникум.

— Честно говоря, в Иркутск ехать побоялась, — признается Татьяна Михайловна, — я девушка деревенская, да и от родителей далеко. Техникум обучал специалистов для работы на заводе «Востсибэлемент», где выпускали аккумуляторы. На заводе я проработала два года, и тут дали 4 комсомольские путевки в Чехословакию. Меня выбрали, и я поехала.

Николай Михайлович родился в селе Травино Камызякского района Астраханской области. Отец умер от ран на войне, когда Коля был совсем еще маленьким. Мама осталась одна с шестерыми детьми. Детство было голодным. Николай окончил 10 классов, потом Астраханское строительное училище. Успел немного поработать в Магнитогорске, строил вокзал, оттуда его призвали в армию.

— В 1961 году заканчивался срок службы в армии, и к нам с Братской ГЭС приехали вербовщики, — вспоминает Николай Михайлович. — Я попал в этот оргнабор. А в том году для тех, кто ехал на всесоюзную стройку, дали льготы для поступления в вуз — на тройки сдашь и поступишь. Вот я ехал в Братск, заехал по дороге в Иркутск, говорю ребятам: «Попробую поступить. Не получится — приеду на стройку». Но я поступил и ГЭС строить не поехал. Учился, был активистом, и меня секретарь райкома попросила совмещать учебу и должность освобожденного секретаря комитета комсомола Иркутского сельхозтехникума. Я согласился — к стипендии еще и оклад 90 рублей. И тогда мне тоже дали путевку в Чехословакию.

В Чехословакии Татьяна и Николай как-то сразу поняли, что они одно целое. Группу отправили на неделю в спортивно-оздоровительный лагерь. А там общие игры, мероприятия, свежий воздух, романтика…

— Таня красавица была, она мне сразу очень понравилась, — говорит он. — А потом я присмотрелся и понял, что она еще и умная, и хорошая.

Молодые люди решили пожениться. Но обстоятельства складывались так, что им еще целый год пришлось жить раздельно. Татьяна вернулась в Свирск. В октябре 1965 года Николай Михайлович еще учился в университете, но ему уже предложили работать ассистентом на кафедре истории. Он согласился, досрочно защитил диплом. Но жить продолжал в студенческом общежитии.

— Вот и ездил целый год в Свирск по выходным: первые полгода как возлюбленный, потом — как муж, — вспоминает Николай Михайлович.

Свадьбу сыграли 6 февраля 1966 года. На ресторан и фотографа денег не хватило, все было скромно, но по-студенчески весело. На обороте одного из свадебных любительских снимков Николай написал в шутку: «Прощай, прощай, моя свобода!»

Летом терпение молодых лопнуло. Муж забрал свою жену из Свирска и сначала увез в свадебное путешествие к себе на родину — познакомил с мамой, братьями и сестрами. А перед отъездом ему удалось решить квартирный вопрос, и в Иркутск молодая семья вернулась уже в комнатку семейного общежития университета. В то время оно располагалось в здании Харлампиевской церкви на углу улиц Горького и 5-й Армии.

— Мы жили на самом верхнем, третьем этаже, — рассказывает Татьяна Михайловна. — Переехали — у каждого по чемодану, вот и все счастье. Университет временно дал две металлические кровати, стол и шифоньер. Холодильника не было. Родители могли помогать только продуктами. Приезжали мы к ним на электричке, обратно везли полные рюкзаки: кусок мяса, капуста, картошка… Ужин приготовили — пришли соседи в гости, все съели. Но тогда мы были молодыми, и эту комнатку я воспринимала как рай.

Целый месяц после переезда в Иркутск Татьяна не могла найти работу по специальности. И когда на радиозаводе ей предложили стать ученицей гальваника, девушка согласилась. Правда, мастер из соседнего цеха, заметив девушку, на следующий же день забрал ее к себе мастером ОТК.

В 1967 году родился первенец — сын Андрей. В то время послеродовой больничный длился всего два месяца, месяц Татьяна взяла в счет отпуска и еще три — за свой счет. И когда малышу исполнилось полгода, маме пришлось выйти на работу.

— Отдали мы его в ясли, — вспоминает Татьяна Михайловна. — Мой завод работал с 7.30, я вставала в шесть и уезжала. Молодой папа сам собирал Андрюшу и нес его в ясли на улице Халтурина. Сын очень часто болел, больничный давали только на неделю, а потом можно было еще сидеть по справке, но ее уже не оплачивали.

Когда сыну исполнился год, Лаптевым дали квартиру в деревянном доме. В 1968 году Николай Михайлович начал учебу в аспирантуре, в 1971-м защитил диссертацию. Писал по ночам, детская кроватка стояла рядом с его рабочим столом. Успокаивал сына, давая выспаться маме. Николай Михайлович вообще был отличным папой — легко мог постирать ползунки, самостоятельно накормить ребенка, уложить спать.

— После аспирантуры моего научного руководителя перевели в институт иностранных языков — заведовать кафедрой общественных наук, — рассказывает Николай Михайлович. — И он меня к себе забрал. И я там проработал до 2015 года. Я бы еще работал, силы-то есть, но все эти перипетии с сокращением специальностей вынудили меня уйти. Так что мой общий педагогический стаж, получается, 50 лет.

В 1973 году родилась дочка Наташа. С ней было уже проще: и опыт у молодых родителей был, и больничный после родов давали до года. Через два года семье дали трехкомнатную благоустроенную квартиру, в которой супруги и живут до сих пор.

Когда дети пошли в школу, все собрания и вызовы к директору достались Николаю Михайловичу. Вызовов было много: у Андрея с учебой было все хорошо, а вот с поведением… Наташа, наоборот, и училась на «отлично», и вела себя примерно.

— Папа наш — миротворец, никогда Андрея сильно не ругал, сын скорее от меня мог тумаков дождаться, — смеется Татьяна Михайловна. — Мама Николая Михайловича, когда приезжала к нам в гости, говорила: «Таня, ребятишек держи в строгости! От Кольки нету толку, он воспитатель никакой!»

Папину мечту дети не исполнили — они не стали ни историками, ни юристами. Андрей получил техническую специальность, но ушел в бизнес, а Наташа стала математиком. Сейчас у Лаптевых уже два взрослых внука.

На просьбу поделиться секретами семейного счастья Николай Михайлович и Татьяна Михайловна лишь пожимают плечами.

— Мы всегда все решали вместе, — делится Татьяна Михайловна. — По мелочам, конечно, ссорились, но крупных разногласий не было. Получки складывали, распределяли: это на еду, это можно отложить на большие покупки. В первую очередь одевали Николая — он преподаватель все-таки.

— Если Таня протестовала против чего-то, она замолкала, — делится Николай Михайлович. — Молчит день, два, три. А потом само собой проходит, начинаем разговаривать, жизнь пошла дальше.

— Никто не идеален, — продолжает Татьяна Михайловна. — Вот Коля — человек интеллигентный. А лавочку мне сделал — две доски, сверху еще одну положил, два гвоздя забил, все. Поставили на нее ведро, а она качается! Да ерунда это все, это не главное. Главное — взаимопонимание и общие дела. Дети всегда были с нами, и в гости к друзьям, и в поездки, на выходные на лыжах — везде их с собой брали, никогда одних не оставляли. Никогда друг с другом не сюсюкали, просто жили. Вместе.

P. S. Когда настало время сфотографировать супругов Лаптевых, Николай Михайлович так нежно обнял свою жену, что Татьяна Михайловна даже застеснялась. А в глазах у обоих  вспыхнули счастливые искорки.