Детектив с бабром

Иркутянин выдвинул новую версию появления таинственного зверя на гербе города

До сих пор доподлинно неизвестно, что за таинственный зверь украшает герб столицы Приангарья. Его сложно отнести к какому-либо виду животных. Кошачья морда, бобровый хвост-лопатка и перепончатые лапы больше полутора столетий будоражат воображение людей. Пока одни ищут его сходство с тигром и бобром, называют «несуразным зверем», «ластоногим чудовищем» и уверены в закравшейся в документацию орфографической ошибке, другие с удовольствием фотографируются на фоне неведомой зверушки в 130-м квартале и рассказывают самые немыслимые версии ее происхождения. А их накопилось немало. Иркутянин Владимир Гасельник решил провести собственное историческое расследование и узнать, откуда у бабра лапы растут.

— Впервые бабра я увидел в детстве, — вспоминает доцент кафедры «Электроэнергетика транспорта» ИрГУПС Владимир Гасельник. — В те годы на горе у городской привокзальной площади красовались большие цифры 1661—1961, а между ними — величественный и загадочный зверь. Взрослые пояснили мне, что это герб Иркутска, на котором изображен очень свирепый, могучий хищник, некогда живший в наших краях, именуемый бабром. Но со временем зверь вымер или его истребили казаки. Ни о каком тигре тогда и речи не было.

С уверенностью в том, что давным-давно в сибирских лесах водился таинственный зверь, Владимир вырос и уехал работать в Томск, а затем на Урал. Каково же было его удивление, когда, вернувшись в родной Иркутск в 2011 году, он узнал, что и без того загадочная история иркутского герба обросла новыми таинственными подробностями.

— Мне на глаза попалась публикация в одной из иркутских газет, что бабру хотят вернуть истинный исторический облик — тигриный, — поясняет Владимир Валерьевич. — А герольдмейстера Кене, который создавал герб в 1878 году, и вовсе обвинили во всех грехах, считая, что именно он допустил ошибку и принял бабра-тигра за речного бобра, в итоге породив «химеру».

Эта версия шла вразрез с той, которую Владимир Гасельник помнил с детства, поэтому он решил самостоятельно выяснить, что же произошло с гербом Иркутска и какой все-таки зверь на нем изображен. Свое расследование начал с архивов. На то, чтобы хоть немного разобраться в «деле иркутского бабра», у пытливого сибиряка ушло четыре года. Страница за страницей он изучал старинные документы, справочники, отправлял запросы по всей стране, поднимал целые пласты истории Приангарья.

Как известно, основанный в 1661 году Иркутский острог уже через четверть века получил статус города. Но вопреки расхожему мнению свою печать он получил не в 1690 году, а на 6 лет позже. По документам получалось, что основой для иркутской печати послужила гербовая печать Селенгинска. Привез ее воевода Иван Власов, посчитавший Иркутск более перспективным городом. Военачальник уехал, а канцелярия осталась. Поэтому, когда у Сибирского Приказа (центральный государственный орган, ведавший управлением Сибири в XVII—XVIII веках. — Авт.) возникла потребность в печати для Иркутска, за основу взяли селенгинскую. В сохранившемся описании говорилось, что на оттиске был изображен непонятный зверь из рода кошачьих, который держал в пасти соболя, а сверху располагалась поясняющая подпись — бабр. Граверы Сибирского Приказа повторили печать, лишь заменив название города.

Несмотря на то что у Иркутска появилась своя печать, вопросы оставались. Какой именно зверь был на ней изображен? В те времена в Сибири бабром называли любую большую дикую кошку: тигра, барса или ирбиса. Как же тогда в истории появился кровожадный бобр, бегущий с соболем в зубах?

— Первое упоминание бобра в архивах датировано 30 июля 1764 года, — рассказывает Владимир Гасельник. — В справке из Сибирского Приказа в описании печати говорится следующее: «города Иркутска — бобр поймал соболя, а над зверем надписано «бобръ».

Именно это описание и рисунок к нему были приняты решением Сената как герб Иркутского полка. Кто именно допустил эту ошибку, история умалчивает.

— В начале XVIII века Сибирский Приказ работал с перерывами, — продолжает краевед. — Поэтому появление бобра можно объяснить полной неразберихой в делопроизводстве учреждения. Кто-то из работников посчитал слово «бабр» ошибочным и заменил его на «бобр», проигнорировав описание 1696 года.

Подобные казусы в мировой геральдистике уже случались. Например, в гербе Гродненской области национального зверя зубра перепутали с зеброй. Но быстро опомнились и ошибку исправили, ведь зебры в Белоруссии не водились ни тогда, ни сейчас. Чего не скажешь о бобрах в Иркутской области. Их здесь было немало, причем как речных, так и морских, мех которых имел немалую стоимость, а купцы — большое влияние на чиновников. И наверняка им хотелось видеть на гербе города своего кормильца — бобра.

Неразбериха продолжалась долгие годы, за это время художники нарисовали немало эскизов бабра и бобра, а в 1790 году Екатерина II официально утвердила герб Иркутской губернии — «тигр с соболем в зубах». Но его оригинальные рисунки, утвержденные императрицей, пропали из иркутского архива, оставив очередную загадку — кого же на самом деле утвердила государыня. И вот в 1804 году в географическом словаре Российского государства вновь всплывает бобр. «Герб сего города: бобр, держащий во рту соболя. Когда же он принят или кем пожалован, сведения нет».

Так бы и продолжались мытарства бабра-бобра, если бы в 1878 году герольдмейстер барон Кене не создал уникальное животное, пополнившее мировой бестиарийгибрид тигра и речного бобра. И создал он его намеренно, а не по ошибке. Именно эту версию создания мифического животного и выдвигает иркутянин Владимир Гасельник. Так как почитатели были и у бабра, и у бобра, Кене решил создать герб, что называется, и вашим, и нашим. Тем более что это нисколько не противоречило геральдическим законам, о чем говорят гербы многих европейских городов.

— Кене сегодня обвиняют в глупости и халатности, — говорит краевед. — Но барон был человеком образованным и не мог перепутать хищника и грызуна. Поэтому создание изображения, представляющего слияние двух совершенно непохожих животных, назвать ошибкой нельзя. Все обвинения в его адрес необоснованны, а слова «ластоногое чудовище» и «несуразный зверь» в адрес бабра обидны. Это наше уникальное достояние, наш геральдический феномен, которым следует гордиться.

Фото автора и из архива Владимира Гасельника

Иллюстрации: 

_На фото — иркутянин Владимир Гасельник. Четыре года назад он решил провести свое расследование и узнать, как же таинственный зверь с кошачьей мордой, перепончатыми лапами и бобровым хвостом оказался на гербе Иркутска. Изучив немало документов,  он пришел к выводу, что бабр —  не что иное, как гибрид тигра и речного бобра. Материалов в итоге накопилось столько, что уже  в сентябре у пытливого краеведа выйдет книга «Детектив  с бабром», в которой он поделится результатами  своих исторических изысканий  и совершенно новой версией появления иркутского герба
_На фото — иркутянин Владимир Гасельник. Четыре года назад он решил провести свое расследование и узнать, как же таинственный зверь с кошачьей мордой, перепончатыми лапами и бобровым хвостом оказался на гербе Иркутска. Изучив немало документов, он пришел к выводу, что бабр — не что иное, как гибрид тигра и речного бобра. Материалов в итоге накопилось столько, что уже в сентябре у пытливого краеведа выйдет книга «Детектив с бабром», в которой он поделится результатами своих исторических изысканий и совершенно новой версией появления иркутского герба
_Это самый первый набросок проекта герба губернского города Иркутска 1857 года, который нарисовал барон Кене. Не так давно он был найден в архиве Герольдии в Российском государственном историческом архиве Санкт-Петербурга. За основу чиновник взял крупную кошку (ирбис, тигр) и добавил хвост-лопатку и перепонки между пальцами от бобра. Получился совершенно уникальный мифический зверь. «Конечно, фантастических животных в мировой геральдике немало: единорог у Красноярска, грифон у Саянска и Свердловской области, птица гамаюн у Смоленской области, гербы многих европейских городов. Но тем не менее бабр — это прецедент. Все перечисленные звери древние, а бабр — исключительное порождение XIX века. Мировой бестиарий не пополнялся до него долгое время», — рассказывает Владимир Гасельник
_Это самый первый набросок проекта герба губернского города Иркутска 1857 года, который нарисовал барон Кене. Не так давно он был найден в архиве Герольдии в Российском государственном историческом архиве Санкт-Петербурга. За основу чиновник взял крупную кошку (ирбис, тигр) и добавил хвост-лопатку и перепонки между пальцами от бобра. Получился совершенно уникальный мифический зверь. «Конечно, фантастических животных в мировой геральдике немало: единорог у Красноярска, грифон у Саянска и Свердловской области, птица гамаюн у Смоленской области, гербы многих европейских городов. Но тем не менее бабр — это прецедент. Все перечисленные звери древние, а бабр — исключительное порождение XIX века. Мировой бестиарий не пополнялся до него долгое время», — рассказывает Владимир Гасельник
_Бабр в 130-м квартале Иркутска пользуется популярностью у горожан и туристов. Здесь назначают свидания и фотографируются на память все, кто хоть однажды побывал у нас в городе. Но его трансформация заняла долгие три столетия. Знали ли наши предки, кто такой бабр на самом деле? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Также неизвестно, из какого именно языка пришло название. В бурятском есть слово «бар», у якутов это «баабыр», которые переводятся как тигр. А в тюркском «бабр» раньше и вовсе означал любую хищную кошку, будь то тигр, ирбис, пантера или барс
_Бабр в 130-м квартале Иркутска пользуется популярностью у горожан и туристов. Здесь назначают свидания и фотографируются на память все, кто хоть однажды побывал у нас в городе. Но его трансформация заняла долгие три столетия. Знали ли наши предки, кто такой бабр на самом деле? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Также неизвестно, из какого именно языка пришло название. В бурятском есть слово «бар», у якутов это «баабыр», которые переводятся как тигр. А в тюркском «бабр» раньше и вовсе означал любую хищную кошку, будь то тигр, ирбис, пантера или барс
Материалы в тему: 

Как тигр стал бобром

Что за мифическое животное является символом нашего города? Не каждый город может похвастаться несколькими гербами, а вот у Иркутска их сразу три. И все разные. И все действующие. Их можно увидеть в альбомах и проспектах, на почтовых открытках, марках и значках, на сувенирах, фотографиях, многочисленных рекламных стендах. Даже в иркутской мэрии имеют хождение несколько городских эмблем. Александр Суходолов, профессор и ученый-краевед, давно интересуется историей герба Иркутска, и сегодня он делится своими находками с читателями «Пятницы».Как известно, основанный в 1661 году Иркутский острог уж...
Загрузка...