Дом со львами: тайны и загадки

Некоторые технологии наших предков оказались безвозвратно утерянными

Осенью прошлого года иркутский Дом литераторов, находящийся по адресу улице Степана Разина, 40, ушел на реставрацию. Бывшая усадьба купцов Бревновых, некогда роскошная, дожила до наших дней, но находится в плачевном состоянии. Сегодня реставраторы возвращают ее к жизни, а попутно делают важные открытия о том, как строились и каковы были старинные иркутские купеческие усадьбы.

В этом году сделана самая грязная работа

Краткая «биография» усадьбы Бревновых такова. Она была построена в 1909 году на месте сгоревшей усадьбы для купца Владимира Бревнова молодым и полным оригинальных идей архитектором Николаем Бойковым, получившим петербургское образование. Для Бойкова это был первый крупный заказ в Иркутске. Он вложил в него все буйство своей фантазии и все мастерство. Получился один из лучших иркутских домов в стиле модерн, маленький дворец с выписанной из Италии мраморной лестницей, огромным венецианским зеркалом, уникальным паркетом и деревянной галереей. Стоил такой дом огромных денег.

После революции Бревновы были вынуждены бежать в Харбин. В национализированном особняке в разное время размещались английское консульство (кабинет здесь занимал генерал Морис Жанен, главнокомандующий союзными войсками в Сибири), автомобильное управление 5-й армии, общежития партактива и советского издательства. Общежитие сменила коммуналка. В 70-х главный дом усадьбы отдали Иркутскому отделению Союза писателей СССР. После перестройки здесь кроме писателей разместились арендаторы-коммерсанты, а позже здание закрепили за государственным учреждением «Дом литераторов».

Исследование показало, что главный дом усадьбы, памятник истории и архитектуры федерального значения, нуждается в полной реставрации. Он сильно обветшал, потерял всякий вид. Ремонтировался за все эти годы лишь частично и никогда — капитально. Последний ремонт провели в девяностых. Тогда приводился в порядок и фасад, в том числе реставрировали львиные морды — отличительную особенность этого дома. Как отмечают сейчас реставраторы, трогали львов зря. Пара львов была заменена на грубые бетонные копии. У оригинальных львов морды были изящные, вытянутые, как у собак, а бетонные новодельные морды расплылись в лепешку. Хотя усадьба сохранила все свои объекты, реставрируется лишь главный дом. Это неправильно, но таковы на сегодняшний день обстоятельства.

Год назад литераторы выехали, освободив место реставраторам. Основные работы уже выполнены, в том числе усилен фундамент и заменены изношенные коммуникации. Выполнены все работы по стропильной системе, полностью заменено кровельное покрытие. В грядущем году предстоит наиболее сложная и тонкая работа.

Как дом изменится снаружи?

Особенность и сложность работы связана с тем, что первый этаж здания каменный, а второй деревянный. И каменный первый, и деревянный второй были гладко оштукатурены. Оштукатуренных деревянных поверхностей в Иркутске вообще мало.

— Проблема в том, что на деревянной поверхности мокрая штукатурка работает плохо, особенно учитывая возраст дерева в данном случае. Мы будем воссоздавать гладкий фасад, но на другой основе: вместо мокрой штукатурки сделаем вентилируемый фасад по самым современным технологиям. В Иркутске при реставрации такое впервые применяется, — объясняет главный архитектор проекта, эксперт Татьяна Гусева.

Лепнину, которой обильно украшен дом, укрепят на фасадных поверхностях. Декоративные гипсовые львы увезены в реставрационную мастерскую. Те, что были «присобачены» в советское время — бетонные некачественные копии, — будут заменены на более тонкую работу, на гипсовых львов, как и положено. Не исключено, считают реставраторы, что форма львиной головы была снята с оригиналов правильно, но бетон просто расплылся.

В облике дома со львами появится новое, точнее хорошо забытое  старое: деревянная галерея, некогда опоясывающая здание и утраченная полностью. От нее сохранился лишь небольшой балкон, куда литераторы выходили покурить. Второй выход на галерею оказался в пределах туалета и был замаскирован под глухую стену. Галерею восстановят по чертежам Бойкова, сделанным с натуры уже после постройки дома, а также по сохранившимся фотографиям, датируемым двадцатыми годами прошлого столетия.

— Можно с уверенностью сказать, что к 30-м годам галерея уже была разрушена.

Паркет и потолок разбирать не будут

— Максимально сохранить все что возможно — такова наша задача, — объясняет главный архитектор проекта Татьяна Гусева.

Реставраторы не хотели трогать ни уникальные «родные» паркетные полы, ни лепнину, ни живопись, которая отрылась на потолке при исследовании дома.

Сейчас паркет, который старинные мастера собирали из девяти пород дерева, тщательно укрыт полиэтиленовой пленкой.

Потолок второго этажа реставрировали сверху, с крыши. В будуаре купчихи Бревновой (в последнее время здесь размещался кабинет директора Дома литераторов) — уникальный наборный потолок из дерева, который, так же как и паркет, решено не разбирать.

— Что касается стен, то штукатурка оказалась в худшем состоянии, чем мы предполагали. И замены будет больше, — сожалеет Татьяна Викторовна.

Большая часть стен уже готова. Архитектор показывает одну, еще не готовую. Штукатурка с нее снята, стены сколочены из толстых досок, часто утыканных коваными гвоздями. Гвозди когда-то держали дранку. Некоторые стены были сделаны из вторичного материала — из сохранившегося после пожара, от сгоревшей первой усадьбы. Уж на что роскошный, модный особняк заказал себе Бревнов, а не отказался от экономии…

Тайна зеркальной комнаты

Случайных посетителей Дома литераторов поражала в первую очередь роскошная мраморная лестница, ведущая с улицы на второй этаж и выходящая к огромному венецианскому зеркалу. Причем подниматься по ней приходилось в полумраке, так как над лестницей нависал низкий потолок. И это было нелепо, непонятно — зачем прятать такую роскошь в полутьме? К тому же на лестницу выходило внутреннее окно, по размерам сопоставимое с уличными. Кому понадобилось окно внутри здания?..

— Когда мы проводили обследование, оказалось, что один угол здания, как раз тот, куда выходит лестница, находится в состоянии куда более плачевном, чем все остальные стены и углы. Он был пристроен чуть позднее, когда здание уже было готово. Возникло ощущение, что Бойков вынужден был переделать здание под воздействием обстоятельств.

Версия Татьяны Викторовны заключается в следующем. Известно, что Бревновы не жалели денег на роскошную отделку. Они выписали итальянскую мраморную лестницу. Дом строили без учета лестницы, а когда она пришла, то оказалась не того уклона, как нужно. Поэтому Бойков вложил все свое умение и фантазию и все-таки пристроил ее, при этом довольно изящно. Пришлось ради этого соорудить дому дополнительный угол. Но оконный проем, который теперь выходил не на улицу, а на лестницу внутри дома, убирать не стали. Проем стал приятным, вполне итальянским продолжением внутреннего балкона, который выходил на лестницу.

О существовании этого балкона никто из поздних обитателей дома не догадывался. Была в Доме литераторов загадочная маленькая комната, которую называли зеркальной: к огромной ее двери было приделано большущее, от пола до потолка, зеркало. Так вот эта комната оказалась вовсе не комнатой, а балконом. Реставраторы уже снесли стену, которая препятствовала выходу дневного света на лестницу, и восстановят балконные ограждения.

Восстановят даже дверные ручки

Все двери реставрируют на втором этаже — они сняты и увезены в мастерскую. Их протезируют, шкурят и заново покрывают либо краской, либо (это касается дубовых дверей, уникальных для Иркутска) морилкой. В работе с дубовыми дверями есть некоторые трудности.

— Это двери с открытой текстурой дерева. В ходе работ мы выяснили, что современный дуб сильно отличается от того дуба, который был раньше. Нужно подбирать дерево, подбирать морилку. Это очень интересная и редкая работа для реставраторов.

В ходе работ было сделано еще одно неожиданное открытие: некоторые двери были выполнены в 60-е годы. И еще одно, правда печальное: в наш век стремительно бегущего куда-то прогресса мы не можем сделать то, что могли сделать наши деды. Утеряны уникальные технологии.

— Вся фурнитура здесь разная, только дверных ручек 15 видов! Многие закрашены. Под слоями краски мы обнаружили уникальный объект — ручки на окнах, каких я никогда еще не видела. Таких нет ни на одном объекте Иркутска: из литого стекла, с витыми металлическими змейками внутри. Как это сделано, мы, увы, не знаем.