Думая о природе, не забывать о людях

Сергей Тен добивается, чтобы законопроект о Государственной экологической экспертизе был принят в ближайшее время

В чем проблема?

В течение двух лет, начиная с 2014 года, 356 муниципальных образований Иркутской области (всего их 472) не могут получить разрешение на строительство. На огромной территории, где проживает более миллиона человек, сорваны сроки ввода жилья и социально-культурных объектов. В 2015 году количество квадратных метров, на которые выданы разрешения, сократилось на 57,4 процента. По прогнозам специалистов, в ближайшее время ситуация вряд ли улучшиться и в лучшем случае показатели сдачи жилья удержатся на низком уровне. Негативную тенденцию в строительном секторе региона многие наверняка свяжут с неустойчивым курсом российского рубля, мировыми санкциями, и будут неправы. На самом деле проблема тесно связана с экологическим законодательством.

Почему так получилось?

Самое время вспомнить июль 2014 года, когда Государственная дума РФ приняла поправки в Федеральный закон «Об охране озера Байкал».

В документе среди прочего подробно расшифровывается такое понятие, как Байкальская природная территория. В нее парламентарии включили само озеро, водоохранную зону, прилегающие особо охраняемые природные территории, а конкретно три заповедника, два национальных парка, 16 заказников, шесть рекреационных местностей и 62 памятника природы. Кроме этого под экологическое законодательство попала территория вокруг Байкала шириной 200 километров. Новый закон существенно ограничил использование земельных участков в границах БПТ, в частности, без положительного заключения государственной экологической экспертизы запретил строительство новых и реконструкцию действующих объектов. Вне закона — нефтепроводы, газопроводы, предприятия без бессточных систем водопользования и даже дороги, за исключением тех, что необходимы для функционирования жилых и хозяйственных объектов.

На первый взгляд, принятые поправки можно только приветствовать, а парламентариям, принявшим их, аплодировать, но...

Что попало в запретную зону?

Под действие природоохранных законов среди прочих попали Ангарский, Усольский, Черемховский, Шелеховский районы. Кто хоть немного дружит с географией, знает, насколько далеко муниципалитеты расположены от Байкала. Фактически под запрет попало 52 процента территории Иркутской области, где, повторимся, запрещено строительство новых объектов и реконструкция действующих до получения положительной экспертизы. На практике разрешение на строительство приходится ждать от нескольких месяцев до полутора-двух лет. Закон суров, кому-то покажется, что несправедлив, но это закон.

К слову, ситуация у наших восточных соседей еще хуже: в границы БПТ вошла практически вся территория Бурятии, за исключением Баунтовского, Муйского, Окинского районов.

Что предлагает Сергей Тен?

Законопроект Сергея Тена, внесенный в Госдуму, предполагает проведение экспертизы только на территории, которая включает в себя Байкал с островами, прилегающую к озеру водоохранную зону и особо охраняемые природные объекты. Для остальных муниципалитетов, по мнению парламентария, необходимо отменить повышенные требования, введенные в экологическое законодательство.

Важнейшую инициативу депутата Сергея Тена одним из первых поддержал председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев.

«Мне кажется, что задача государства — найти золотую середину, соблюдая экологические стандарты и в то же время не связывая руки инвесторам, которые заинтересованы в развитии региона», — поделился своим мнением премьер-министр на встрече с региональным активом партии «Единая Россия» во время визита в Иркутск в начале июня текущего года.

Сергей Тен намерен заручиться поддержкой своих коллег по Госдуме, чтобы законопроект о государственной экологической экспертизе был принят, поскольку он жизненно необходим для успешного развития территорий Приангарья, находящихся на значительном отдалении от Центральной экологической зоны Байкала, но формально подпадающих под действие природоохранных законов.

В общей сложности более миллиона жителей Иркутской области, независимо от того, на каком расстоянии — в 200 метрах или 200 километрах от берега, — стали невольными заложниками принятых депутатами Госдумы поправок в Федеральный закон «Об охране озера Байкал». Без положительной государственной экологической экспертизы невозможно построить объект или реконструировать действующий. На практике заключение приходится ждать от нескольких месяцев до года
В общей сложности более миллиона жителей Иркутской области, независимо от того, на каком расстоянии — в 200 метрах или 200 километрах от берега, — стали невольными заложниками принятых депутатами Госдумы поправок в Федеральный закон «Об охране озера Байкал». Без положительной государственной экологической экспертизы невозможно построить объект или реконструировать действующий. На практике заключение приходится ждать от нескольких месяцев до года
Загрузка...