Бывший следователь требует оправдательного приговора

В среду, 24 сентября, в Куйбышевском районном суде Иркутска прошло очередное слушание по делу бывшего сотрудника следственного отдела СУ СК РФ Юрия Федорова, обвиненного в фальсификации доказательств, из-за чего невиновный человек отсидел в тюрьме больше года.

Незаслуженно наказанный — молодой иркутянин Владимир Базилевский отбывал срок за преступление, совершенное в 2011 году убийцами из Академгородка, так называемыми молоточниками. Теперь срок грозит самому Федорову. На судебном заседании побывала репортер «Пятницы».

Вы когда-нибудь были на суде? Даже не в качестве истца или ответчика, а свидетеля или стороннего слушателя? Если нет, то вам будет сложно понять и представить, как тяжело бывает находиться в зале заседаний. Трудно физически высидеть на одном месте несколько часов, пытаясь разобраться в головоломке человеческой психологии, решая для себя, кто же на самом деле злодей, а кто жертва. Это только в кино все очевидно, понятно, за кого можно поболеть душой, а в жизни... Два месяца назад на судебном разбирательстве по делу Федорова, слушая уверенные показания подсудимого, яростные выпады обвинителей, ироничные замечания адвоката, я не смогла для себя оценить степень вины главного фигуранта процесса. И вот новое заседание — прения сторон, обмен репликами, а дело кажется еще более запутанным.

Прения сторон — это поочередные выступления, в ходе которых представители сторон обвинения и защиты оценивают уже исследованные доказательства и предлагают суду принять решение о виновности или невиновности подсудимого, о виде и размере наказания в случае признания вины. Иногда они могут продолжаться пару часов или же длиться несколько дней — в зависимости от того, как много захотят рассказать участники процесса. Эти прения заняли почти целый день.

Первой взяла слово гособвинитель Ирина Доронина, сухо и быстро изложила давнюю историю. От казенных фраз типа «В продолжение своего злого умысла он распечатал на компьютере бланки...» в голове рисовался портрет какого-то современного следователя-бармалея. Но если не останавливать внимание на деловом стиле изложения, то суть дела представляется отнюдь не шуточной.

Три года назад, когда в Академгородке нашли труп бомжа и задержали по подозрению в убийстве 19-летнего Владимира Базилевского, первый допрос с ним проводил начинающий следователь СУ СК Андрей Жданов, он же должен был произвести выемку вещей — окровавленную куртку, брюки, чтобы сдать их на экспертизу. На деле же Жданову помог старший следователь Федоров. Хотя он и находился в то время в отпуске, по просьбе начальства поддержал младшего по опыту и званию коллегу. Вот только помощь не ограничилась советами и пожеланиями, Федоров подготовил протокол о выемке вещей и даже заполнил его самостоятельно.

— Я ему все приготовил, — объяснил на суде Федоров свою помощь коллеге.

Но здесь старший следователь явно перестарался. Как утверждает гособвинитель, росписи за понятых и Жданова тоже поставил Федоров. Экспертиза почерка подтвердила, что подписи Жданова на протоколе выемки нет, а понятых не удалось найти.

Позже в документе обнаружились некоторые несоответствия — например, место, где производилась выемка, оказалось другим. Представитель Базилевского в суде (истец на разбирательствах не появляется) адвокат фонда «Общественный вердикт» Святослав Хроменков выдвинул расширенную версию того, как происходила выемка вещей при Федорове: без понятых, без Жданова, задним числом оформляя документы.

Жданов на прошлых судебных заседаниях своего коллегу не поддерживал, заявлял, что у него, мол, сразу возникли сомнения по поводу причастности Базилевского к убийству.

Сомнениями своими начинающий следователь тогда ни с кем не поделился. Когда его перевели на другую работу, дело он со спокойной совестью передал тому же Федорову. А тот в свою очередь быстро собрал доказательную базу и тем самым помог отправить невиновного парня за решетку. Впрочем, о его вине Федоров до сих пор спорит, утверждает, что Базилевский хоть и не убивал бездомного, но вполне мог его сильно избить, а добили раненого уже молоточники.

Бывший следователь вообще выдвигал на прениях много версий. Его речь длилась более часа! Обвиняемый простыл и говорил в нос, так что не все слова можно было разобрать, но его это не остановило. Исчезнувшие и лишние листы в деле Базилевского, понятые, расписывавшиеся разными подписями, то левой, то правой рукой, потерявшие свои паспорта и потерявшиеся сами, и многое другое — на все обвинения у Федорова находилось несколько вариантов ответов, будто на выбор — какой больше понравится.

После речей обвинения и защиты возникли новые вопросы и сомнения, расследование кажется неполным: дело вели два следователя, но одного посадили на скамью подсудимых, а второго повысили в должности. Один требует тщательного расследования, другой отмалчивается. Объединяет их то, что оба вины своей не признают. Но ведь кто-то виноват в том, что Базилевский отбывал срок за убийство, которого не совершал? Точно такую же мысль высказал в конце судебного заседания Святослав Хроменков.

— Справедливое решение суда должно быть вынесено в отношении не конкретно этого подсудимого, а в отношении следователя СУ СК РФ, который осуществил свои противоправные действия, находясь при исполнении служебных обязательств, которому государство и общество доверило расследование, а он отнесся к нему халатно. Поторопился следователь, — заявил представитель истца.

Сложилось впечатление, что представитель Базилевского не очень силен в знании законодательной базы и считает, что защита должна выражаться эмоционально и бурно. На его фоне адвокат Федорова Владимир Козыдло смотрится выгодно: спокойно все выслушивает, говорит значимым тоном, едко уличает в незнании правовых терминов представителей, делает в нужных моментах паузы и патетически читает речи. Благодаря чему разбирательство приобретает театральный оттенок: вся жизнь — игра, и люди в ней — актеры. Только пьеса выходит очень уж грустная, а ее финал все еще остается открытым.

Гособвинитель Ирина Доронина требует для Федорова 4 года лишения свободы условно с 5 годами испытательного срока и 3 годами запрета занимать должность следователя. К смягчающим обстоятельствам она отнесла молодость подсудимого и то, что на его попечении находится малолетний ребенок. Представитель Базилевского Святослав Хроменков настаивает на 7 годах реального лишения свободы для бывшего следователя.

Судья Куйбышевского районного суда Иркутска Нина Полканова назначила следующее слушание на 8 октября — подсудимый должен будет сказать последнее слово, после чего суд вынесет приговор.

Бывшего старшего следователя СУ СК Юрия Федорова обвиняют по статье 303 УК РФ, части 3 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия». Виновный наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок 
до трех лет.

Иллюстрации: 

«Подсудимый не признает свою вину, не оправдал доверия, оказанного ему в силу его служебного положения, это является отягчающими обстоятельствами. То, что Юрий Федоров является родственником судей Свердловского районного суда, не должно повлиять на решение судьи по его делу», — считает Святослав Хроменков, представитель истца, адвокат фонда «Общественный вердикт»
«Подсудимый не признает свою вину, не оправдал доверия, оказанного ему в силу его служебного положения, это является отягчающими обстоятельствами. То, что Юрий Федоров является родственником судей Свердловского районного суда, не должно повлиять на решение судьи по его делу», — считает Святослав Хроменков, представитель истца, адвокат фонда «Общественный вердикт»
Бывший следователь СУ СК Юрий Федоров полностью отрицает свою вину. Он утверждает, что его дело и старое дело Базилевского нуждается в дополнительном расследовании. При этом Федоров настаивает на том, что показаниям Базилевского нельзя доверять, из-за того что они слишком путаные. «Мое обвинение строится на сомнительных показаниях Базилевского», — говорит подсудимый
Бывший следователь СУ СК Юрий Федоров полностью отрицает свою вину. Он утверждает, что его дело и старое дело Базилевского нуждается в дополнительном расследовании. При этом Федоров настаивает на том, что показаниям Базилевского нельзя доверять, из-за того что они слишком путаные. «Мое обвинение строится на сомнительных показаниях Базилевского», — говорит подсудимый
baikalpress_id:  98 524