Дом — фантом, жильцы — настоящие

В заброшенном общежитии ИВВАИУ до сих пор ютятся люди. Из сотен комнат в пятиэтажном разрушающемся здании они занимают чуть более двадцати

Часть жилых комнат осталась на первом этаже здания, часть — на втором. Остальные этажи отрезаны от коммуникаций. Сейчас в комнатах есть и свет, и вода, и отопление. За это жильцам приходится бороться в начале каждого отопительного сезона. За электричество — гораздо чаще. Его отключают потому что жильцы не оплачивают коммунальные услуги. Люди утверждают, что платить готовы, только вот уже 7 лет не могут найти кому. Все они и рады бы уехать отсюда, да некуда. Официально здание принадлежит Министерству обороны РФ, поэтому переселить в свои фонды иркутян не могут ни администрация города, ни правительство области.

В 2003 году Юрий Чуприн устроился работать преподавателем на кафедру физподготовки ИВВАИУ, здесь семейным давали жилье. Тогда в семье Юрия и Натальи был один ребенок. Сегодня у Чуприных четверо детей. В большой семье работает только Наталья. Юрий перебивается случайными заработками, занимается лечением дочери Кати, страдающей ДЦП.

— Здание построили в 1984 году, — рассказывает Юрий. — Изначально оно служило общежитием для курсантов, потом третий этаж отдали офицерам как служебное жилье. В 2003-м под семейное общежитие отдали весь первый этаж. В это время мы сюда и вселились с Натальей и Геной, тогда замначальника училища по тылу Воеводин распределял комнаты.

В 2009 году, перед тем как ИВВАИУ прекратил свое существование, у Чуприных родился Андрей, и Юрий с Натальей еще успели получить вторую комнату. А когда училище переехало в Воронеж, на территорию прибыла десантно-штурмовая бригада (ДШБ) из Улан-Удэ.

После эвакуации ИВВАИУ перед Чуприными и их соседями, оставшимися в общежитии, сразу встал вопрос: кому платить за коммуналку?

— Первое заявление мы написали на имя Лебедева — начальника КЭЧ Иркутского гарнизона: «Просим вас рассчитать нам оплату и представить расчетный счет для оплаты проживания», — рассказывает Юрий Чуприн. — Но ответа не получили. Тогда мы обратились в прокуратуру, и нам разъяснили, что не могут взять нас к себе на баланс. Потом КЭЧ перенесли в Белую. Мы и туда обращались — тоже бесполезно. Писали и ходили в «Славянку» — это управляющая компания от Министерства обороны: на нас не обращают внимания. Все заявления у нас хранятся — все официальные, с входящими номерами. Мы хотели платить, хотим и готовы это делать, чтобы жить, не думая, а будут ли завтра свет и тепло. Но некому, потому что здание на баланс никто не взял. Слышали, что у этого здания вообще все документы потеряны, поэтому его вроде бы и не существует. Да, еще к начальнику части ДШБ обращались, чтобы платить, но не вышло: нам даже не хотели пропуска выдавать, чтобы на территорию проходить — мол, здесь секретная военная часть и мы не имеем права тут находиться. Прокуратуру вызывали, разбирались. А когда ДШБ уехала в 2012 году, начались проблемы: то воду отключат, то свет, то тепло. Говорят: вы не платите. Хорошо — скажите, кому заплатить. Нет ответа. Идем в администрацию. Вот со «Славянкой» договорилась администрация, включили нам тепло — уж не знаю, на каких условиях. Мы живем. До следующего отопительного сезона. Приходит осень — проблемы возвращаются.

По словам Юрия, из 17 семей, проживающих в здании, к старожилам можно отнести четыре. Одни вселились сюда, когда училище уже выехало, другие уволились из ДШБ и остались, а есть и такие, кто «в гости пришел и живет».

— Мы пытаемся противостоять новым жильцам, — говорит мужчина, — хотя они люди-то нормальные. Но мы свои права отстоять не можем, а они нашими спинами прикрываются. В 2005 году был введен новый Жилищный кодекс, статья 13-я, по которой люди, которые получили жилье до вступления в силу закона, не могут быть выселены на улицу без предоставления другого жилья. Там разные категории, мы подпадаем под категорию «сокращенные». У нас есть прописка в паспортах, есть договоры с ИВВАИУ о предоставлении нам служебного жилья на период работы. Мы бы и съехали отсюда, но некуда. У жены есть бабушка и мама, живут они в хрущевке-двушке — куда еще нас шестеро туда... Мы если к ним со своими четверыми детьми в гости-то приходим, они от нас через пару часов уже устают…

Из двух соседних комнат общежития Чуприны «выжали» все, что могли: первая прихожая совмещена с кухней, дальше — общая комната, во второй прихожей сделали туалет и душевую; комната для детей, двухэтажная кровать. На вопрос, не страшно ли им жить в пустующем здании, они честно признаются: страшно. Боятся сгореть: нередко забредают бездомные, а во многих комнатах есть мебель — чем не притон? Боятся быть заваленными обломками разрушающегося здания: в подъездах вываливаются окна и стены. Боятся замерзнуть, если снова выключат отопление. Что делать дальше — Чуприны просто не представляют.

Нельзя сказать, что городские и областные власти не в курсе данной проблемы. Несправедливо было бы утверждать, что никто из них не предпринимает попыток решить ситуацию, однако Министерство обороны, где уже сменился генералитет, ушло в глухую защиту. Здания, а самое главное земля, до сих пор находятся в ведомстве военных. Ступить на чужую территорию ни муниципалитет, ни регион не вправе.

Наболевшую тему мы затронули в понедельник, 10 октября, во время встречи губернатора с главными редакторами СМИ.

— Сергей Георгиевич, несколько лет назад в Воронеж был эвакуирован ИВВАИУ, причем этот отъезд скорее походил на спешное отступление. Непонятно, чем было мотивировано решение Министерства обороны, но до сих пор территория училища пребывает в запустении, а определенное количество семей находится в подвешенном состоянии. Хотелось бы знать позицию губернатора относительно ликвидации училища в целом и о судьбе семей в частности.

— Позиция области схожа с вашей формулировкой о спешной эвакуации. Выглядело действительно не очень красиво, когда в начале января курсантов и преподавателей посадили в самолет и перевезли в Воронеж. Большая часть зданий и сооружений в прошлом году была передана в областную собственность, а потом выяснилось, что земля осталась за военными. Мы обсудили с министром обороны эту тему, он дал поручение, чтобы процесс передачи земли был завершен. До этого момента мы не имеем права тратить бюджетные деньги на проектирование.

В перспективе на территории мы видим кадетское училище, а затем суворовское училище, это будут самые большие объекты на данной территории.

— До сих пор в аварийном здании живут семьи, готовые платить за жилье, но никто у них деньги не берет. В документах среди прочих фигурирует УК «Славянка» МО.

— Управлять несколькими квартирами из Москвы сложно. Возможно — как вариант, они согласятся передать это жилье на аутсорсинг. Попробуем договориться.

Метки: Жизнь, Иркутск