Читатели пишут…

Здравствуйте, уважаемая редакция!
Я постоянный ваш читатель. Почему не подписчик? Все просто: иногда обуревает такая лень, что ничего не хочется, да и все тут! А надо идти покупать газету. Вот и шагаю в киоск. Заодно и прогулка на свежем воздухе. Высылаю в ваш адрес рассказ. Если сочтете нужным, напечатайте его, пожалуйста. Таежного вам здоровья и долгих лет!

Виктор Багульский, г. Иркутск

БЕЗВЫХОДНАЯ СИТУАЦИЯ

В понедельник. «Помри по дороге», — безразлично шепчет жена в спину опостылевшему мужу, провожая его на работу до входной двери.

В обеденный перерыв последний приобрел веб-камеры скрытого наблюдения и установил их в комнате и на кухне в своей квартире. Дражайшая половинка отсут­ствовала. Перед отходом ко сну вечно недовольная зе­вает: «Чтоб ты не проснулся!» Супруг не обращает вни­мания на ее выпад.

Во вторник утром. Нелюбимая желчно бросает вслед уходящему мужу: «Окочурился бы ты поскорее!» Вече­ром встречает: «Ты еще не в гробу и без белых тапочек?» Тот не реагирует. Ночью, засыпая, неблаговерная жела­ет: «Царство тебе небесное!» Бедолага не отвечает.

В среду за завтраком: «Не подавись, болезный». Су­пруг удрученно хмурится. При возвращении его с рабо­ты ехидна встречает наигранно-удивленным вопросом: «Еще тюлюпаешься по грешной земле?» Прежде чем заснуть, ненавистная сдавленно хрипит: «Удушись в пол­ночь!» Загнанный насупленно молчит, тоскливо думая про себя: «Трижды прав Владимир Вольфович, предло­жив в одном из своих выступлений разрешить самостоятельным мужчинам в России иметь до четырех жен, — тяжело вздыхает и думает дальше: — Мне бы и двух хватило — все меньше нападок на главу семьи».

В четверг. Распоясавшаяся ожесточенно плюет ему в путь: «Чтоб ты копыта откинул!» Вечером живо инте­ресуется: «Ты еще не усоп?» Перед сном: «Упокой твою душу на том свете». Затюканный едва сдерживается.

В пятницу. Едва проснувшись, горгона визжит: «Ни дна тебе ни покрышки, слизняк!» В технический пере­рыв несчастный пришел в дежурную часть участка по­лиции по месту жительства и написал заявление на имя начальника с просьбой оградить его от методического третирования со стороны жены. Дежурный прочитал жалобу, посмотрел видеозапись и, возвратив их заяви­телю, с ухмылкой посоветовал: «Не обращай внимания на бабу. Перебесится — желе будет». Посетитель скеп­тически хмыкает: «Она скорее в трясину превратится». Полицейский в ответ предлагает: «Заставь бездельницу работать». «Как же, заставишь ее!» Представитель вла­сти не сдается: «В крайнем случае разведись и разме­няй квартиру». — «Она у нас однокомнатная». — «Ты че, не мужик? Вроде нехилый. Врежь ей между глаз пару раз, успокоится враз!»

На утренней заре незадачливый муж возвратился к погасшему семейному очагу. Воительница забесновалась: «Ты еще не в аду, пошляк?»

В субботу, толком не продрав глаза, иезуитка с пеной на губах вопит: «Чтоб ты сдох! Чтоб ты сдох, мразь!» Муж со звериным ревом бьет ее кулаком между глаз. Та падает на пол и теряет сознание. Опомнившись, раскаявшийся кухонный боксер по мобильному теле­фону вызывает скорую и полицию. Оперативно прибыв­шая на место происшествия неотложка увозит потерпевшую в реанимацию, где та, не приходя в сознание, скончалась. А наряд полиции конвоирует задержанного в изолятор временного содержания.

В суде коллегия присяжных заседателей, вопреки логике и смыслу известного произведения классика литературы, вынесла обвинительный вердикт по всем пунктам обвинения подсудимого, не заслуживающего снисхождения. Господин судья на основании вердикта присяжных заседателей и действующего законодатель­ства, прислушавшись к просьбе прокурора, проигно­рировав доводы защитника, в частности о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, пригово­рил истерзанного к длительному сроку отбытия нака­зания в колонии строгого режима за умышленное убий­ство, из которой осужденный уже не освободился.