Девять лет без ИВВАИУ: итоги не радуют

Часть учебных корпусов безвозвратно потеряна, ни один из многочисленных проектов не реализован

Для города и региона в целом закрытие Иркутского авиационного училища явилось невосполнимой потерей.

Новость о том, что дни ИВВАИУ сочтены, пришла в Иркутск в декабре 2008 года. Для курсантов и преподавателей вуза известие явилось абсолютной неожиданностью. Сказать, что город был взволнован, — не сказать ничего. Сотни писем и обращений, митинги, пикеты, голодовка... Увы, протесты результата не дали. Уже через месяц, к концу января, от Иркутского авиационного училища остались лишь пустые корпуса, безлюдные казармы да сиротливо стоящие на аэродроме самолеты. С тех пор на территории мало что изменилось.

Ликвидация: как это было?

— Ситуация развивалась очень стремительно. В декабре мы узнали о вероятной ликвидации, а уже в Рождество, 7 января, в Воронеж вылетел первый самолет с курсантами. Передислокация была спешной, экстренной, сумбурной, — вспоминает Мария Ступина, в прошлом сотрудница училища, председатель женсовета ИВВАИУ. — Ребят, которые уехали на курсантские каникулы, вызывали в училище срочными телеграммами. Вещи и имущество паковали днем и ночью — собирали учебную литературу, оргтехнику, загружали ящики.

Перебазированию курсантов и части материально-технической базы предшествовали массовые акции протеста. Однако ни митинг у КПП № 1, ни пикет у «серого дома» результата не возымели. Когда социальная напряженность достигла апогея, 18 женщин объявили голодовку. Были в их числе и матери курсантов, и жены офицеров, и гражданские сотрудники ИВВАИУ.

— Местом проведения голодовки была одна из комнат в здании курсантского клуба. Ныне уже сгоревшего. Акция продолжалась несколько дней, но так ни к чему и не привела, — вспоминает Мария Ступина. — С передислокацией первой партии курсантов бессрочная голодовка была прекращена.

С болью в сердце вспоминает те нелегкие дни и генерал-майор авиации, начальник ИВВАИУ в 1991—2000 годах Александр Барсуков.

— Все мы, представители летной общественности, встали тогда на защиту училища. Я лично ходил в администрацию, встречался с чиновниками и депутатами. Да, многие на словах выражали поддержку, но единственным человеком, который вник в суть вопроса и постарался помочь, была председатель Заксобрания Людмила Берлина. Она помогала нам редактировать письмо президенту, давала советы, выступала в прессе. К слову, именно она впервые назвала ИВВАИУ брендом Иркутской области. Однако изменить ситуацию у нас не получилось.

В июне прошлого года на территории ИВВАИУ случился очередной пожар. Загорелся корпус, где когда-то располагался спортзал. Несмотря на своевременное прибытие пожарных, остановить распространение огня не удалось. В результате общая площадь пожара превысила полторы тысячи квадратных метров. В итоге сгорел не только спортзал, но и здание клуба, где размещался музей боевой славы и храм Святого Дмитрия Донского.

«Сбор вещей, перекличка и вылет»

Решение о присоединении ИВВАИУ к Воронежскому университету было принято в рамках так называемой реформы военного образования, направленной на сокращение числа системообразующих вузов. Без работы в общей сложности остались 800 человек.

— Утром нам сообщили о расформировании училища, а уже на следующий день мы паковали вещи, собирали закрепленное за факультетом имущество и в спешном порядке бежали на аэродром. Ил-76 были забиты до отказа — курсанты, офицеры, многочисленные ящики, тюки и сумки. Далее перекличка, инструктаж и вылет, — вспоминает Александр Бирюк, в прошлом курсант ИВВАИУ. — Воронежский университет встретил нас недружелюбно. Порядки там царили несколько иные. И если в Иркутске дисциплина держалась на уважении, авторитете старших, то в Воронеже исключительно на системе наказаний. За любые провинности курсантов тут же лишали премий, увольнений, отпусков.

Сам Александр поступил в ИВВАИУ на факультет летательных аппаратов, приехав в Иркутск из поселка Ремовского Алтайского края. Привыкнуть к устоям воронежского вуза у юноши не получилось. На втором курсе он покинул стены университета.

— После прошел армию, получил образование, поступил на службу в десантно-штурмовую дивизию. Полгода учебы в ИВВАИУ и сейчас вспоминаю с теплотой и благодарностью.

Одним из первых из Иркутска в Воронеж был дислоцирован и Алексей Шабалин, в прошлом курсант ИВВАИУ по специальности «Эксплуатация транспортного радиоэлектронного оборудования».

— Я учился на 5-м курсе, был на зимних каникулах в Усолье-Сибирском. 6 января мне позвонили из училища и срочно вызвали на службу. Оказалось, нас в авральном режиме переводят в Воронеж, времени на сборы практически не дают, — вспоминает Алексей. — Конечно, нам было жаль расставаться с училищем, до выпуска оставалось всего лишь полгода. Но выбора не было — через несколько дней мы сели на борт Ил-76 и взлетели с учебного аэродрома. И хотя в моем дипломе значится «Воронежский военный авиационный инженерный университет», я, безусловно, считаю себя выпускником ИВВАИУ.

Сейчас Алексей Шабалин живет в Нижнем Новгороде, работает по специальности. Шесть лет назад, приехав в Иркутск, он побывал на территории ИВВАИУ. Пустые казармы, разгромленные корпуса, строевой плац, заросший бурьяном… Увиденное повергло в печаль.

— Грусть и обида берут за училище, в никуда ушли традиции и устои вуза. Все это очень печально и больно.

В целом для города и региона закрытие училища явилось невосполнимой потерей. Ежегодно ряды его курсантов пополняли сотни новичков. И на фоне прочих вузов ИВВАИУ служило прекрасной альтернативой тем, кому была не по карману учеба в престижных колледжах и университетах. Для сравнения заметим: в минувшем году курсантами Воронежского авиационного университета стали лишь 16 ребят из Иркутской области.

Ни музея, ни кадетского корпуса

Передислокация курсантов поставила точку в славной, более чем вековой истории Иркутского авиационного училища. Львиная же доля профессорско-преподавательского состава ИВВАИУ от переезда в Воронеж отказалась. Впрочем, квалифицированные кадры без работы не остались. ИРНИТУ, ИрГУПС, университет гражданской авиации — не меньше 80% педагогов трудоустроились.

А вот учебные корпуса так и остались не у дел. Сперва в стенах ИВВАИУ предполагалось открыть филиал Московского государственного технического университета, после — президентский кадетский корпус, суворовское училище. Однако ни один из проектов в жизнь не воплотился. Годы шли, а здания стояли. В итоге худшие опасения общественности сбылись — часть раритетных зданий обветшала, выгорела и пришла в негодность. Только в 2016 году на территории городка было зафиксировано пять пожаров. Не меньше возгораний пришлось и на 2017 год.

— В результате примерно 80% учебных помещений попросту выгорели. Ну что сказать? Горько, досадно, обидно. И ведь никто за это, заметьте, ответственности не понес. Были корпуса — и нет, — сетует Александр Барсуков.

Последний крупный пожар произошел в городке летом прошлого года. Пламя разгорелось в одном из корпусов, где в былые времена размещался спортзал. Остановить распространение огня не удалось. В результате общая площадь пожара превысила полторы тысячи квадратных метров. Сгорело, увы, и здание клуба с музеем боевой славы и храмом Дмитрия Донского.

Отметим, что учебные корпуса ИВВАИУ, как и часть других зданий бывшего училища, были переданы в собственность области еще летом 2015 года. Однако по заявлениям представителей власти, у региона нет полномочий эксплуатировать или реконструировать данные объекты, поскольку земля под ними по-прежнему числится в ведении Минобороны.

— Лично для меня тот пожар стал знаковым, — говорит Мария Ступина. — Глядя на то, как горит музей, как полыхает пламя в храме Дмитрия Донского, я поняла, что ждать уже нечего — страница перевернута.

Не воплотился в жизнь и проект создания музея авиации ИВВАИУ. Напомним, что в попытке спасти раритетную технику несколько энтузиастов развернули в свое время активную деятельность. В результате в декабре 2010 года областное государственное бюджетное учреждение «Музей авиации Иркутской области» было официально зарегистрировано. Три года музей представлял собой пару кабинетов в одном из офисных зданий и десять самолетов, сиротливо стоящих на закрытом аэродроме бывшего ИВВАИУ, которые, по одним данным, были переданы региону, а по другим — нет. В итоге в январе 2014 года музей как госучреждение был ликвидирован. Сейчас, по оценкам ветеранов училища, от былой коллекции летной техники ИВВАИУ на аэродроме осталось не больше четверти самолетов.

Слева: Галина Петровна, жительница городка ИВВАИУ: «С закрытием училища жизнь городка изменилась кардинальным образом. Нет ни былого порядка, ни былой чистоты».

Справа: В былые времена в этом здании располагалась типография ИВВАИУ, где печатали учебные пособия, методички, раздаточные материалы. Теперь здесь размещается храм Дмитрия Донского.

Первая елка!

Первые несколько лет после закрытия училища жилой городок ИВВАИУ буквально утопал в бардаке и бесхозяйственности. Нечищеные дороги, отсутствие уличного освещения, стаи бродячих собак, несанкционированные свалки. Однако с течением времени часть проблем удалось решить, городок научился жить самостоятельно. Сейчас силами четырех управляющих компаний и двух ТСЖ на территории поддерживается относительный порядок. Помогает иватушникам и мэрия Иркутска.

— Уборка улиц, подрезка деревьев — ничего подобного мы годами не видели. У нас первое время в ходу была присказка — мол, прописка городская, а живем как не в Иркутске, — говорит Александр Барсуков. — Но с приходом нового мэра ситуация стала меняться. Третий год нам расчищают центральную аллею, летом в городке заасфальтировали часть дворов. Более того, нынче на территории ИВВАИУ была впервые установлена новогодняя елка. Впервые за последние девять лет!

Храм отметил новоселье

В числе прочих немногих позитивных перемен — выделение здания храму Дмитрия Донского, который первое время после пожара размещался на лужайке рядом с выгоревшим клубом. Службы шли под крышей деревянного помоста, занятия воскресной школы — под открытым небом. Прихожане и отец Константин куда только не обращались. Видеописьмо с просьбой посодействовать выделению земли и строительству храма было направлено даже президенту Владимиру Путину. В итоге в августе вопрос решился. Областные власти выделили православному приходу одно из зданий бывшего ИВВАИУ, в котором размещалась некогда типография училища.

— Здание досталось нам в плачевном состоянии. Не было ни окон, ни полов, ни освещения, ни отопления. Стояли фактически лишь голые стены, — поясняет отец Константин. — В итоге на средства прихожан с привлечением спонсорской помощи мы привели в порядок часть помещений и не так давно переехали в обновленное здание.

Первая служба в большом зале храма прошла в канун Нового года. В помещениях, где планируется разместить детскую воскресную школу, трапезную и кельи для паломников, ремонтные работы все еще продолжаются.

— Здание типографии выделили храму, и это замечательно! — говорит Александр Барсуков. — Это значит, что эксплуатация объектов возможна, что все же где-то и как-то эти вопросы решаются. Отсюда и недоумение — а почему другие-то помещения пропадают? Почему бы, к примеру, в здании курсантской медсанчасти, которое пустует девять лет, не открыть филиал поликлиники № 12? Сколько местных жителей сказали бы спасибо.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В ракрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .
Система комментирования SigComments
Загрузка...
Загрузка...