Домой — в тайгу

«Копейка» продолжает следить за судьбой Вани Сафонова, единственного ученика из Чинонги

Последними уроками для учащихся седьмого класса в расписании школы-интерната в Бутаково значились история и музыка. Два небольших отрезка ничто по сравнению с бесконечно долгими летними каникулами, которые практически уже стояли на пороге. Природа — единственный, кто был против такого расклада: на улице дул холодный ветер, а на нераспустившиеся кисти черемухи сверху сыпалась снежная крупа. Тем не менее младшие школьники (в классификации старшеклассников — мелкие) играли в резинку, по очереди отрабатывая разнообразные прыжки. Почти пасторальная картинка была хорошо видна из кабинета истории, однако ученикам седьмого класса было не до этого: Алена Геннадьевна Жохова напомнила о годовой контрольной работе, о том, как важно сосредоточиться, чтобы не перепутать исторические даты и события.

С Иваном Сафоновым мы не виделись год, точнее учебный год. В конце прошлого лета в одной компании нам довелось выбираться из таежной Чинонги: подросток шел в школу-интернат, мне предстояло вернуться в редакцию, чтобы написать материал.

Опубликованный вскоре репортаж, а также вышедший параллельно в эфире областного телевидения сюжет ненадолго сделали Ивана звездой интерната, но не освободила от ежедневных занятий, где дела шли не всегда блестяще. Хотя, по словам учителей, Ваня старался хорошо учиться, постоянно участвовал во внеклассных мероприятиях.

Неожиданным, поэтому вдвойне приятным бонусом стала посылка студентов Иркутского государственного университета: молодые люди, прочитав репортаж, прислали школьнику спортивную форму и сладости.

За год Иван остался верен мечте — он по-прежнему намерен остаться в тайге, предварительно получив диплом охотоведа. Возможно, кто-то скажет, что ничего удивительного в этом нет — парень вырос в лесу, поэтому желание быть, например, промысловиком естественно. Но далеко не все горят желанием вернуться на малую родину. Вот старшие товарищи по интернату — Иван Карнаков и Валентин Аверьянов, оба из Вершины Тутуры, посматривают в сторону Иркутска: Иван планирует попробовать свои силы, поступив в техникум физической культуры, Валентин задумался о техническом университете.

Интернат — не просто школа, это, по сути, дом, ставший родным как минимум на полгода.

Прошли очередные сорок пять минут, наступила большая перемена, школьники идут обедать — к слову, в интернате пятиразовое питание. После уроков за воспитанниками приглядывают дневные и ночные няни, они почти как мамы — заботливые и строгие одновременно. Даже если не хочется выполнять домашнюю работу (как выяснилось, успеваемость на желание не влияет), все равно приходится открывать учебники — няни-мамы бдят.

Однако, как бы ни было хорошо в интернате, дома все равно лучше. Накануне нашего визита выяснилось, что долгожданный марафон Ивана до Чинонги может отложиться на неопределенное время. Семен Георгиевич, опекун Вани, с трудом дошел до Тырки, оттуда дозвонился до интерната, сообщив, что дорога до Шевыкана отрезана плотной завесой лесного пожара, на отдельных участках видимость нулевая, поэтому придется подождать. Несколько бригад парашютистов-десантников пытались локализовать очаги, однако все тот же дым не давал понять, насколько успешны их усилия. 

Разрешил ситуацию проливной дождь, зарядивший с вечера. Утром, когда информационные агентства разносили новость, что успешно потушены очаги, в том числе в Качугском районе, Семен Георгиевич двинулся в сторону Бутаково. А через два дня вместе с Иваном, поправив накопившиеся дела в Качуге, они вновь ушли в тайгу, в родную Чинонгу.

Загрузка...