Дорога жизни

Бамовская мехколонна строит автомагистраль в 45-градусный мороз

На севере Иркутской области на прошлой неделе погода стабильностью не отличалась. В среду в окрестностях Чуны было -15, а утром на следующий день уже -45. Для жителей южных районов Приангарья холод весьма ощутимый, для чунарей — в общем, привычный, но лишний раз выходить на улицу здесь все равно воздерживаются. Тем удивительнее оказалось узнать, что в столь крепкие морозы в 50 километрах от райцентра круглосуточно идет строительство автомобильной дороги. 

Стратегическая трасса 

Участок автодороги Тайшет — Чуна — Братск начали строить еще в январе. Эта трасса для северных районов Иркутской области, без преувеличения, стратегическая. Смешно сказать: на дворе XXI век, а такие крупные города, как Тайшет и Братск, до сих пор не связаны единой автомобильной магистралью. Есть только зимник, по которому не каждый решится проехать, а летом дорога вообще непроезжая — относительно пригодна она лишь для лесовозов и тракторов.

Приходится ездить по Московскому тракту через Тулун. От Тайшета до Тулуна 300 километров, от Тулуна до Братска еще 200 километров. Итого 500. Прямая дорога короче на 240 километров, то есть практически вдвое. Неудивительно поэтому, что весь север Иркутской области, а также Якутия и северная часть Бурятии десятилетиями ждали эту трассу.

По проекту и техническому заданию этот участок дороги должен строиться два года — 2016-й и 2017-й. Но в ООО «ЗБСМ МК-162» — организации, получившей подряд на строительство, — решили по-другому. Посмотрели, проанализировали — можно уложиться за один год. И, как говорили раньше, приняв повышенные обязательства, начали работать. Понятно, что при таком раскладе крепкий мороз, под 50, не повод для остановки строительства. Чтобы рационально использовать технику и людские ресурсы, 11-километровый участок будущей магистрали строят с двух сторон — с востока и запада.

Бамовская философия 

Для нынешней ситуации такая строительная героика, мягко говоря, удивительна. Но «ЗБСМ МК-162» — компания не совсем обычная. Это бывшая бамовская мехколонна № 162. ЗБСМ так и расшифровывается — Замбамстроймеханизация, а МК — это мехколонна. Ну а в бамовской мехколонне и философия бамовская — раз люди ждут, надо строить быстрее.

ООО «ЗБСМ МК-162» — единственная мехколонна на территории Иркутской области, оставшаяся от некогда мощного бамовского треста. Еще одна работает на территории Бурятии. Остальные — порядка десяти мехколонн — не выдержали конкуренции и развалились. Почему? Вопрос, скорее, риторический. Может, бамовская романтика не позволила вписаться в жесткие рыночные рамки. Может, в какой-то момент у руководства предприятий оказались не те люди. В итоге люди с бамовским опытом и закалкой повсеместно остались без работы.

В мехколонне № 162 сложилось все по-другому. С 1990 года ей руководит Камиль Курбайлов. В 1975 году он по комсомольской путевке приехал на БАМ из Дагестана. Начинал плотником, бетонщиком, вальщиком леса — в общем, попробовал себя едва ли не во всех специальностях. Тут же, в Кунерме, женился, создал семью. В общем, обычная бамовская биография. И даже назначение директором мехколонны для такой биографии — отрадный, но вполне обычный момент.

Необычности начались уже в 2000-х. Неповоротливый и совсем не рыночный трест «Запбамстроймеханизация» агонизировал и тянул за собой мехколонны. Можно было смириться и утонуть вместе с ним. Но Курбайлов решил биться до последнего. Было принято решение выйти из состава треста, но трест был против. Пошли многочисленные суды, базу мехколонны пытались захватить. Сотрудники МК-162 вместе с директором держали оборону.

В итоге отделились. И оказалось, что бамовские навыки в комплексе с нормальным, современным руководством вполне востребованы. Мехколонна успешно возводила объекты на севере Иркутской области, в Якутии, на Сахалине, в Читинской области.

А в прошлом году мехколонна провела реконструкцию Байкальского тракта — с 8-го по 12-й километр. И тоже, между прочим, сдала досрочно. На месяц.

В этом году работы на Байкальском тракте продолжатся, а пока коллектив ООО «ЗБСМ МК-162» возводит дорогу Тайшет — Чуна — Братск.

Ударная стройка 

В мехколонне есть железное правило, установленное Камилем Курбайловым: в первую очередь на работу брать бамовцев. Только вот осталось их не так много, некоторые из них трудятся сейчас на строительстве дороги возле Чуны.

Например, Владимир Тихонович Гуркин, бульдозерист. По его собственному признанию, он даже не помнит толком, с какого времени начал строить дороги. Примерно с 1976 года, говорит, а может, и раньше. В мехколонне № 162 он уже двадцать лет. Работал на возведении вторых путей железнодорожной ветки Тайшет — Лена, на строительстве дорог Верхнечонского месторождения.

Еще один человек с легендарной фамилией — это Василий Стельмах, сын знаменитого бамовца Василия Ивановича Стельмаха.

О Василии Ивановиче рассказывали едва ли не все газеты страны, в том числе и наша «Советская молодежь». Он приехал в Сибирь после службы в армии, строил дорогу Абакан — Тайшет. Когда объявили о начале возведения БАМа, прибыл на магистраль одним из первых. Поскольку уже имел определенный опыт в дорожном строительстве, сразу попал в мехколонну № 162 треста «Запбамстроймеханизация». За его плечами, помимо собственно БАМа, еще порядка трех десятков объектов: дороги Хребтовая — Усть-Илимск, Чита — Хабаровск, Ныш-Лунский залив на Сахалине, Лугокан-Нарын — все и не перечислить. Четыре года назад Василия Ивановича не стало, но сын продолжает дело отца.

— Он практически всему научил меня с азов. Всем, что я знаю и умею, я обязан отцу, он дал мне путевку в жизнь, — говорит Василий Стельмах-младший. — Я начинал в мехколонне двадцать лет назад учеником сварщика, сейчас нахожусь на должности старшего прораба или начальника участка.

Первая и основная задача, которая стоит перед Василием Стельмахом, — это контроль за качеством работ. Под его пристальным вниманием весь технологический цикл. Вторая и не менее важная задача — рациональное распределение техники.

Тут стоит заметить вот что: трасса Тайшет — Чуна — Братск — это не просто дорога. Это сложный технический комплекс, где есть мосты и трубы, которые специалисты называют малыми водопропускными сооружениями. С недавних пор мехколонна все подобные объекты возводит самостоятельно, не привлекая субподрядчиков. И вот сейчас на трассе готовятся к строительству 85-метрового моста через речку Зеканчик.

Возводить мост в 40-градусный мороз — это немного похоже на фантастику. Однако старший прораб Владимир Вага не видит здесь ничего особенного. Это обычный объект, считает он, и обычная технология, уже опробованная на других участках.

— В данный момент мы готовимся строить мост через реку Зеканчик, — объясняет подробности «фантастической» технологии Владимир Вага. — Делаем щиты для ростверков, опалубку для бетона, арматурные каркасы для фундаментов, вяжем сетки. Одновременно готовим щиты для тепляков, чтобы обогревать бетон.

Тепляки — это что-то вроде небольшого домика, внутри которого будут заливать опору будущего моста. В домике ставят несколько тепловых пушек, которые будут поддерживать температуру, необходимую для нормального застывания бетона. Потом в опалубку подадут бетон, и так будут установлены все четыре опоры. Сначала две русловые, потом две береговые.

Возникает вопрос: а зачем нужен этот трудовой подвиг? Не проще ли все сделать ну хотя бы в мае, когда температура пойдет в плюс? Оказывается, нет.

— Это речка маленькая, — говорит Владимир Вага, — но, как говорят старожилы, своенравная — разливается широко, поднимается высоко. Так что нам сюрпризов не надо. До весны требуется полностью сделать фундамент, поднять опоры, смонтировать ригеля и железобетонные балки — то есть выйти на верхний уровень, чтобы потом не зависеть от воды.

Владимир Николаевич тоже один из участников ударной комсомольской стройки. Точнее сказать, сразу трех: лесопромышленного комплекса, города Усть-Илимска и Усть-Илимской ГЭС. Многие, наверное, уже не помнят, но Усть-Илимск когда-то так и называли — городом трех ударных комсомольских строек. Сейчас тут давно уже ничего не возводится, и Владимир Вага перешел в мехколонну.

От Урала до Амура 

Руководит строительством дороги Сергей Борисович Волов. Он настоящий бамовец. Его родители работали в мехколонне № 70. Сергей Борисович рос в атмосфере комсомольских строек, и, когда окончил Иркутский институт железнодорожного транспорта, перед ним не стоял вопрос, куда идти. Конечно, БАМ! С 1979 года он работал в тресте «Запбамстроймеханизация», потом — директором мехколонны № 70…

— А сейчас я решил поучаствовать в строительстве дороги под руководством Камиля Магомедовича, — завершает свой небольшой автобиографический рассказ Сергей Волов.

Он рассказывает, что сейчас в мехколонну № 162 стараются устроиться люди со всей России. Здесь, в чунской тайге, работают представители Дальнего Востока, Урала, Западной и Восточной Сибири. Конкурс огромный, и коллектив формируется прежде всего по профессиональным качествам. Ну и основные преференции — бамовцам.

— Желание устроиться к нам на работу считаю вполне нормальным, — говорит Сергей Волов. — Ведь строитель дорог — одна из самых интересных профессий. Именно дороги обеспечивают жизнь.

  • Справка «СМ Номер один»

Участок автодороги Тайшет — Чуна — Братск — дорога четвертой категории. Ее длина — 11 километров. На ней расположены два моста по 85 метров, четыре примыкания, три пересечения, 14 водопропускных труб.

Объем переработанного грунта — 460 тысяч кубометров.

Загрузка...