Дом-призрак на улице Бородина: никто никому не должен?

Печально известный в Иркутске дом на Бородина, 45. Найти его очень легко: надо пройти по улице Мухиной до самого конца, потом поворот направо — и вот он, дом-призрак.

Пять лет назад его построил легендарный Евгений Кузнецов, учредитель нескольких строительных контор: ООО «СибРоссО», ООО «РоссДСМ», ООО «МетРоссо», ООО ФПП «РоссДСМ». Строил он самовольно, по отработанной схеме, без всяких разрешений и экспертиз: брал участок с ветхой избушкой и возводил на нем жилой многоквартирный дом. Для строительства Кузнецов активно привлекал деньги граждан, давая рекламу в СМИ. Люди читали, верили и несли деньги. Одной из поверивших оказалась жительница Черемхово Галина Станкевич. Обозреватель «Пятницы» побывала у нее в гостях в том самом доме на Бородина, 45.

Галине Карповне 75 лет, она пенсионерка, ветеран труда. 52 года проработала врачом, как и ее покойный супруг Альберт Александрович. Именно ради него Галина Карповна решилась на покупку недвижимости в Иркутске.

— Когда у него случился инсульт, я подумала, что надо жить поближе к детям и, самое главное, к областной больнице в Юбилейном, чтобы не нужно было постоянно мотаться на электричке.

Галина Карповна продала свою квартиру в Черемхово, заняла денег у знакомых и все вложила в строительство. И у нее даже мыслей не возникало, что деньги могут пропасть. В сентябре заключила договор, а в октябре дом должны были уже сдать в эксплуатацию. Но произошло иначе. Скоро будет пять лет, как длится эта эпопея. Самое страшное, что муж Галины Карповны так и не дождался переезда — в 2010 году он скончался.

И вот мы с Галиной Карповной стоим возле подъезда злополучного дома. Кругом мусор и жуткое зловоние. Оно идет из выгребной ямы, которая выкопана рядом с домом. Не чистят ее, видимо, регулярно.

Квартира Галины Карповны находится на первом этаже. Жить в ней невозможно.

В прошлом году выгребная яма переполнилась — и комнаты затопило испражнениями. Однако в некоторых квартирах живут люди. Как живут — непонятно. В доме нет ни отопления, ни воды, ни канализации. Только электричество. Может быть, люди носят воду в баках и пользуются биотуалетами? А отапливаются электрообогревателями? Известно, что если человеку надо, он приспособится к любым условиям. Двери нам никто не открыл, но явные следы пребывания людей мы видели: коврики у входа, звук телевизора, лай собаки и т. д. На всех лестницах мусор, комья грязи. Такое впечатление, будто оказался в гетто.

— Я очень виню себя, — признается женщина, — но откуда мне было знать, что это самовольная постройка, в договоре все было: лицензия, какие-то подписи. Кузнецов воспользовался нашей юридической безграмотностью и излишней доверчивостью.

Потеряв мужа, оставшись без денег и крыши над головой, Галина Карповна собрала всю волю в кулак.

С огромным трудом она убедила одну женщину продать ей в рассрочку убитую квартиру в Черемхово. Слава богу, она тогда еще могла работать и все деньги выплатила.

— Я понимаю, что ситуация тяжелая, но не позволяю себе отчаиваться, мы же при социализме выросли. Я просто пытаюсь понять, почему это произошло. Почему причастные к условиям жизни населения, к соблюдению законов государства многочисленные надзорные органы — департамент государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области, администрация города и области, прокуратура и прочие — заметили этот дом-привидение, когда он уже стоял под крышей и когда «счастливые новоселы» уже получили ключи от квартир? Где были все эти службы, когда дом только закладывался, строился, ведь это длилось не неделю, не месяц? Почему ООО «Росс ДСМ» полностью оказалось бесконтрольным?

Это действительно очень важный вопрос.

Позже выяснилось, что дом построен не только без разрешительной документации, но и с многочисленными нарушениями. По данным Службы государственного строительного надзора Иркутской области, жить в нем вообще нельзя. В квартирах нет вентиляционных шахт, арматура слабая — в общем, сплошной брак. В итоге два года назад прокуратура подала иск в суд с требованием снести самострой в связи с угрозой жизни и здоровью граждан и их имуществу. Суд это требование удовлетворил, но дом до сих пор стоит. Сам Кузнецов был осужден на два года условно, и бесполезно надеяться, что он будет его достраивать.

Галина Карповна не жалуется, она пытается понять, почему так получилось. За прошедшие пять лет у нее появился немалый опыт общения с правосудием, прокуратурой, следователями, инспекторами стройнадзора, журналистами, депутатами, чиновниками. Но никто из них так и не смог ответить на ее простые вопросы.

Действительно, где были надзорные службы, когда Кузнецов собирал деньги, когда копал котлован, когда строил? Ведь 8-этажный дом — не собачья будка, его не спрячешь.

В итоге дом есть, а покупатели квартир — никто. И никто им ничего не должен. Они даже не могут быть включены в реестр обманутых дольщиков, поскольку есть решение суда о сносе самовольного строения.

— У меня есть решение суда о возврате вложенных мною в строительство дома денег (1 млн рублей), но судебные приставы не могли его исполнить, так как ООО «Росс ДСМ» они не нашли, оно к тому времени находилось в стадии банкротства. А я по наивности полагала, что для этого достаточно найти господина Кузнецова, так как «Договор долевого участия в строительстве» № 68 от 10.09.2009 г. начинается со слов: «ООО «Росс ДСМ» — исполнитель в лице генерального директора Кузнецова Е.Н.». Мне казалось, что достаточно с него потребовать эти деньги, ан нет... Приставы, оказывается, искали растворившееся ООО «Росс ДСМ», а Кузнецов Е.Н. вообще ни при чем. Какие эмоции можно испытать при таком положении, представить, думаю, нетрудно.

На многочисленные письма, которые Галина Карповна рассылала во все государственные органы, в ответ ей приходили одни отписки. У женщины остается надежда, что на проблему жителей обратит внимание губернатор. Ведь каким-то образом ему удалось сдвинуть ситуацию по Иннокентьевской слободе. Однако там ситуация изначально была совсем другая: у застройщика был весь пакет документов, поэтому все покупатели были признаны обманутыми дольщиками.

Однако все равно рано или поздно ситуацию с домом на Бородина придется решать. Она не рассосется сама по себе. А если продолжать игнорировать и сам дом, и людей, в нем живущих, то может случиться беда. Представьте: без воды и тепла живут люди, некоторые с маленькими детьми. Живут в антисанитарных условиях. Надеюсь, всем понятно, чем это может закончиться.

— Динамики никакой, защиты от государства тоже никакой. Спасибо, что оно пенсию выплачивает вовремя, за мирное небо и за некоторые социальные льготы. А ведь Иркутская область богата и золотом, и другими полезными ископаемыми, и лесом, который нещадно вырубается и сжигается. Ведь мог же быть организован какой-нибудь фонд помощи обманутым дольщикам или назначен их конкретный защитник?

Галина Карповна — одна из многих жертв новых экономических реалий, неподвластных ни закону, ни здравому смыслу. Сама себя она называет «совком», поколением, выросшим при социализме, с верой в справедливость и лучшее будущее. Она до сих пор верит, но с каждым днем все меньше и меньше.

Черный список

На сайте Службы государственного жилищного и строительного надзора Иркутской области ведется учет всех выявленных самовольных построек в Иркутске. На сегодняшний день их насчитывается 36. Разумеется, при строительстве самовольным методом не соблюдаются технологические параметры и нормы, поэтому такие здания небезопасны в эксплуатации.

По многим уже приняты решения суда о сносе, однако ни один самострой до сих пор не снесен. Вот некоторые объекты из черного списка самовольных строений:

  • многоквартирный дом, ул. Напольная, 132, физическое лицо Худяков Д.С.
  • многоквартирные дома, ул. Розы Люксембург, 118, ЗАО «Маирта»
  • 12-этажный многоквартирный дом, ул. Дальневосточная, 31, ООО «Родные берега» (решение суда о сносе)
  • 9-этажные многоквартирные дома, ул. Булавина, 1, ЗАО «Маирта»
  • жилой 4-этажный дом, ул. Ивана Франко, 35, физическое лицо Микуляк А.С.

Иллюстрации: 

Галина Карповна заходит  в  квартиру,  в которую вложила все свои деньги  и в которой невозможно жить. Нет ни тепла,  ни воды,  ни канализации.  А запах стоит такой, что больше пяти минут  не вынести
Галина Карповна заходит в  квартиру, в которую вложила все свои деньги и в которой невозможно жить. Нет ни тепла, ни воды, ни канализации. А запах стоит такой, что больше пяти минут не вынести
Вопрос с самовольно возведенным домом на Бородина, 45, в Иркутске решают уже четыре года и не могут решить. Не знают, что с ним делать. Галина Карповна говорит: «Пусть или узаконят, или сносят. Тогда хоть будет какая-то ясность»
Вопрос с самовольно возведенным домом на Бородина, 45, в Иркутске решают уже четыре года и не могут решить. Не знают, что с ним делать. Галина Карповна говорит: «Пусть или узаконят, или сносят. Тогда хоть будет какая-то ясность»
baikalpress_id:  97 579