Дом для кота

Первым сбежал кот. Хватились не сразу. Да, такое бывает: трехкомнатная квартира, все неизвестно чем заняты, в основном скандалят. Не до котов. Потом Катя опомнилась: «А где, собственно, кот? Мася, Мася! Где Мася?» Нету Маси, три дня как нету, никто не видел. Катя рванула на улицу пугать прохожих: «Котика не видели? Такой котик черный, с белыми ушками?» Прохожие сочувствовали и шли дальше. Катя написала объявления на бумажках, расклеила по заборам. Потом, спустя полгода, наверное, незнакомая бабка на улице ей рассказала, что к ней котик прибился, как раз полгода живет. По описанию — вылитый Катин Мася. Катя увязалась за бабкой. Пришли в соседний двор. Сидит ее личный Мася, ест какую-то ливерку и на Катю не реагирует. А бабка стоит рядом и ждет, чем все закончится. Катя — к коту, а кот от нее — под диван. Приходила потом, просила кота ей отдать, а бабка ни в какую, и кот ни в какую, шипит на бывшую хозяйку. Катя буквально в слезах, натурально рыдает от унижения. Потом встречались еще с этой бабкой на улице, бабка только плечами пожимает. Не понимает, мол, как все так вышло: встретила котика у подъезда, зима, лютый холод, позвала с собой, котик остался. На новое имя Вася откликается очень даже охотно. А до Катиных страданий этому бывшему Масе и дела нет. Катя даже фотографии кота порвала от досады. Но грустить по коту было некогда, потому что следующий сюрприз приготовил муж. Началось все вполне безобидно — поехал мужик мать проведать после болезни. На электричке всего час, к выходным вернется. Какой-то у его матери грипп с осложнениями, вот любящий сынок и рванул за мамой ухаживать. Неделю ухаживает, вторую, месяц прошел, отпуск закончился. Катя вполне резонно по телефону: «Когда обратно?» А он сроков не называет, мямлит: «Поживу пока, уже и работу нашел». Не какую-то там «принеси-подай», а бывший одноклассник к себе в фирму взял. Катя опешила, конечно, а потом сама себя убедила, что страшного ничего нет, работают же люди на вахте. Ехать-то всего ничего — час на электричке. Так что в ближайшие выходные… А потом и ближайшие, и следующие. Катя говорит: «Ты не можешь, давай я приеду?» А он опять что-то невпопад про маму. А какая мама, когда бывшая первая любовь там нарисовалась. Так что теперь все ясно, чего его понесло в этот город юности, а свекровка, конечно, не в курсе. Катя примчалась туда без звонка, да, как снег на голову, а там тишина. Здоровехонькая такая свекровь и полное отсутствие на территории конкретно этого Катиного мужа. Катя заплакала, а свекровь в кухню смылась: «Ой, слез не надо, я этого не люблю». Ну, она и раньше была против их отношений, еще когда Катя первый раз там появилась. Конечно, теперь-то ясно — какая Катя, если у него здесь все. А жили ведь хорошо, почти пять лет все хорошо. А вот не удержала его Катя, хотя старалась. Сыном, можно сказать, пожертвовала, своим материнским счастьем, потому что сын к отцу своему почти сразу ушел. Бывшему, надо сказать, алкоголику. Надо, говорит, папе помочь. У папы трудная жизненная ситуация. Папа пить бросил, болеть стал. Сынок и мотался туда-сюда. Пока не стал нормально зарабатывать, квартиру снял, а так все с папой носился, то в больницу папе надо, то с ремонтом помочь. А кто платил за институт? Папа? А тут, когда у сына нормальные заработки появились, маму побоку, начнем о папе заботиться.

****

Катя, конечно, тогда от обиды все высказала. Наверное, была неправа, когда принялась эти деньги считать и так называемые папины алименты припомнила. А еще встряла бывшая свекровь, как раз вот родная бабка, ей понадобились и помощь, и внимание внука, хотя все было всегда до лампочки. А внук к ней теперь по первому зову бежит. Бабушка сказала, бабушка попросила. А где тогда место для Кати? Мать теперь не нужна? А Ваня, Катин сын, все молчит. Хоть бы слово сказал; Катя ведь тогда сорвалась, когда строгим, можно сказать что истеричным голосом приказала, чтобы он с каждой зарплаты… И сумму назвала какую-то, можно сказать пустячную. Но сын ведь должен помогать родной матери? Вот это все он ей и припомнил — этот бывший Катин муж. Ну, какой, собственно, муж. Это Катя их так называла — муж, свекровь. В загс же он ее не повел? Вот он ей все и высказал — про ее требования. Это когда Катя возмутилась — сколько же он денег своей матери отдает. А он ей — который муж, а на самом деле не муж, а никто — заявил нагло, что у человека на первом месте стоит всегда мать. Приехали. Да кто спорит-то? Это уже Катя пыталась объясниться нормально. Но никто уже никого не слушал, а все обижены страшно, и раскололось все, и никого нет. Когда кому удобно, сразу вспоминаются все слова, сказанные в запальчивости, и это подло — иметь такую выборочную память. Потому что самой Кате по большому счету ничего не надо. А он все так вывернул, и получилось, что Катя такая алчная, ищет выгоду. А какая выгода, если все она тратила на них же, на мужа и сына. А родной сын сказал: «Я хочу пожить отдельно». Имелось в виду — отдельно от Кати. Будто ему с отцом, завязавшим алкоголиком, лучше, чем с родной матерью. Да, мать сорвалась, да, у нее нервы. И разбитое сердце. А родной сынок забыл, как она одна тянула его, на трех, ладно на двух, работах вкалывала, на санках по темени в детский сад. А все ее подруги-приятельницы, все хором буквально, не сговариваясь, одно и то же: все так! Катя, все. Точка. И никаких подруг не надо, потому что все предали. Потому что все всё знали и молчали, и смеялись за спиной. Все до одной. Не хотели расстраивать! «Ты же все так близко к сердцу принимаешь». А жизнь вообще близко к сердцу. Сделали вывод — Катя психопатка, и поэтому врем ей, все хором врем. Но все люди на свете хотят счастья, все женщины. Они этого счастья ждут, как школьницы, счастья в личной жизни, правда? И вот здесь надо вспомнить один стыдный такой эпизод. Да, было. Катя поехала на этой самой электричке и встретилась с той самой, ну, первая любовь которая. Думала, нормально поговорят, Катя все хотела что-то понять, разобраться, может даже объяснить. Про любовь, про предательство, про надежду. Настроилась. Адрес ей одна ее бывшая подруга дала. Все в курсе, ужас. В общем, встретились, Катя думала — там звезда, а дверь открыла мышь мышью. Мимо такой пройдешь — забудешь, не вспомнишь. А оказывается, и таких помнят через много лет. Точнее, не забывают. И главное, молчит! Катя как принялась ей все рассказывать, прямо как прорвало: и про первого мужа-алкоголика, и про то, как им с Ванечкой пришлось выживать, про институт, про армию. Как встретила, наконец, любовь всей своей жизни и поверила, что счастье возможно. И заплакала. Да, Катя заплакала на кухне у посторонней женщины, которой, по идее, должна была не про жизнь свою рассказывать, а волосы рвать и фингал под глаз ставить. А эта молчит. Вообще ни слова. Только чайник вскипятила и какую-то ерунду из холодильника достала, сырок плавленый. Да, плавленый срок, и нарезала его еще меленько. Получается, что Катин кот ливерку жрет, а бывший муж сырками питается. И все счастливы. А Катя старалась, выделывалась, можно сказать, фрукты, овощи на пару, телятина парная. Рубахи его стирала только вручную. Спать не ляжет, пока не перегладит все. И сыну всегда — лучший кусок. И чтоб платок в кармане чистый. И сама… Хоть и не королева красоты, но маникюр, стрижка… Ладно, чего теперь про маникюр-то. Встала, вытерла слезы, поблагодарила за угощенья, хотя к чаю даже не притронулась, потому что не пьет Катя чай из пакетиков. И — на выход. Он потом позвонил, прощенья просил, Катя трубку отключила. А вещи ему Катин сын отвез. И все слова закончились, даже слова обиды.

****

А Катя пошла в магазин, купила большой пакет кошачьей еды и поволокла все своему бывшему коту Масе. Ну, там все, конечно, гордые, стали отказываться, а Катя пакет оставила и ушла. А потом опять — с пакетом, тортик еще купила. Тортик, конечно, барахольный, вафельный, ну, какой есть. А бабка обрадовалась, говорит: такие тортики для нее самые любимые. «Мне, — говорит, — племянник всегда такие тортики покупает». Галина Игнатьевна, очень приятно, Екатерина Ивановна. Разговорились, подружились даже, на почве кота они стали подругами. А потом и родственниками. Катя замуж вышла за ее племянника. А кот теперь на два дома живет, то у бабы Гали ночует, то к бабе Кате перебирается. Ну да, Катин сынок женился, внук теперь у Кати. В роддом такая толпа приехала, все-все собрались, кто кому кем приходится — не сразу и разберешься. Но даже кто на электричке ехал — никто не опоздал.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments