Дело Киселевой: суд продолжается

Свидетели дают показания по делу Юлии Киселевой

В Иркутске проходит судебное разбирательство по делу о резонансном ДТП на улице Байкальской. Напомним: в июле этого года 27-летняя водительница «Мерседеса» Юлия Киселева, двигаясь на огромной скорости, протаранила автомобиль «Тойота-Хайлендер». Водитель «Тойоты» Денис Матвеев и пассажир Альберт Соколов погибли. В отношении водительницы было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Во время расследования Юлия Киселева находилась в СИЗО и, несмотря на многочисленные ходатайства адвокатов заменить меру пресечения на домашний арест,  продолжает пребывать под стражей.

В смягчении отказали

Во время первого судебного заседания выяснилось, что Юлия Киселева имеет постоянную прописку в Санкт-Петербурге, хотя на протяжении последних нескольких лет проживает в Иркутске.

— Почему не проживали по месту регистрации? — спросила Киселеву судья.

— Я там работала, и мне для работы нужна была регистрация, — ответила подсудимая.

В Иркутске Юлия Киселева имеет временную регистрацию. Адвокаты, подавшие ходатайство на изменение меры пресечения на домашний арест, настаивали, что, поскольку в Иркутске у подсудимой «стойкие социальные связи», от суда она не скроется. Также адвокаты выступили с ходатайством о рассмотрении дела в особом порядке, что дает право на более мягкое наказание — 6 лет вместо максимальных 9.

— Я прошу уважаемый суд  поменять мне меру пресечения на более мягкую, так как дома у меня маленький ребенок. Он болеет астмой, и мои родители с ним не справляются, — сказала Юлия Киселева.
Прокурор и потерпевшие возражали против изменения меры пресечения и рассмотрения уголовного дела в особом порядке. Суд принял их сторону — в течение судебного разбирательства Юлия Киселева будет находиться в СИЗО. В рассмотрении дела в особом порядке суд тоже отказал.

— Во время заседания она жалостливо говорила о ребенке, — сказала после суда Елена, вдова Альберта Соколова. — А когда она садилась за руль в состоянии алкогольного опьянения, почему тогда о ребенке не думала?..

Видела «Тойоту» издалека

Во время следующего заседания прокурор зачитала обвинительный приговор. Вот ключевые выдержки: «Проявив грубую невнимательность и преступную небрежность, Киселева избрала скорость движения, не обеспечивавшую ей возможность постоянного контроля за движением автомобиля… Киселева управляла транспортным средством, находясь в состоянии алкогольного опьянения, и не могла правильно воспринимать и оценивать дорожную обстановку… Вела автомобиль со скоростью, превышающей установленные ограничения… Киселева могла и должна была предвидеть последствия, располагая технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем «Тойота-Хайлендер», путем применения экстренного торможения и остановки… Видела «Тойоту» за 356 метров…»

Юлия Киселева, понурив голову,  полностью согласилась со всеми предъявленными ей обвинениями.

«Лена, наши мужья попали в страшную аварию»

Далее начался опрос свидетелей. Во время того, как показания озвучивала вдова Елена Соколова, многие плакали.  

— 26 июля был выходной день. Муж был в отпуске, — начала Елена. — В тот день мы ездили на природу, вернулись в 7 часов вечера. Через некоторое время позвонил его друг Денис Матвеев. Им нужно было встретиться. Около 9 часов вечера муж уехал, — говоря о моменте, в который последний раз видела мужа живым, Елена не смогла сдержать слез. — После 12 часов мне позвонила Вероника Матвеева и сказала: «Лена, наши мужья попали в страшную аварию. Срочно бери своих друзей и выезжай на улицу Байкальскую, к кинотеатру «Баргузин». Друзья приехали через три минуты. Муж уехал без машины, поэтому на месте аварии я не могла сразу сориентироваться — стояло несколько разбитых машин. Я не знала, в какой из них он, где его искать. Я бегала, искала… — голос Елены срывается, — и  увидела накрытое тело мужчины. У него были кроссовки яркого цвета. Я сразу поняла, что это мой муж. В тот момент мне стало плохо, меня подхватили друзья и посадили на обочину. Что происходило дальше, я помню с трудом. Подходили люди. Кто-то отдал мне телефоны Дениса и моего мужа. Подходили очевидцы, рассказывали, как все случилось.

— В тот день, когда все произошло, мы с ребенком были за границей, — рассказывает Вероника Матвеева. —  Мне позвонил с телефона мужа незнакомый человек и сказал: «Приезжайте срочно на Байкальскую! Ваш муж попал в серьезное ДТП». Звонивший был очень взволнован. Я начала звонить друзьям. Первой позвонила Елене Соколовой. Елена поехала на ДТП, а я пошла покупать билеты. Через день я была в Иркутске…

— С мужем мы знакомы 15 лет. Десятый год мы были в браке, — продолжила Вероника. — В 2007 году у нас родился сын. У нас была дружная семья. Здесь, в Иркутске, жила 92-летняя бабушка Дениса. Она была полностью на его иждивении и попечении. Родители Дениса живут в Хабаровске. Моя свекровь потеряла второго сына… Представляете, какая это утрата? Мой муж был опорой для всех нас. Ни один человек не может сказать о нем плохо. Он занимался строительством, достаточно много сделал для Иркутска. Рабочие из его фирмы до сих пор не могут прийти в себя, очень сожалеют о потере, а что говорить о нас, близких…

Бывший муж оказался на месте ДТП через 30 секунд

Один из главных свидетелей по делу — бывший супруг подсудимой Иван Киселев — встречался с ней за 15 минут до момента ДТП и прибыл на место аварии самым первым.  

 — Мы встретились с Юлией на парковке у музыкального театра, — рассказал свидетель. — Она подъехала на своем автомобиле, рядом с ней сидел молодой человек — Соков Никита. Я его знал. Мы познакомились, когда Никита еще ходил в школу. Он был фанатом автомобиля, которым я когда-то владел. Что его связывало с Юлей, я понятия не имею.

— В каком она находилась состоянии? — спросила прокурор.

— В нормальном состоянии, в адекватном. Запаха алкоголя я не почувствовал. Мы общались через приоткрытое окно. И у меня, и у нее дальнейший маршрут пролегал через Байкальскую, так что на место ДТП я попал через полминуты после того, как все произошло. Я вызвал скорую и оказал Юле медицинскую помощь — извлек ее из салона, зафиксировал шейный отдел позвоночника, уложил ее на асфальт, прощупал пульс. Запаха алкоголя от нее я не чувствовал — может, потому, что находился в шоке от увиденного.

— Какое время вы жили в совместном браке? Как вы можете охарактеризовать бывшую супругу? — задал вопрос адвокат Киселевой.

— Мы проживали вместе около пяти лет, — сообщил Иван Киселев. — Ничего плохого о ней сказать не могу. Не было никаких инцидентов и скандалов,  и разошлись мы потому, что просто не сошлись характерами. У нас есть совместный ребенок, ему три года. До задержания она сама занималась воспитанием ребенка.

— Охарактеризуйте ее как маму, как жену, — попросил второй адвокат Киселевой.

— Хорошая мать, отличная женщина. Я не могу ничего плохого сказать, только самые хорошие и положительные отзывы.

— Когда вы проживали вместе, Киселева употребляла алкогольные напитки? — спросила прокурор.

— Ну, если только на Новый год бокал шампанского. Вообще, в нашей семье алкоголь не приветствовался. Сесть за руль в алкогольном опьянении она себе не позволяла.

Встреча Ивана и Юлии, предшествовавшая аварии, произошла во втором часу ночи. Иван увидел бывшую супругу, которая двигалась на своем автомобиле по улице, и позвонил, чтобы встретиться, перекинуться парой слов.

— Она проезжает в час ночи по городу на машине, и вы не поинтересовались, где ваш ребенок? — спросила судья.

— Вполне возможно, что я задал этот вопрос, но сейчас я просто не помню.

— Часто такое бывает, что ваша бывшая супруга катается по ночам?

— Я первый раз увидел.  

«Я каюсь в содеянном»

Следующий свидетель аварии, водитель Игорь Мягонький, выезжая на Байкальскую, и предположить не мог, что летевший по городской магистрали автомобиль, даже не попытавшись затормозить, сметет несколько машин.   

— Я стоял на своем автомобиле «Тойота-Креста» на пересечении Байкальской и Пискунова, ждал зеленого сигнала светофора. Заметил, что со стороны центра на приличной скорости двигался автомобиль с включенными фарами. Я думал, что он остановится, но даже никаких признаков торможения не было. «Мерседес» врезался в «Тойоту-Хайлендер», и от удара «Хайлендер» влетел в меня. Я ударился грудной клеткой о руль и ненадолго потерял сознание. Потом пришел в себя, отдышался. Медицинская помощь мне не понадобилась. Когда вышел из своей машины, люди уже вынимали из «Хайлендера» мужчин. Один умер сразу, второго увезли в больницу. «Мерседес» стоял в отдалении. Оттуда доставали девушку, сидевшую за рулем. Она была без сознания, и парень какой-то был там в салоне.

Судья Екатерина Никитина зачитала письменные доказательства и заострила внимание на нарушениях правил дорожного движения, которые Юлия Киселева допустила за все время вождения своего автомобиля. Только в 2014 году она четыре раза нарушила скоростной режим — на 20, 40, 60 километров в час.  

— В связи с чем такое большое количество административных правонарушений?

—  Я всегда езжу со своим ребенком. Он то заплачет, то закричит. В больницу ездим, — оправдывалась Юлия Киселева

— Если вы с ребенком ездите, должны соблюдать правила дорожного движения, а не подвергать риску ребенка. При разрешенной скорости 60 километров в час вы двигаетесь 100 километров в час практически…

— Я согласна. Просто однажды у ребенка случился отек Квинке, и я торопилась в больницу.

В конце судебного заседания адвокат подсудимой попросил приобщить к делу документ.  

— В связи с перенесенным оперативным лечением в больнице после полученных травм Юлии Киселевой рекомендовано повторное оперативное лечение, удаление металлоконструкций через 6—12 месяцев с момента поступления в стационар. Документ заверен врачом.

Потом взяла слово сама подсудимая.

— Я  бы еще раз хотела попросить прощения у пострадавших, их семей, детей. Мне не все равно, я каюсь в содеянном. Я готова помогать. Простите меня, если сможете.

— Потерпевшие, принимаете извинения? — спросила судья.

«Нет», — был короткий ответ и Елены, и Вероники.

Уже после судебного заседания Вероника, отвечая на вопросы журналистов, добавила:

— Не принимаю ее извинений, потому что мужа они мне не вернут.   

Для жен погибших мужчин судебные заседания стали нелегким моральным испытанием. Вероника и Елена хотят, чтобы все побыстрее закончилось и виновная в гибели их мужей получила наказание по всей строгости закона.  

В отличие от затянувшихся судебных разбирательств, связанных с резонансными ДТП, виновницами которых были Анна Шавенкова и Екатерина Коверзнева, в данном случае велика надежда, что приговор Юлии Киселевой будет озвучен до Нового года.

«Дело Киселевой» сразу оказалось под пристальным вниманием СМИ, как местных, так и федеральных.
«Дело Киселевой» сразу оказалось под пристальным вниманием СМИ, как местных, так и федеральных.
Юлия Киселева до злополучного ДТП. Сейчас она выглядит по- другому.
Юлия Киселева до злополучного ДТП. Сейчас она выглядит по- другому.
Загрузка...