Чертово кладбище: тайна не разгадана

На границе Иркутской области и Красноярского края есть заговоренное место, раскрыть тайну которого пыталось бессчетное количество исследователей.

Аномальная зона под названием Чертово кладбище затерялось в приангарских таежных дебрях и вот уже 100 лет не дает покоя людям, которым нравится разгадывать загадки и щекотать себе нервы. Руководитель общественной организации «Иркутск-Космопоиск» Никита Томин называет Чертово кладбище бермудским треугольником Восточной Сибири. Вместе с единомышленниками исследователь аномальных явлений не единожды пытался отыскать поляну, где гибли животные, а люди испытывали приступы ужаса.

Первые упоминания о зловещем месте датируются началом 1920 года. Крестьянин Семен Поляков из деревни Карамышево рассказывал, как его дед гнал сохатого по тайге и неожиданно набрел на странную поляну. На глазах человека лось начал провалиться под землю, от которой шел сильный жар, и сгорел.

Еще один житель Карамышево, по фамилии Ермаков, вспоминал, как ходил к жуткой поляне вместе с отцом. Отец не разрешил сыну подойти слишком близко, но тот сумел разглядеть обугленные деревья, окружавшие Чертово кладбище, а также кости и черепа, устилавшие его землю. «Отец сказал, что сюда что-то упало с неба. Оно находится под землей, и раньше здесь была дыра, которая  в итоге заросла травой. Он говорил, что раньше скот и звери проваливались под землю, а потом стали погибать, оставаясь на поверхности», — сообщил Ермаков.

Были и другие свидетельства о гиблом месте. В засушливое лето начала 30-х сильно обмелела Ангара. Катера и «илимки» (узкие длинные баржи) стояли на приколе, а мясо и хлеб сдавать государству как-то надо было. Стадо для районных поставок крестьяне были вынуждены перегонять через тайгу в Братск. Животных гнали вдоль реки Ковы. После одной из стоянок погонщики недосчитались двух коров. Случилось это как раз возле Карамышево. Зарядив ружья, колхозники отправились на поиски. Вдруг вдалеке тревожно залаяли их собаки. Погонщики поспешили на лай и оказались перед круглой поляной, на которой не было ни единой травинки. Собаки, в кураже выскочившие на черную землю, поджав хвосты, с визгом бросились назад. Изумленные мужчины увидели потерявшихся коров. Они лежали посреди поляны и был мертвы, рядом виднелись трупы и скелеты таежных зверей и птиц. Один из погонщиков, слышавших легенды о земле, которая убивает, поспешил увести из страшного места своего товарища. Во время дальнейшего перехода собаки стали вялыми, перестали есть и вскоре погибли.

В 1940 году в советской  прессе вышла первая статья о Чертовом кладбище, которая подтверждает рассказы крестьян. Для написания статьи использован рассказ жителя поселка Кежма, агронома Валентина Салягина.  

В весеннюю распутицу районный агроном Салягин находился в командировке в колхозе «Ангарстрой» деревни Пашино. У него возникла необходимость проследовать до  другой отдаленной деревни, расположенной на берегу реки Ковы. Иного пути, кроме узенькой таежной тропы, не было. Проводить важного человека вызвался бывалый охотник.

Путники выдвинулись в дорогу. Во время неспешного разговора на привале пожилой проводник сообщил, что находятся они недалеко от Чертова кладбища.

Агроном очень заинтересовался этим объектом, и старик рассказал ему историю, очень похожую на леденящее кровь приключение перегонщиков из Братска, о котором мы рассказывали выше.  

— Много лет тому назад еще моему деду довелось как-то гнать скот в деревню Банчиково Нижнеилимского района. А погнали они тогда на пару с товарищем. Не доходя до Карамышево, запозднились и заночевали. После ужина просчитали коров. Все чин-чином. Справно лежат, жвачку жуют. Навалили погонщики кряжей на огонь, собрали постель из сосновых веток, да и на боковую сами. Ночь прошла спокойно. Утром поднялись чуть свет, стали коров собирать. Двух нету. Туды-сюды, а они, сердешные, недалеко на прогалызине лежат. Недвижимые. Околели, значит. С чего бы это? Не могут понять. Осмотрели прогалызину, а земля на ней черная да мягкая, как будто кто-то ее нарочно спахал да забороновал. Ни травинки, ни кустика на ней не растет. Подошли к коровам, осмотрели их. Туши целые. И сразу почуяли обои какую-то боль в теле своем… Отошли на траву, отдышались. Поняли, недоброе это место, нечистое. Как, значит, побудешь на нем — и околеть можешь. Кое-как стащили коров на траву, распороли и увидели, что все нутро у них чем-то опаленное, покраснело. Ну, тут старики и вовсе струхнули. Толкуют, что не иначе как нечистая сила коров огнем спалила.

Взбудораженный рассказом Валентин Салягин попросил старика проводить его к загадочному месту, и тот согласился. По пути к поляне Салягин выдвигал гипотезы, объясняющие феномен. И остановился на том, что животных погубили ядовитые газы, которые выделяются из грунта. Проводнику-охотнику удалось подстрелить двух рябчиков, которых Салягин решил использовать для эксперимента.

Приближаясь к нужному месту, спутники увидели у небольшой горы темную «лысину», лишенную всякой растительности. Агроном положил на черную землю рябчиков и зеленые сосновые ветки, а когда извлек обратно, то обнаружил, что иголки поблекли, словно чем-то опаленные, и легко осыпались. Рябчики внешне не изменились, но при вскрытии оказалось, что их внутренности имеют красный оттенок, словно были обожжены. Сами проводник и агроном после недолгого нахождения на поляне почувствовали внутри странную боль.

Вернувшись домой, Салягин долго переписывался с различными ведомствами Красноярского края и рассказывал о феномене. Впоследствии он бывал на Чертовом кладбище не один раз — ставил опыты. Обратил внимание, что рядом с поляной «сходит с ума» компас. Посередине загадочного места он обнаружил провал, периодически курившийся дымком. Не рискуя заходить на саму поляну, исследователь бросил грузило на нитке в отверстие. Но длины нитки не хватило, чтобы измерить глубину этой бездонной ямы. Чтобы обезопасить таежных путников, Салягин попросил охотников выжечь на дереве вблизи поляны предупреждающий знак — изображение черта с указателем.

Исследованиями Салягина заинтересовался учитель географии Кежемской школы Аркадий Куликов. Он первым выдвинул версию, что появление гиблого места может быть связано с падением Тунгусского метеорита. Учитель вместе со своими учениками запланировал экспедицию на лето 1941 года. Но планам не суждено было сбыться — 22 июня грянула Великая Отечественная война. Куликов ушел на фронт добровольцем и вскоре погиб.

В тяжелые военные и послевоенные годы интерес к поляне заметно ослабел. Людям хватало других проблем — деревни, стоявшие на реке Кове, были признаны неперспективными, людей начали расселять. К началу первой волны поисков Чертова кладбища, датируемой серединой 80-х годов, из всех многочисленных ковинских деревень жизнь теплилась только в одной. По рассказам местных жителей, смертоносная сила поляны начала слабеть. Тайга стремилась ее поглотить, таежная растительность отвоевывала себе все больше пространства на некогда опасной земле. Перегонщики перестали водить скот по здешнему лесу, зарастали потаенные тропы.

Найти проводника, который знал бы точное местоположение Чертова кладбища, со временем стало невозможно.

В 1983 году в журнале «Техника молодежи» вышла статья «Гиблое место». В ее основе лежал рассказ Михаила Панова, жившего когда-то на заимке Карамышево. Михаил рассказывает истории о пропавших и найденных мертвыми коровах, которые слышал в подростковом возрасте от работников колхоза. В статье приводится гипотеза кандидата физико-математических наук Виктора Журавлева, объясняющего ковинский феномен: выжженную поляну создали горящие подземные пласты каменного угля. А пунцовый цвет мяса умерших животных возникает при отравлении угарным газом, когда окись углерода легко соединяется с мышечным белком — миоглобином, в результате чего ткани становятся ярко-красными.

Рассказ Михаила Панова произвел эффект разорвавшейся бомбы. По стране покатилась «чертова лихорадка» — искать поляну отправились туристы, ученые, журналисты и просто люди с авантюрным складом характера. В 1984 году прошла первая всесоюзная поисковая экспедиция, базовый лагерь организовали в заброшенной деревне Карамышево. Исследователи — студенты из Братска, Усть-Илимска, Киева, Ташкента — метр за метром прочесывали таежные дебри, но, несмотря на основательный подход (карты с точным расположением Чертова кладбища, опрос местных жителей), ничего не нашли.

Следующую экспедицию организовал комсомольский лидер Павел Смирнов, приехавший из Усть-Илимска в Красноярский край. Исследователи вышли весной на лыжах, поход проходил в тяжелейших условиях — поисковики проваливались в снег, продирались сквозь дебри и вышли к лечебному Дешембинскому озеру, о котором ходили легенды: мол, старики, уходившие к озеру на лето, возвращались оттуда осенью значительно помолодевшими. На поиски Чертова кладбища у смирновцев не осталось сил.

Комсомолец Павел Смирнов все же не сдается и летом снова организует экспедицию, но перед этим ездит по деревням, собирает свидетельские показания и тщательно выстраивает маршрут. И вот в августе 86-го в газете «Советское Приангарье» выходит статья «Путь к тайне». Исследователи отправляются на лодке до Карамышева. Во время поисковых мероприятий с одной из групп  Смирнова случается странность: у всех людей, обследовавших болото, часы начинают отставать на 20 минут.

Поиски поляны результатов не принесли.

Павел Смирнов предпринимал неоднократные попытки найти Чертово кладбище и летом в тайге даже встретился с другой поисковой группой — учеными из Ташкента, возглавляемыми физиком Александром Симоновым. Эта группа искала подтверждения версии, что в ковинскую тайгу упал Тунгусский метеорит.

На следующий год Смирнов и Симонов организуют самую масштабную экспедицию за всю историю поисков на Кове — местность прочесало 60 человек, в небе кружил вертолет, только одной аппаратуры ученые взяли с собой 100 килограммов!.. Но, к сожалению, опять ничего. Исследователи делают вывод, что кладбище «уснуло» и  аппаратура его не слышит.

Эстафету переняли владивостокские уфологи под руководством Александра Ремпеля. Их экспедиция стала самой сенсационной, однако исследователи ковинского феномена к ее результатам относятся скептически. Ремпель и его единомышленники якобы нашли дерево с указателем на поляну и изображением черта. По направлению пошел только руководитель экспедиции. Пройдя несколько метров, он увидел поляну, окруженную черными стволами деревьев, а также белые и желтые кости в траве. Александр  ощутил легкое покалывание и возрастающее возбуждение. Решив, что для первого раза хватит, он ретировался. Через час Ремпель почувствовал на себе губительное воздействие поляны: онемела вся правая часть тела, опухли и разболелись коленные суставы, ныли корни зубов. Через два дня все прошло.

Исследователи решили не рисковать здоровьем и покинули тайгу.

Спустя несколько месяцев после экспедиции Ремпеля по реке Кове сплавлялись туристы из Кодинска. В зимовьях они находят записки  уфологов, в которых те указывают, где найти дерево с чертом и указателем, и не рекомендуют заглядывать в шурф, из которого идет опасное излучение. Туристы находят дерево и видят, что черт и указатель вырезаны совсем недавно и затекли свежей смолой. Шурф тоже выкопан явно руками человека. Возле него ни люди, ни собаки не испытывали страха или болезненных ощущений.

Многие исследователи нашли в отчетах Ремпеля искажение фактов, сомнительные доводы и мистификации. Зачем ему это было надо? После своего возвращения Александр Ремпель организовывал туры на Чертово кладбища, которые пользовались популярностью у иностранцев.  Весной 2014 года стоимость двухдневного тура  на одного человека составляла 300 тысяч рублей. За эти деньги вертолет доставлял туристов в тайгу и обратно. Туристу разрешалось провести 3—5 часов возле дыры в земле — той самой дыры, которую, как выяснили путешественники из Кодинска, Ремпель и его команда, скорее всего, выкопали собственноручно.

Проходит более 10 лет, и на поиски Чертова кладбища вместе с единомышленниками выдвигается Никита Томин, на то время руководитель братской научно-исследовательской группы «Феномен».

— Мы дошли до берега Дешембинского озера, — вспоминает Никита. — Возле него проживал егерь Борис. Он дал нам подробную карту этой местности. После 25-километрового перехода в 40-градусную жару по тайге мы еле шевелились, наутро ныло все тело. Мы решили испробовать силу озера, которое, согласно легендам, способно исцелять. Вода была оттенка ржавчины, но теплая, как парное молоко; хотя ближе ко дну ледяная. После купания эффект был удивительным — ноющая боль прошла, тело стало легким.

— Мы двинулись к реке Кове, — продолжает Никита. — На карте были указаны магнитные аномалии. Будучи в этих местах, мы замечали, как врет компас, практически у всех участников экспедиции вышли из строя часы. Большим запасом времени мы не обладали и, проведя разведку местности и некоторые измерения, закончили свое исследование.

Осенью в группу «Феномен» от охотника поступают координаты Чертова кладбища. Он утверждает, что, промышляя в районе ковинской тайги, наткнулся на легендарное место. Никита Томин предпринимает еще одну экспедицию. Ребятам удается добраться до заимки Карамышево, потом на вездеходах  до ручья Мичкан. По словам очевидцев, это был последний географический ориентир на подступах к Чертовой поляне.

— Проследовав дальше, мы наткнулись на странное полуразваленное сооружение, стоящее на ручье, — вспоминает Никита. — Осмотрев его, поняли: это старинная водяная мельница с характерным деревянным желобом, на который подавалась вода.

Мы долго рассуждали о том, зачем нужно было ставить мельницу в непроходимой глуши,  в 6 км от ближайшей деревни, тем более что к этому сооружению не было никаких дорог и подъездов. Но так ни до чего и не додумались. Больше в той экспедиции мы ничего интересного не обнаружили, приборы показывали фоновые значения.

Изучив материалы, набранные другими поисковиками, и опираясь на опыт собственных экспедиций, Никита Томин пришел к выводу: с точки зрения природы место действительно аномальное.

— Многое завязано на геологии. Там палеовулканы, залежи руды, в некоторых местах имеют место выходы различных газов, в том числе озона. Все это плюс мощная сила человеческих историй и пересказов вполне могли создать чертову поляну.

Впоследствии, изучая вопрос и проведя экспедиции в таинственные леса, тайну мельницы раскрыли усть-илимские поисковики: в той местности залегали золотоносные руды, а «мельница» была тайным прииском золодобытчиков.

В 2014 году на поиски Чертова кладбища выдвинулся не раз уже бывавший в этих местах красноярский эзотерик Сергей Ростовцев. Современные поиски облегчали снимки со спутника вместе с координатами, полученными при помощи Интернета, и GPS-навигатор. К тому же к сегодняшнему дню некогда трудно проходимую тайгу пронизывала сеть лесовозных дорог. Сергей Ростовцев проверил несколько версий и координат, гулявших по Интернету, но найти место, хотя бы отдаленно похожее на Чертово кладбище, увы, не смог.

Во время многочисленных экспедиций исследователям доводилось испытывать ужас от столкновения с событиями, которым они не сумели найти естественного объяснения. Причем в разные годы разным поисковикам  пришлось столкнуться с одним и тем же.

Первый случай произошел в старом зимовье у Дешембинского озера в 1987 году. В ту пору ковинскую тайгу еще не наводнили лесорубы, и ученые из Ташкента, ведомые мечтой разгадать тайну Чертова кладбища, были одни на многокилометровом пространстве дикой нехоженой местности. Один из участников экспедиции, Сергей Симонов, получил травму и не мог принимать участие в поисковых работах. Несколько дней ему пришлось жить в зимовье в совершенном одиночестве. В тайге все человеческие чувства обостряются. И вот однажды вечером, когда начало смеркаться, Симонов ощутил на себе чей-то тяжелый взгляд. Он чувствовал, что кто-то наблюдает за ним со стороны ручья Водяного. Наскоро завершив свои дела на улице, он укрылся в зимовье.

Среди ночи раздался сильный и требовательный стук в дверь. Неизвестный гость так яростно колотил в нее, что щеколда едва не срывалась с петель. Сергей неоднократно спрашивал «Кто там?», но ответом  было молчание.

Напуганный до смерти ученый вставил топорище между деревянной ручкой двери и дверной рамой, занавесил окошки. Ночной гость стучал час. И что характерно — ни звука его голоса, ни шума его дыхания Сергей не слышал. Ученый был человеком неробкого десятка, но в тот момент чувствовал, как черные волны страха накрывали его изнутри и снаружи. Оружия у него не было — два ружья унесли разбившиеся на две группы товарищи Симонова.

После бессонной ночи Сергей с опаской вышел из зимовья и осмотрелся. Рация, которую он забыл на улице, была не тронута. Единственная версия, которая приходила в голову Сергею, — в зимовье пытался прорваться медведь. Но на двери отсутствовали следы когтей. Было очевидно, что дверь дергали за ручку.

Похожий случай в ковинской тайге произошел в 2003 году с братскими поисковикам. Вот что рассказывает участник той экспедиции Андрей Власов.

— В тот день у нас был долгий, изнуряющий переход. Вечером мы вышли к зимовью и, уставшие, попадали спать. Глубокой ночью я проснулся от стука в дверь. Такого ужаса я, наверное, не испытывали ни разу в жизни. За дверью находился кто-то явно большой и сильный. Дверь ходила ходуном. Казалось, она вот-вот сорвется с петель. Хлипкая щеколда еле держалась. Я начал бегать по зимовью, будить товарищей. Но не мог никого добудиться — Леша как будто находился в ступоре, а Ваня сел на кровать и начал раскачиваться из стороны в сторону, как болванчик. Тут я подумал, что у меня сердце разорвется. Все это длилось минут 20. Всю ночь я пролежал с открытыми глазами. До сих пор мы не можем понять, что это было.

Проанализировав эти случаи, другие исследователи Чертова кладбища пришли к выводу, что медведем в данном случае и не пахнет — он не мог ломиться в зимовье, не издавая звуков и не оставляя следов; такой мощной силой не обладает и человек.

Так кто же мог находиться  по ту сторону массивной двери таежной избушки? Красноярские старожилы высказывают предположение, что то был большак — лесной человек. Как поняли исследователи из объяснений старожилов, большак — это сородич снежного человека, а значит, он обладает огромной физической силой и способен генерировать низкочастотные энергии, так называемые частоты страха.

Загрузка...