Бывших звонарей не бывает

В Русской православной церкви уже многие века жива такая традиция: в Светлую седмицу, то есть в Пасхальную неделю, подняться на колокольню и позвонить может любой желающий.

Вот и нынче сотни людей попробовали себя в качестве звонарей и убедились в том, что наскоком с колоколами не сладить. Это непростое дело требует сноровки и навыка. Гостям на колокольне помогают искусные умельцы-звонари: «ставят» руку, показывают простейшие фигуры звона. А где же они сами-то научились звонить?…

В один из таких праздничных дней восемь лет назад в Иркутске при старейшем храме Спаса Нерукотворного Образа появилась школа подготовки звонарей. Ежегодно до экзаменов доходит 8—10 человек. Это те, кто с октября по июнь каждое воскресенье появлялся на занятиях. Более шестидесяти человек за эти годы научились звонить и сдали экзамены, многие уже служат звонарями.

Посещать школу звонарей может любой желающий, было бы стремление. Для того чтобы попасть в школу, нужно прийти в Спасскую церковь, по крутой лестнице подняться на колокольню, заполнить анкету и остаться на урок, который проводится каждое воскресенье с 14 до 17 часов. Здесь и произойдет первое знакомство с ремеслом звонаря. Для одних первое занятие станет последним, другие же свяжут жизнь с этим нелегким делом.

Для звонаря важны два качества: чувство ритма и координация движений. Отсутствие музыкальной подготовки и слуха не помеха, но эти качества, конечно, позволят быстрее развиваться. И все же важнее мотивация, серьезное намерение научиться ремеслу.

В школу звонарей порой приходят люди с ограниченными возможностями, и они достигают неожиданных успехов.

— Звонарь, окончивший курс обучения, должен уметь: первое — звонить, второе — научить этому другого, третье — правильно развешивать колокола, — рассказывает руководитель школы Александр Ипполитов. — Приобретение именно этих навыков заложено в программе школы звонарей. Курс обучения включает также знания по истории и теории звона.

— У нас единственная школа звонарского искусства в Иркутско-Ангарской митрополии, — продолжает он. — Наши выпускники служат по всей области и за ее пределами. Я часто езжу в одиночку или с учениками в отдаленные районы, чтобы развесить колокола, сделать станок, подготовить звонарей. Мы приложили руки к звонницам от Бодайбо и Чуны на севере, до Аршана и Кырена на юге, от Тулуна на западе до села Ильинка восточнее Байкала.

Как правило, звонари помимо церкви трудятся и в миру, зарабатывая на хлеб насущный своей специальностью. Ведь церковь не кормит, а окормляет, говорит Александр Ипполитов, опекает нас духовно.

— Немногие звонари занимаются этим делом профессионально, как, например, опытный и уважаемый мною звонарь-виртуоз Артур Псарев в Крестовоздвиженском храме. Но и для меня это занятие не досужее увлечение, а призвание. Я уже восемь лет трезвоню. И не намерен прекращать. Бывших звонарей не бывает. Вот моя ученица Аня Лупачева, уже молодая мать, оставила грудного ребенка с бабушкой и прибежала на колокольню, чтобы разучить новые фигуры звона.

Есть мнение, что колокола благотворно действуют на организм, звонари редко болеют. Однако важнее другое — звон преображает душу человека.

— Без Бога не до порога. Без молитвы к звоннице не подступаем…

Колокольный звон настолько кардинально меняет ученика-новичка, гармонично развивает его, что можно без натяжки говорить о том, что в школы приходит один человек, а на выходе мы имеем дело уже с другим человеком.

— Ведь звонарь работает сразу двумя руками одновременно и автономно: правая рука выполняет одну операцию, левая — совершенно другую. А еще и ногой нажимаем на две, а бывает, и на три педали, — объясняет суть мастерства звонаря Александр Ипполитов. — Впечатление такое, что звонарь танцует. Человек в обыденной жизни привыкает двигать верхними конечностями синхронно и единообразно — например, когда копает землю лопатой или рубит дрова топором. А при звоне мы задействуем оба полушария мозга, в котором образуются новые связи и привычки. Между колоколом и мастером звона всегда происходит диалог. Каждый раз, когда я поднимаюсь на колокольню, не знаю, какой звон сегодня получится. Это зависит от многих факторов. Но все, что умеешь, передаешь звону. Весь восторг и энтузиазм души.
Все колокола Спасской церкви дореволюционные, им по 120—130 лет. У них особый тембр звучания — бархатистый, певучий. Уникальные колокола сохранились благодаря тому, что в этом здании в советское время был музей.

Никита Тюрнев, один из самых молодых учеников, совмещает сразу две школы — общеобразовательную и школу звонарей.

— Я пономарь в Свято-Георгиевском храме, что расположен в поселке Молодежном. Повесили у нас колокола. Я заинтересовался, созвонился с Александром Геннадьевичем — и уже полгода езжу на занятия. Батюшка меня благословил, и я звоню перед службой и после. Друзья положительно относятся к моему увлечению. На службах мы иногда вместе звоним. Дальнейшую жизнь планирую связать с церковью.

Иллюстрации: 

Вид со Спасской колокольни на соседний Богоявленский собор
Вид со Спасской колокольни на соседний Богоявленский собор
В Пасхальную неделю на звонницу может подняться любой желающий и попробовать себя в роли звонаря
В Пасхальную неделю на звонницу может подняться любой желающий и попробовать себя в роли звонаря
Никита Тюрнев: «Дальнейшую жизнь планирую связать с церковью»
Никита Тюрнев: «Дальнейшую жизнь планирую связать с церковью»
Александр Ипполитов: «Я уже восемь лет трезвоню. И не намерен прекращать»
Александр Ипполитов: «Я уже восемь лет трезвоню. И не намерен прекращать»
baikalpress_id:  104 704