Человек из прошлого

В Иркутске можно увидеть 3D-копию головы человека, который жил в Сибири в эпоху мезолита

Сегодня благодаря современным технологиям мы можем узнать, как выглядели наши предки в те времена, когда не было ни фотоаппаратов, ни даже художников. Например, можно воочию увидеть, как выглядел сибиряк, который жил больше восьми тысяч лет назад: недавно в Иркутск привезли копию пластической реконструкции лица по черепу древнего жителя Забайкалья. Этого человека назвали джилиндинец — по названию речки, около которой его и обнаружили. Пластическую реконструкцию сделали московские антропологи, а первоначальный слепок лица сейчас хранится в Музее антропологии МГУ. При этом 3D-модель, которая будет теперь храниться в учебной лаборатории археологии и этнографии педагогического института ИГУ — первая за последние 50 лет пластическая реконструкция лица, сделанная по находкам сибирских археологов.

— Мы не знаем, как выглядели люди, которые жили до нас, — говорит заведующий лабораторией археологии при гуманитарно-эстетическом факультете педагогического института ИГУ Евгений Инешин. — Поэтому подобные реконструкции — очень важный этап в нашей работе, равно как и в изучении истории. Благодаря этому мы можем узнать, не только то, как выглядели древние люди, но и откуда они происходят, какая у них была культура.

Стоянку древних людей, расположенную в устье ручья Сивакон на Верхнем Витиме, Евгений Инешин и его коллега Виктор Ветров обнаружили еще в 1977 году. Интересно, что и сейчас попасть в те края — задача невероятно сложная, а уж тогда и подавно равнялась подвигу.

— Это место находится на границе Забайкальского края и Бурятии, — рассказывает Евгений Инешин. — Дорог туда нет. Единственный способ попасть на место стоянки — доехать до села Романовка Баунтовского района Республики Бурятия и на лодке сплавляться по горной реке с множеством порогов еще 700 километров. По этой причине до нас там не было ни одного археолога.

Как оказалось позже, сделанное открытие иначе как уникальным не назовешь: сегодня это одно из древнейших обнаруженных погребений на территории Северной Азии.

К примеру, в Иркутске тоже находили древние захоронения, но самое древнее из них насчитывает около 7800 лет от наших дней, в то время как Витимская стоянка существовала почти на тысячу лет раньше — ей 8400 лет. Недоступность и удаленность сделали найденную стоянку также и самой неисследованной. Там и сейчас, говорят археологи, огромное поле работы и масса того, что еще предстоит откопать и изучить.

Останки джилиндинца, чье лицо и было восстановлено, выкопали в 1982 году. Он оказался монголоидом южного типа, аналогичный тип встречается в современных Вьетнаме и Таиланде. Установлено, что мужчине было 35—40 лет, по меркам мезолита — возраст преклонный, хотя есть предположение, что его все же убили.

— Нам удалось восстановить интересные подробности быта тех времен, — продолжает иркутский археолог. — К примеру, понятно, что перед похоронами его… съели. Так, на костях были надрезы, которые сделали каменными ножами или другим орудием, для того чтобы отделить мясо от костей.

Каннибалы вынули мозг несчастного, разбив затылочное отверстие. После поедания мужчину с почестями похоронили.

Правда, по-своему: сложили кости не как положено, а в определенном порядке — длинные с длинными, короткие с короткими.

В 1982 году в могиле обнаружили 1300 предметов быта, наиболее интересные — скребки, тесла из нефрита, бусины, кинжалы, наконечники стрел, ножи из нефрита. Все эти предметы позже были переданы в Бурятский научный центр СО РАН, а костные останки попали в Московский научно-исследовательский институт и Музей антропологии им. Д.Н.Анучина. Там череп сибиряка из мезолита ждал своей участи еще несколько лет, после чего в 1998 году за его реконструкцию взялся палеоантрополог и главный хранитель Музея антропологии Денис Пежемский. Лицо древнего сибиряка он восстановил по методу советского антрополога, основателя российской антропологической лаборатории портретной реконструкции Михаила Герасимова.

— По этой методике проводили реконструкцию черепов еще в 50—60 годы, — объясняет Евгений Инешин. — В частности, в те годы были восстановлены лица нескольких людей, которые жили когда-то на территории, занимаемой сейчас Иркутском. С тех пор за останки из Сибири не брались. И не потому что это неинтересно, а потому что не хватает специалистов. Только представьте: сегодня во всей России методом Герасимова владеют лишь пять человек! Да и во всем мире таких людей единицы.

Между тем это действенная методика, которая хорошо зарекомендовала себя, в том числе в криминалистике. Доказано, что конечное сходство лиц совпадает на 95 процентов. Делать реконструкцию лица по черепу, конечно, непросто. Для этого на череп наносится мастика, с помощью которой каждую мышцу наращивают отдельно, а толщина слоя мышц вычисляется математически.

На работу над одним лицом уходит месяц и больше.

После реконструкции лица джилиндинца о нем временно «забыли» — на дальнейшие работы не было денег. Однако недавно стало известно, что московские ученые хотят продолжить работы по его изучению — а значит, всю мастику будут убирать, чтобы очистить череп. Тогда иркутяне приняли решение его сохранить — сделать гипсовую копию.

— Антропологическая мастика мягкая, копия хранится в холодильнике московского музея, — говорит Евгений Инешин. — Пришлось очень бережно сканировать всю реконструкцию, а потом отпечатать на 3D-принтере.

Кстати, ученым удалось узнать не только способ захоронения, но и род занятий человека, который умер больше восьми тысяч лет назад. В течение шести тысяч лет (в период от 12 тысяч до 6 тысяч лет до наших дней) люди, которые жили на Витиме, занимались изготовлением сосудов из керамики. Причем делали это на протяжении тысячелетий одним и тем же способом. Любопытно, что в керамические изделия они вкладывали особый смысл, а при захоронениях редко клали в могилы. Так, на данный момент в Приангарье найдено около 400 могил тех времен, однако изделия из керамики были обнаружены только в десяти из них. В чем причина — ученые пока не знают. Но в могиле джилиндинского человека таковых не было.

В ближайшее время иркутские ученые планируют сделать полную портретную реконструкцию древнего сибиряка, нанести на его антропологическую маску волосяной покров. А через несколько месяцев будут известны анализы ДНК, их сейчас исследуют в Университете Стокгольма. И тогда уже точно можно будет сказать, откуда этот человек, кто его предки и остались ли у него потомки.

Также в планах Евгения Инешина — построить экспозицию в лаборатории археологии пединститута ИГУ, где кроме джилиндинца можно будет увидеть изделия из той самой древней керамики.

Загрузка...