Дом для особых людей

В Иркутске строят первый в области семейный дом для инвалидов с умственной отсталостью

Отношение к инвалидам в нашем обществе пусть медленно, но меняется в лучшую сторону. Необычных людей замечают, вслух обсуждают их проблемы, организуют выставки. Однако люди с тяжелой умственной отсталостью по-прежнему остаются изгоями: в их сторону, конечно, в приличном обществе пальцем никто показывает, однако ни малейшего шанса хоть как-то реализоваться в жизни у них не было. Выход из непростой ситуации нашли в иркутской областной общественной организации «Надежда». Шесть лет назад здесь создали учебно-производственные мастерские, в которых трудятся инвалиды с глубокими нарушениями интеллекта. А в этом году в «Надежде» пошли еще дальше — заложили фундамент для строительства дома, где подопечные смогут не только трудиться, но и самостоятельно жить.

Свой крест

Как это ни печально, но ребенок с нарушениями интеллекта может родиться в любой семье. Причины могут быть совершенно разные: это и родовая травма, и внутриутробные инфекции, и, конечно, алкоголь, наркота. Что еще хуже — никто не застрахован от беды.

— К нам ходил один молодой человек, — рассказывает председатель «Надежды» Татьяна Федорова, — который когда-то был совершенно обычным ребенком, но упал, ударился затылком и стал таким же, как и наши ребята…

Если проблема является врожденной, то сразу отличить ребенка с отклонениями от здорового не всегда возможно. Вот и сын Татьяны Анатольевны до 6 лет развивался как все. Была небольшая задержка, он отставал от сверстников, но, как говорит она сама, тогда медики еще не могли определять таких ребят и соответственно лечить их. Хотя громкие звоночки были — в их числе и клиническая смерть в возрасте 2 лет и 4 месяцев, после чего Данила замолчал. Когда же все стало очевидным, единственная «помощь», которую предложили молодой матери, — сдать ребенка государству.

— Со мной неделю беседовал психолог, — вспоминает Татьяна Анатольевна. — Уговаривал, объяснял. Спрашивал, зачем мне нужен такой ребенок… Но мы с мужем твердо решили, что это наш сын и он будет жить в семье. Если честно, я просто не могла представить, что мой ребенок будет сидеть где-то без возможности развиваться, замкнутый в пространстве и в себе… Я и по сей день считаю, что да, это тяжело, но это мое дите, мой крест и никуда от этого не денешься.

К сожалению, делая такой выбор, родители остаются один на один со своей бедой. Поскольку дети с тяжелой умственной отсталостью считаются неспособными к обучению, в школы их не берут.  А после 18 лет такой человек и вовсе оказывается заперт в четырех стенах. Как рассказывает Татьяна Анатольевна, она, по профессии экономист, когда родился Данила, считалась перспективным специалистом. Жили они в Абакане, куда всей семьей переехали из Черемхово. Причина, по которой они оказались в Иркутске, проста: в Сибири на тот момент только в нашем городе была создана общественная организация «Талисман» по работе с такими детьми. Здесь за отдельную плату ребятишек обучали чтению, письму и основным школьным предметам. А также трудовым навыкам.

— Ну не дано им быть грамотными, что поделаешь, — с легким вздохом говорит сегодня Татьяна Анатольевна. — Раньше люди так и жили: не читали, не писали — и обходились же! Вот и наши ребята могут трудиться. Мы им постоянно объясняем, что каждый человек должен приносить обществу пользу, в том числе и они. Знаете, с нашим Данилой было очень трудно, я сейчас даже не понимаю, как такое можно было пережить. Был у нас период, например, когда он вообще по улице не ходил. Приходилось его на руках носить, а ведь он уже взрослый был! Зато сейчас он и работает, и книжки читает. Научился шлифовать, чесать шерсть…

Взрослые дети

Самое сложное начинается, когда такие дети достигают возраста 18 лет. Не так давно под Иркутском для них были созданы две специализированные деревни — Семейная Усадьба и Прибайкальский Исток. Однако в каждой проживает не больше 20 человек, в то время как по всей области детей с тяжелой умственной отсталостью насчитывается около 500. И это не считая взрослых. Опять же по состоянию здоровья (бронхиальная астма, болезнь почек) жить в деревнях могут далеко не все. В их числе оказался и Данила Федоров. Поэтому, когда он вырос, Татьяна Анатольевна придумала «Надежду».

— Наш принцип деятельности — это работа учебно-производственных мастерских, — рассказывает она. — Все ребята, которые их посещают, старше 18 лет. Здесь они делают деревянные игрушки, плетут коврики, дорожки, шьют постельное белье, прихватки, полотенца. То, что они делают, мы продаем, дарим, участвуем в ярмарках, лотереях.

Подобная работа идет на благо всем — самим инвалидам, а также их родителям. Первые начинают чувствовать свою пользу, проходят социализацию, легче идут на контакт. Для родителей это возможность пристроить свое неразумное чадо на целый день в хорошие руки, а самим ходить на работу. Примечательно, что в течение дня подопечные «Надежды» гуляют, ходят в тренажерный зал, в библиотеку, а также питаются. Кстати, еду они готовят сами. Хотя самостоятельными они, увы, так и не становятся. Каждый день всех приходится приводить сюда за руку, потому что они не ориентируются в пространстве. В то же время уютная атмосфера мастерских дает им ощущение надежности. И стороннему наблюдателю не дано сразу понять, что перед ним какие-то особенные люди. Вот, например, Максим: он отлично строгает деревянных лошадок. Настя с ловкостью управляется с ткацким станком. Но в обычной жизни им сложно, они просто не выдерживают современного ритма. И только когда им тихо и спокойно, все у них получается.

— При этом надо понимать, что они взрослые люди, — продолжает Татьяна Федорова. — Даниле, например, уже 22 года. Так что интересы у них тоже должны быть взрослые. Поэтому в соответствии с возрастом мы подбираем им книги, культурные программы, одежду. Вырабатываем у них культуру поведения. Знаете, нам и по сей день некомфортно ездить в автобусе, потому что на нас постоянно бросают взгляды, в которых и жалость, и осуждение. Раньше нас и вовсе воспринимали не иначе как алкоголиков и наркоманов. Мол, в нормальной семье такой родиться не может. Поэтому мы постоянно пытаемся разрушить этот стереотип, показать, что мы такие же нормальные семьи!

Кстати, интересный факт: семьи, где дети-инвалиды проходят социализацию, остаются полными. Часто груз забот и проблем не выдерживают и уходят первыми мужья. Но не в этом случае. И объясняют это просто: когда ребята чем-то заняты, родителям от этого спокойно и живут все дружно.

С миру по кирпичику

Сегодня «Надежду» посещают 11 человек, работают здесь 4 педагога. Вместить больше желающих не позволяет арендуемое помещение. Существует и другая проблема — всех беспокоит будущее местных подопечных, ведь их родители знают, что сами они не вечны… Именно поэтому в «Надежде» родилась идея построить для ребят усадьбу с жилыми комнатами, мастерскими, гаражом, огородом, теплицей, спортивной площадкой. Для этого в 2012 году был взят в аренду участок в 11 соток, недалеко от центра и совсем рядом с тем местом, где уже сейчас находятся мастерские. Уникальность данного проекта в том, что это будет первый в стране семейный дом для умственно отсталых людей, который построят за счет общественной организации. Всего же в России на данный момент только два таких центра — во Пскове и Екатеринбурге, но построили их зарубежные компании.

— Мы существуем на средства родителей, гранты, субсидии и спонсорские деньги, — говорит Татьяна Анатольевна. — Государственного финансирования нет! Конечно, за годы своего существования «Надежда» обзавелась друзьями и волонтерами. Так, к нам часто приходят студенты — будущие логопеды, психологи и дефектологи. Помогают нам и прихожане Николо-Иннокентьевского храма. Но мы продолжаем надеяться на помощь неравнодушных людей, ведь в одиночку нам такой проект не осилить.

Сейчас в «Надежде» только и разговоров, что о доме. Сами ребята регулярно ходят смотреть, насколько же продвинулась стройка. Ее начали только в этом году, но уже залит цоколь. Впереди возведение еще двух этажей. Всего на строительство потребуется еще три миллиона рублей.

— В доме, который мы строим всем миром, — говорит напоследок Татьяна Федорова, — будет проходить регулярная социальная адаптация одной из самых незащищенных групп населения. Наши подопечные смогут доказать, что люди с ограниченными возможностями не обуза для государства, а полноправные члены нашего общества, способные и желающие трудиться.

baikalpress_id:  101 599
Загрузка...