Бывший ополченец вместе с семьей переехал в Сибирь

Николай Букреев родом из украинского города Стаханова Луганской области.

Ему 27 лет. В конце осени ему с женой Еленой пришлось переехать в Иркутск, потому что войска почти вплотную подошли к Стаханову. «Мне не хочется, чтобы обо всех беженцах думали как об иждивенцах, которые хотят жить в России на полном обеспечении», — поведал он. Николай рассказал корреспонденту «СМ Номер один» о том, как им с женой живется и работается в Иркутске.

По профессии Николай — водитель категорий B, C. На родине он работал водителем на хлебозаводской машине, а Елена трудилась барменом в кафе.

— Мы с женой познакомились довольно оригинальным способом, — вспоминает Николай. — Пять лет назад я работал в Киеве, а моя будущая жена — в Стаханове, откуда, собственно, родом и я. У них с подружкой тогда было такое развлечение: набирать случайный номер и звонить незнакомым людям. Так она попала на меня. Мы разговорились, и выяснилось, что оба родом из Стаханова. Когда ездил домой в отпуск, мы увиделись, пообщались и начали встречаться. Потом стали жить вместе, уже в родном городе.

Когда на Украине начался конфликт, Николай ушел в ополчение. Но после прорыва города Артемовска (55 км от Стаханова) украинская армия оказалась слишком близко. И перед семьей встал вопрос о том, что нужно покинуть родной город. Николай хотел отправить жену и отца в Россию, а сам решил остаться в ополчении. Но родные категорически отказались уезжать без сына и мужа, и ополчение пришлось покинуть.

— Начались удары по городу, — говорит Николай. — Оставаться уже было нельзя ни жене, ни отцу — он пенсионер, ему там точно нечего было делать. С Украины мы выбирались окольными путями. Если отец с женой могли нормально проехать, то у меня из-за участия в ополчении возникли некоторые проблемы. Национальная гвардия проверяла мужчин на предмет следов от приклада. А у меня как раз следы были видны…

С грехом пополам Николай с семьей выбрался на Харьков через Днепропетровскую область, а затем они прорвались в Белгород.

— Нам пришлось обращаться к начальнице Белгородского ФМС, чтобы чем-то помогли, и нас поселили в ПВР в одной комнате на троих. И вот в одну ночь сотрудники ФМС разбудили меня и сказали: «Собирайся, автобус ждет». Выдали билеты до Москвы, а оттуда на Иркутск. Меня, естественно, волновал вопрос, почему еду я один. Но мне сказали: мол, успокойся, твои приедут потом. Выбора не было. Встретили нас тут, в Иркутске, на вокзале с целым кортежем и увезли за Ангарск, в поселок Одинск, на ПВР «Галактика». Вот такой получилась моя ссылка в Сибирь…

Кормили в ПВР хорошо, но выбраться куда-либо было не так-то и просто — автобус, на котором можно было уехать хотя бы в Ангарск, ходил раз в день, а без дела Николаю не сиделось. Примерно через две недели он узнал, что в Иркутск наконец-то отправляют жену и отца. Правда, в отличие от группы Николая, на вокзале их никто не встречал.

По Интернету Николай нашел волонтеров — Владислава Кустова и Елену Краснову, которые, по его словам, здорово помогли семье на первых порах.

— Они нашли нам на первое время общежитие. Несколько дней Лена и мой отец пожили там, — рассказывает Николай. — Потом я выбрался к ним — невыносимо было уже сидеть под Ангарском. В Иркутске нас направили в общественный благотворительный фонд «Оберег». Там дали месяца два пожить, чтобы найти работу и снять жилье. И 8 декабря мы сняли в Юбилейном квартиру на две семьи: в одной комнате мы втроем, в другой — молодая семья с ребенком.

Работу Николаю тоже помогли найти волонтеры. Сначала его взяли на должность грузчика, потом повысили до водителя штабелера. Платят Николаю нормально, хватает и на квартиру, и на питание. Жена Елена устроилась кассиром в сеть супермаркетов, а отец — на Куйбышевский завод тяжелого машиностроения по своей специальности — оператор-наладчик станков с ЧПУ. Единственная большая проблема, с которой переселенцы столкнулись в России, — это оформление документов.

— Отцу из нас повезло больше всех, — говорит Николай. — Он успел подать документы по программе переселения. А сейчас ее изменили, и, чтобы в нее попасть, надо представить документ об образовании. Но где я его возьму, если практически все осталось на родине, даже водительские права?.. Сейчас ведь нам предоставлено только временное убежище, а потом надо будет оформлять патенты, лицензии, гражданство…

Открытого негатива в адрес семьи Николая никогда не было. Правда, иногда мужики прикалывались на работе: мол, тебя кормили, поили, деньги платили как беженцу, а ты еще и работать пошел.

— Многие считают, что жаловаться не на что. Поначалу нам действительно выплачивали по 800 рублей в сутки, но это было только поначалу. Меня не устраивает жить так постоянно, я хочу сам зарабатывать. Не скрою, многие ехали и планировали свою жизнь из расчета на подъемные. Но их дадут только в случае, если я оформлю гражданство и отработаю год официально. Наши из «Оберега» сейчас все устроились, квартиры сняли, работают. А некоторые украинцы действительно не собираются работу искать. Из-за этого у многих складывается негативное мнение о приехавших.
Иркутск Николаю и Елене нравится. Они сравнивают его с Киевом по качеству обслуживания, транспорту, ценам… Устроиться на работу здесь, в общем-то, несложно. Например, супермаркеты активно идут навстречу украинцам. Зарплата на родине у

Николая была гораздо меньше, чем сейчас в Иркутске. Возвращаться домой не хочется, да и некуда — прямое попадание в дом лишило семью жилья. А отстраиваться снова — не сочтешь денег.

— Честно говоря, когда ехал сюда, пугала зима, — признается Николай. — Но здесь всего несколько дней было до минус тридцати, но это ничего: если бы у нас было тридцать, они ощущались бы как все пятьдесят. Потому что у нас бешеные ветра. А здесь мне нравятся перепады температуры: утром идешь — минус двадцать два градуса, вечером возвращаешься — минус пять… В свободное время мы гуляем по лесу недалеко от дома, а когда и на Ангару съездим... Много чего еще не видели в Иркутске.

Иллюстрации: 

Иркутск Николаю и Елене нравится. В самых знаковых местах города они уже побывали, но, как сами признаются, много чего еще не видели.
Иркутск Николаю и Елене нравится. В самых знаковых местах города они уже побывали, но, как сами признаются, много чего еще не видели.
baikalpress_id:  102 604