Чудес не бывает

Почему правительство вынуждено принять тяжелое решение о разморозке тарифов 

 Андрей Петрович Капитонов, исполняющий обязанности министра жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области: 

— Конечно, решение о замораживании тарифов было политической мерой. Главное было — победить на выборах, а потом ситуацию как-то разруливать. Никто особенно не задумывался, что будет после. Безусловно, это решение нужно отменять, потому что оно таит в себе большую опасность. В бюджете Иркутской области нет средств на компенсацию выпадающих доходов предприятиям, оказывающим услуги ЖКХ, а это около 1 млрд 640 млн рублей. Их нет. Просто нет. Бюджет на сегодня предельно дефицитный. Получается, что предприятия предоставили услуги, но денег не получили. То есть они могут провести ремонт, закупить топливо и т. д. А многие предприятия вообще могут объявить себя банкротами, и, не дай бог, это произойдет во время отопительного сезона. Придется вводить ЧС. 

Вообще игры с тарифами — весьма опасная штука. На первый взгляд это благо для населения, но впоследствии оно оборачивается крупными проблемами. Например, в 2002 году в Ангарском муниципальном образовании тарифы на содержание жилья также не поднимались в течение нескольких лет. В итоге управляющие компании не могли нормально работать, у них просто не было денег на проведение ремонтных работ, на реконструкцию. Все это сопровождалось постоянными аварийными ситуациями.

Анна Павловна Киреенко, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой налогов и таможенного дела БГУЭП:

— Все проблемы бюджета и энергоснабжающих компаний нельзя решить только заморозкой или разморозкой тарифов. Решение по тарифам должно быть направлено не только на балансировку бюджета, но и на повышение эффективности всей системы ЖКХ, то есть  эффективное и прозрачное расходование платежей, поступающих от населения. Нужно, чтобы правительство представило весь пакет решений в бюджетной сфере и то, в какой мере  предлагаемые меры позволят сбалансировать бюджет, и на какой период. Кредиты, которые берет сейчас область, необходимо будет отдавать. И если заморозку оплаты населением тарифов продолжить, то и кредиты вырастут. В итоге придется принимать еще более непопулярные решения в сфере бюджета. Я считаю, что решение по заморозке тарифов было рискованным. Обоснование этого решения общественности представлено не было. Ведь замораживали не сами тарифы, а их оплату. Невозможно волевым решением заморозить рост затрат, можно только отсрочить их оплату. Затраты снабжающих организаций росли, но они не оплачивались населением. Разницу по оплате расходов взял на себя областной бюджет, видимо, понадеявшись на рост доходов или наличие свободных средств. А роста доходов не произошло, и, к сожалению, в перспективе такого роста ожидать не приходится. Для населения области повышение платы за коммунальные услуги, конечно, будет болезненным, так как доходы сейчас в связи с кризисом реально снижаются. Но, с другой стороны, чтобы содержать бюджетную сферу и выплачивать долги, области нужны средства. И если сейчас не сбалансировать бюджет, то потом эти долги все равно обрушатся на население. Так как если нечем будет отдавать кредиты, то не будет хватать средств для выплаты зарплат бюджетникам, и мы все это почувствуем.

Александр Раисович Халиулин, руководитель Службы по тарифам Иркутской области: 

— Решение о замораживании тарифов, принятое прежним губернатором и его командой, было популистской мерой, потому что денег на компенсацию выпадающих доходов никто не предусмотрел. Если устанавливать тарифы плавно, постепенно, в соответствии с предельными уровнями, которые регулируются и контролируются федеральными органами, то никакого всплеска недовольства со стороны населения не возникает. Но самое главное, если деньги на покрытие выпадающих доходов предприятий отсутствуют в бюджете, это ставит под угрозу бесперебойное теплоснабжение потребителей. Котельным нужно покупать топливо и топить уже сегодня. Поэтому сегодня мы столкнулись с реальной угрозой срыва отопительного сезона. В бюджете этих денег нет, то есть их придется искать, перекраивая другие программы: программы Минздрава, программы ЖКХ по предоставлению субсидий мало­имущим. То есть придется отнимать эти деньги у других. И так всегда: как только политика вмешивается в тарифы, это оборачивается большими проблемами. 

Владимир Олегович Головщиков, доцент, кандидат технических наук, старший научный сотрудник РАН,  член научно-экспертного совета по энергоэффективности при правительстве Иркутской области:

— Тарифы ЖКХ увязаны с тарифами для той теплоснабжающей организации, которая производит и поставляет тепловую энергию и горячую воду. Поэтому если искусственным образом, без какого-либо экономического обоснования обрезать и останавливать рост тарифов на коммунальные услуги для населения  (а это основная составляющая часть платежной квитанции для любого квартиросъемщика или владельца квартиры), то это сразу бумерангом сказывается на энергоснабжающей организации. Она должна поступить тогда следующим образом — либо это воспринимать как данность («ничего не поделаешь, такая у нас жизнь»), либо, чтобы не потерять свои выпадающие доходы, требовать от службы по тарифам существенного увеличения роста тарифов на тепловую энергию для юридических лиц. Те в свою очередь будут вынуждены повысить цены на свою продукцию, товары и услуги, что опять же скажется на кошельках потребителей. Кроме того, при условии слабой экономической ситуации в стране и регионе увеличенный тариф — дополнительная нагрузка для любых предприятий, особенно в зимний период. Получается, сделав, говоря условно, добро для одной группы (населения), мы сразу же ухудшаем ситуацию другой стороны. Но если не стремиться обеспечить необходимую валовую выручку энергоснабжающей организации, то тогда это приводит к прямому ущербу для этой организации: ей просто не хватает средств на выполнение своей основной функции — надежное энергоснабжение потребителей. А ведь при этом она предоставляет в Службу по тарифам требуемый по закону полный комплект информации с  обоснованием своих необходимых затрат.

Объективное увеличение тарифа для населения, естественно, вызовет массовое недовольство. Но давайте посмотрим на эту проблему с другой стороны. На тех же самых предприятиях работают те же самые люди. Экономическая ситуация для них усугубится больше, если предприятие будет «нагружено» экономически необоснованным тарифом, что обязательно бумерангом вернется населению. Об этом наше население не хочет обычно думать — лишь бы заплатить самому меньше.

Я могу привести пример, который произошел в Ангарске. Несколько лет назад там поступили подобным образом по отношению к холодному водоснабжению: держали тарифы два года. А потом пришлось поднять их на 30—40%, деваться было некуда — Водоканал должен был работать. И это вызвало массовое возмущение населения.

Как рядовой потребитель, я понимаю, что всякое снижение или замораживание тарифов — это благо для бюджета моей семьи. Но если здравые люди рассуждают об экономической ситуации и о последствиях этого шага в среднесрочной перспективе, то они должны признать, что подобный волюнтаристский подход просто недопустим.

Загрузка...