Дело стариковское

В Иркутской области пользуются спросом частные пансионаты для пожилых людей

К частным детским садам мы уже давно привыкли. Сейчас в Иркутской области начали открываться частные пансионаты для пожилых людей, которые становятся все более востребованными. Один из них появился в 2014 году в Шелеховском районе. И если год-полтора назад такой частный пансионат все-таки вызывал удивление, то сегодня он воспринимается как должное. Десятки людей не боятся оставить здесь на время самого близкого человека. 

«Я уважаю старость» 

— Почему я этим занялась? Не знаю. Почувствовала, наверное, что это мое. Я уважаю старость. Общение с пожилыми людьми доставляет мне удовольствие. Однажды знакомая сказала, что ее бабушка нуждается в постоянном уходе, а возможности постоянно находиться с ней нет. Она ее перевезла к неким людям, которые предоставляют услуги по уходу, — начала свой рассказ руководитель частного пансионата для престарелых и инвалидов «Усадьба» в селе Баклаши Евгения Таничева. — Мы туда поехали. Я глянула, в каких условиях там находилась эта бабушка, и была в шоке. Несколько пожилых людей находились в маленькой квартирке в Первомайском. Им негде было пройтись — места не было. Поэтому люди лежали постоянно в кроватях. Такое ощущение, что их просто привезли туда умирать. Знакомая сказала, что семья вынуждена была держать бабушку там — таковы обстоятельства. Я еще задумалась: а как действительно себя вести? Что делать родственникам, если от пожилого человека в больнице отказываются, в хосписе очередь, а необходим постоянный уход? Выяснилось, что деть таких людей абсолютно некуда. Так и возникла идея организовать пансионат для престарелых людей.

Пансионат на окраине Баклашей открылся осенью 2014 года. Ворота открыла нам сама хозяйка. При входе в дом — небольшая уютная веранда. Просторный двор. Летом, по рассказам Евгении, здесь все в цветах. В коттедже могут находиться максимум 13 постояльцев. Проживание человека в сутки стоит от тысячи рублей. И несмотря на то, что деньги, в общем-то, немаленькие, свободных мест сейчас почти нет. И в этом заслуга Евгении Таничевой. В этой сфере она первопроходец. Другого опыта организации работы частного пансионата в Иркутской области не было. Пришлось начинать с нуля.

— Наши услуги нужны в ситуациях, когда близким нужно куда-то на время уехать, а пожилого человека одного не оставишь. Или, к примеру, ремонт нужно сделать. Не так давно женщина привезла к нам свою маму, потому что ей самой нужно было лечь в больницу. Учитывая диагнозы многих бабушек, такие, например, как старческая деменция, оставить их в квартире невозможно ни на минуту — это чревато последствиями. А у нас закрытая территория, постояльцы постоянно под наблюдением персонала.

«Мы в ответе за тех, кто у нас живет»

Пансионат позиционируется не как медицинское учреждение, а как учреждение домашнего ухода социально-бытового плана. И обстановка здесь соответствующая: домашняя. Живут бабушки — а подобралась там чисто женская компания — в основном по 2—3 человека в комнате. В центре дома холл с диваном и телевизором, есть отдельная столовая, кухня, оборудованный санузел.

Всех бабушек, а их в этот день было 10, мы застали в столовой. Чтобы не мешать их трапезе, мы отправились в небольшую комнатку, которая служит кабинетом директора. На полочке аккуратно лежат разложенные по коробочкам таблетки. Каждый сверток подписан фамилией постояльца.

— Четко следим за тем, чтобы бабушки вовремя получали таблетки. Однажды наша работница забыла дать таблетку. Я приняла решение ее уволить. Для меня это принципиально, ведь мы в ответе за тех, кто у нас живет, — говорит Евгения. — Да и с постояльцами и их родственниками не все сразу было гладко. Когда мы только начали работать, мужчина привез к нам свою маму, заплатил за месяц и пропал. Бабушка прожила у нас полгода. Не могла же я ее выставить на улицу!.. Хорошо, администрация района помогла — нам удалось поместить женщину в государственное учреждение. После этого случая я начала прописывать в договоре дополнительные пункты, требую теперь полный пакет документов, в том числе паспорт.

— Вы принимаете абсолютно всех? Есть какие-то ограничения?

— Мы не берем буйных. Были прецеденты, когда постояльцы мебель крушили, да и опасность для окружающих они представляют. Бывало, родственники нас обманывали: обколют человека, привезут, день-два он нормально себя ведет, а потом начинается. Поэтому сейчас родственников предупреждаю, чтобы о таких особенностях сразу говорили.

«А меня сюда привезли»

Одна из жилиц пансионата — Римма Ивановна. Бабушке 89 лет. Если не считать проблем со слухом, то она относительно здорова. В квартире она жила одна, справляться с хозяйством ей было уже тяжело. В Баклаши ее привез племянник.

— Они все занятые, работают, — говорит старушка. — А меня сюда привезли.

Днем в пансионате за бабушками ухаживают два работника, ночью — три. Периодически к старикам приходит медсестра: осматривает постояльцев, дает рекомендации. В дальнейшем с согласия родственников Евгения Таничева планирует привлекать врачей разных специальностей, психологов. Ну а в будущем руководитель пансионата намерена попасть со своим учреждением в реестр поставщиков социальных услуг, который сейчас создается на территории области.

— Знаю, что у нас существует большая очередь в психоневрологические диспансеры. Если мы войдем в реестр, то сможем эту очередь немного разгрузить. Я планирую построить еще один пансионат, побольше. В нем больше внимания буду уделять деталям, о которых не знала, когда начинала строить этот пансионат.

Технологии, нормализующие давление

Еще один частный пансионат для пожилых людей до конца года откроется в поселке Белореченском Усольского района. Акцент здесь будет сделан либо на дневном пребывании в нем пожилых людей, либо на организации каникул для бабушек и дедушек.

— Сразу подчеркну: лечить мы не планируем. Этим занимаются врачи. Санаторно-курортное лечение тоже не наш профиль. Мы будем заниматься социокультурной реабилитацией, — рассказывает идейный вдохновитель проекта, преподаватель кафедры социальной работы ИГУ, руководитель организации «Долголетие» Татьяна Гладкова.

Когда речь заходит о создании социокультурной среды, в первую очередь в голову приходит мысль об организации досуга. На деле же это немного другое.

— Пожилые люди сидят целыми днями дома и ждут, когда 40—50-летние дети их навестят, придут с работы, чтобы поделиться накопившимися за день эмоциями. А представляете, что такое взрослый человек, пришедший с работы? Именно поэтому мы хотим создать площадку для общения. После общения по определенной технологии с нашими волонтерами, студентами и преподавателями пожилые люди отмечают, что у них нормализовалось давление, улучшились многие физиологические показатели. И это все благодаря тому, что люди стали позитивно смотреть на мир, улучшилось их настроение, выстроены планы на дальнейшую жизнь.

  • Справка

1 января 2015 года начал работать ФЗ № 442, основная цель которого — улучшить качество социального обслуживания. Он подразумевает создание реестра поставщиков социальных услуг, создание некой альтернативы государственным поставщикам услуг. Планируется, что частные организации, оказывающие услуги населению, будут получать социальный заказ и выполнять его. Качественно предоставленная услуга будет оплачиваться частнику из бюджета.

Иллюстрации: 

Послеобеденный отдых жильцов пансионата
Послеобеденный отдых жильцов пансионата
Римма Ивановна — одна из самых возрастных постоялиц пансионата в Баклашах.
Римма Ивановна — одна из самых возрастных постоялиц пансионата в Баклашах.
Татьяна Гладкова вместе со своими студентами планирует заниматься социокультурной реабилитацией пожилых людей и надеется, что ее технологии работы заинтересуют многих.
Татьяна Гладкова вместе со своими студентами планирует заниматься социокультурной реабилитацией пожилых людей и надеется, что ее технологии работы заинтересуют многих.
Загрузка...