Добивайтесь своего

Что делать, если виновные не хотят признавать себя таковыми?

Часто наши дети травмируются из-за разгильдяйства и безответственности взрослых. Полиция обычно отказывает в возбуждении уголовных дел, потому что ушибы и закрытые черепно-мозговые травмы не тянут на уголовную статью. Родители огорчаются, опускают руки, а зря. Сегодня две истории, в которых на стороне потерпевших детей выступила прокуратура.

Пошли на мировую

Это случилось 1 марта нынешнего года на перекрестке Байкальской и Красных Мадьяр. Десятилетняя иркутская школьница Надя Старченко возвращалась из школы домой. Когда она проходила мимо строящегося здания (Байкальская, 40), на нее сверху упало что-то тяжелое. Удар был такой сильный, что сбил девочку с ног.

«Она потеряла сознание, — рассказала «Пятнице» мама Нади Наталья Владимировна, — все лицо было в крови. Оказалось, что это была металлическая стремянка — бригада здесь монтировала рекламный баннер». Однако люди, которые занимались монтажными работами, даже не спустились вниз и не поинтересовались состоянием девочки. Первую помощь Наде оказал ее одноклассник. Он же проводил девочку домой.

Наталья Владимировна сразу же вызвала скорую помощь. Надю госпитализировали на две недели в больницу с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма».

После отказа в возбуждении уголовного дела мама девочки обратилась в прокуратуру. По результатам проверки по данному факту прокурор Октябрьского района обратился в суд с просьбой компенсировать моральный и физический вред суммой в 70 000 руб.

Как рассказала «Пятнице» старший помощник прокурора Октябрьского района Марина Мещерякова, в ходе судебного заседания выяснилось, что ответственность за случившееся лежит на ООО «А-Фабрика идей». Лестница упала во время монтажа рекламной конструкции, как пояснил рабочий, «из-за порыва ветра». В итоге ответчик, то есть «Фабрика идей», не стал ждать вердикта суда, согласился пойти на мировую и выплатить законному представителю потерпевшей 30 000 рублей плюс расходы на оплату представителей (5000 рублей) и проведенную судебно-медицинскую экспертизу (2600 рублей).

— То есть фактически фирма признала свою вину, — подвела итог Марина Мещерякова.

Травма на дворовой горке

Иначе повел себя ответчик в другой резонансной истории, где также пострадал ребенок.

Это случилось в начале января 2015 года во дворе дома, расположенного на пересечении улиц Депутатской и Трилиссера в Иркутске. Восьмилетний Эдуард, катаясь с горки, врезался в металлическую конструкцию «радуга» (изогнутая лестница. — Прим. автора), которая стояла на пути съезда с горки. В результате компрессионный перелом позвоночника, больница и несколько месяцев в корсете.

По словам Марины Мещеряковой, мама Эдуарда долгое время сама пыталась добиться справедливости: она писала в управляющую компанию «Южное управление жилищно-коммунальными системами», в администрацию округа, но безрезультатно. УК отказалась комментировать, ссылаясь на то, что детские и спортивные площадки устанавливаются за счет средств местного бюджета. Комитет по управлению имуществом сообщил, что площадка не находится в реестре муниципального имущества, являясь имуществом собственников домов. Тогда женщина обратилась в прокуратуру.

— Мы подготовили исковое заявление в Октябрьский суд г. Иркутска,— рассказывает Марина Мещерякова. — Доказать вину управляющей компании было очень сложно. Юристы УК «Южное УЖКС» утверждали, что они не устанавливали площадку, на которой был травмирован ребенок.

Суд установил, что летом 2014 года управляющая компания установила во дворе дома новую площадку, но старую не убрала. Существующую во дворе горку просто развернули.

Прокуратура доказала в суде, что согласно Жилищному кодексу, Правилам содержания имущества многоквартирных домов, оборудование должно монтироваться так, чтобы обеспечить безопасность играющих детей — есть соответствующие ГОСТы. Истцы просиликомпенсировать моральный вред и расходы на лечение в сумме 100 000 руб. 

Суд первой инстанции принял решение в пользу потерпевшей стороны. Ответчика обязали выплатить истцу 22 тыс. рублей материального и 10 тыс. рублей морального вреда.

Однако управляющая компания не согласилась с решением, 14 июня представители Южного УЖКС подали апелляцию. Казалось бы, дело простое, да и сумма пустяковая, и можно было еще на этапе судебных слушаний уладить дело миром. Но нет.

Марина Мещерякова показала объемистую апелляционную жалобу управляющей компании на решение суда:

— Мы готовились к суду, но в июле управляющая компания отозвала жалобу. И в конце августа мама пострадавшего мальчика получила исполнительный лист. Остается порадоваться, что здравый смысл возобладал.

Иллюстрации: 

Здесь, на перекрестке Байкальской и Красных Мадьяр, случилась беда с Надей Старченко (тогда здание еще строилось и место выглядело иначе). На девочку упала монтажная лестница, которую не закрепили рабочие. Фирма, по вине которой это случилось, не стала дожидаться решения суда. С семьей девочки заключили мировое соглашение и выплатили денежную компенсацию
Здесь, на перекрестке Байкальской и Красных Мадьяр, случилась беда с Надей Старченко (тогда здание еще строилось и место выглядело иначе). На девочку упала монтажная лестница, которую не закрепили рабочие. Фирма, по вине которой это случилось, не стала дожидаться решения суда. С семьей девочки заключили мировое соглашение и выплатили денежную компенсацию
«Пятница» побывала во дворе на пересечении улиц Депутатской и Трилиссера, где с Эдуардом случилось несчастье. Действительно, в центре стоит новая детская площадка. За ее оградой — горка, с которой скатился мальчик, а в метрах десяти от ската — металлическая «радуга». И даже сейчас ситуация не выглядит безопасной. Расстояние от спуска до «радуги» небольшое — запросто можно удариться. Ступени лестницы на горке шатаются, и вообще ее вид не внушает доверия
«Пятница» побывала во дворе на пересечении улиц Депутатской и Трилиссера, где с Эдуардом случилось несчастье. Действительно, в центре стоит новая детская площадка. За ее оградой — горка, с которой скатился мальчик, а в метрах десяти от ската — металлическая «радуга». И даже сейчас ситуация не выглядит безопасной. Расстояние от спуска до «радуги» небольшое — запросто можно удариться. Ступени лестницы на горке шатаются, и вообще ее вид не внушает доверия