Четыре месяца без омуля

Чиновники предлагают омулю сменить место жительства

В Иркутске опять обсудили ситуацию с омулем. Пресс-конференцию на эту тему приурочили к очередному заседанию межведомственной комиссии по вопросам охраны Байкала. Как отмечают в Федеральном агентстве по рыболовству, для увеличения популяции байкальского эндемика будут восстановлены два завода: Селенгинский и Большереченский. В каждый их них планируют вложить по 300 млн рублей. Оба находятся на территории Бурятии. Что касается нашего, Сарминского рыбзавода, то его участь пока не решена. Прошлая деятельность предприятия признана неэффективной, а будущее теперь зависит от ученых. Они должны дать заключительный вердикт: стоит ли его строить и какой результат можно будет ожидать от его работы. А пока в качестве альтернативы ведомство рекомендует обратить свои взоры на Братское водохранилище и заняться зарыблением омулем этого водоема.

Ставка на молодь

Василий Соколов, заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству, еще раз напомнил о том, что запрет вылова омуля, который действует с 1 октября прошлого года, — вынужденная мера. Его численность, по мнению чиновника, достигла критического уровня, и необходимо было предпринять решительные действия. Подобная ситуация, напомнил Соколов, уже имела место быть в истории Байкала, когда запрет действовал на протяжении 10 лет, и после того как было налажено воспроизводство и были введены охранные меры, результат оказался положительным. Сейчас ведомство планирует получить такой же эффект.

— Основные мероприятия связаны с активизацией искусственного воспроизводства, усилением рыбоохранных мер и проведением научных исследований для отслеживания ситуации. Все эти направления крайне важны. Что касается искусственного воспроизводства, то, к сожалению, заводы, которые долгое время существовали и работали в Бурятии, сейчас находятся в плачевном состоянии. Речь идет о Селенгинском и Большереченском заводах. После того как они были переданы в ведение ФГБУ «Главрыбвод», началась работа по их восстановлению. Реконструкция заводов позволит увеличить их мощность в три раза и обеспечить необходимый выпуск как личинки, так и молоди омуля.

Он также отметил, что особый упор будет сделан именно на молодь, поскольку это перспективное направление. Оценку эффективности этой работы дадут ученые.

Им же предстоит решить судьбу Сарминского рыбзавода. По словам замруководителя Росрыболовства, предыдущий опыт работы этого предприятия показал полную его неэффективность. Были проблемы с водой, с выпуском молоди, возникала масса других вопросов, не предусмотренных при его строительстве. Поэтому для того, чтобы завод вновь заработал, требуется научное обоснование: как и что там можно построить и какой это даст эффект.

Тем не менее, по словам Ильи Сумарокова, министра сельского хозяйства региона, учеными уже была проведена работа в 2014 году, и ими было дано заключение о том, что это целесообразно. Они посчитали, что это даст положительный результат по восстановлению численности рыбы. В этом году ученых вновь привлекут для того, чтобы был сделан окончательный вердикт: стоит ли строить там завод или выростные пруды. Площадь для их создания уже имеется и составляет 5 га. Для возведения завода потребуется 30 га.

Дорогой окунь

Поскольку промышленный лов теперь на Байкале под суровым запретом, Росрыболовство предлагает направить интересы рыболовов на другие водоемы и, к примеру, заняться зарыблением Братского водохранилища. Там существует хорошая кормовая база, поэтому омуль будет расти гораздо быстрее. Впрочем, такая работа на водохранилище уже ведется. В 2017 году туда уже было выпущено 150 тысяч штук подрощенной молоди. Эта работа будет также продолжена до 2020 года.

Как отметил Илья Сумароков, Братское водохранилище в целом является очень перспективным в плане рыболовства. В прошлом году в нем было выловлено более 2 тысяч тонн различной рыбы: плотвы, сороги, щуки, сазана, окуня. Причем окунь выглядит особенно привлекательно. Его добывают на этом водоеме в больших объемах и поставляют в Европу. Там филе окуня очень востребовано, а потому имеет высокую цену.

Кроме того, в Приангарье планируют активно развивать и аквакультуру. В настоящее время из 34 рыбоводных участков 19 переданы в право пользования на 25 лет. В прошлом году часть хозяйств уже произвела выпуск молоди в эти участки.

— В настоящее время в Иркутской области действуют 14 рыбоводных предприятий. У них есть производственные помещения, рыбоводные участки, пруды и необходимое оборудование для производства товарной продукции. Однако пока предприятия находятся в стадии становления. В рамках развития этого направления у нас есть государственная поддержка и на федеральном, и на областном уровне. Это и инвестиционные кредиты, по которым государство готово гасить процентную ставку, компенсация части затрат на приобретение кормов — до 30% и на приобретение рыбопосадочного материала — до 70%. Два года подряд хозяйства этими мерами поддержки пользуются и имеют определенный результат. Более того, мы планируем расширить меры поддержки. Возможно, это будет компенсация и на приобретение оборудования, техники, — говорит Илья Сумароков.

Изымают лодки и хвосты

Возвращаясь к проблемам на Байкале, глава Росрыболовства затронул и такую болезненную тему, как рыбоохрана. До последнего времени численность инспекторов, их оснащение техникой, снаряжение оставляло желать лучшего. Браконьерам удавалось легко уходить от стражей закона. Однако теперь это становится практически невозможным.

— Второй год подряд мы закупаем основное оборудование и технику: это скоростные катера, беспилотники, приборы ночного видения. Ведь не секрет, что браконьеры в основном выходят в море ночью. Мы усилили штатный состав на озере, воссоздали Ольхонский межрайонный отдел рыбоохраны, добавили сотрудников на север Байкала. В период нереста также привлекаются инспекторы с других территорий, — поясняет Виталий Молоков, руководитель Ангаро-Байкальского территориального управления Федерального агентства по росрыболовству.

По его словам, действенной мерой оказалось и изъятие имущества у браконьеров. Ведь речь идет не только о резиновых лодках, но и о современных дорогих катерах. Таким образом, за 2016—2017 год изъято более 300 единиц техники. Все они были помещены на штрафстоянку.

Тем не менее, даже несмотря на такой усиленный контроль, партии омуля нет-нет да и попадаются в поле зрения оперативников. К примеру, в поселках на побережье Байкала во время нерестового сезона сотрудниками ФСБ было изъято более 60 тонн омуля. Эту рыбу нарушители готовили к реализации в торговые точки Иркутска. В целом с начала введения запрета органами рыбоохраны было изъято более 3 тонн омуля, сотрудниками полиции — более 2 тонн.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В ракрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .
Система комментирования SigComments
Загрузка...
Загрузка...