Бывших прокуроров не бывает

С профессиональным праздником своих коллег поздравляет старший советник юстиции, заслуженный юрист РСФСР Елена Харитонова.

Наша героиня проработала в прокуратуре Тайшетского района больше тридцати лет. Из них пятнадцать — в должности прокурора Тайшетского района. Коллеги называли ее железной леди за неподкупность и объективность в принятии решений.

Сейчас Елена Яковлевна Харитонова на заслуженном отдыхе. Но, как говорит она сама, расслабляться не приходится — надо быть всегда начеку: «В нашей профессии считается, что прокуроров в отставке не бывает. И это правда. Я вот ушла на пенсию восемнадцать лет назад, а люди до сих пор помнят, что я работала в прокуратуре, и обращаются ко мне с разными проблемами. Помогаю чем могу — советую, как лучше написать заявление, к кому обратиться. Да и всеми новостями, которые происходят в нашей профессии, интересуюсь, обсуждаю их с коллегами. Даже во сне иногда снится, что расследую уголовные дела».

Забавно, что эта женщина, расследовавшая в том числе и тяжкие убийства, в детстве очень боялась сотрудников правоохранительных органов: «Даже не могу объяснить причины этого страха. Наверное, потому, что я отношусь к поколению, детство которого прошло в военные годы. Может быть, поэтому, когда к нам во двор заходил человек в милицейской форме, все ребятишки разбегались и быстро прятались кто куда. Сейчас, конечно, это смешно вспоминать, но тогда было именно так».

Несмотря на это, после окончания школы Елена Яковлевна приняла решение поступать на юридический факультет Иркутского государственного университета.

Кстати, в начале 60-х годов, когда она стала абитуриенткой этого вуза, профессии юридического профиля пользовались не меньшей популярностью, чем сейчас, — конкурс на заочное отделение составлял десять человек на место. Тем не менее квалифицированных кадров все равно не хватало.

— Когда я училась на четвертом курсе, нас обязали выходить на работу по профессии. Я устроилась следователем в прокуратуру Тайшетского района. Кстати, в те годы там работали в основном женщины. Я была самой молодой и неопытной сотрудницей. Но первое дело мне доверили очень серьезное. Оно касалось злоупотребления должностными полномочиями, которые допускал начальник местного ГАИ. Хоть он и был старше меня по возрасту и по званию, никакого страха или неуверенности в себе у меня не возникало. Я об этом даже не думала — выполняла свою работу: расследовать дело, собрать все доказательства и передать материалы в суд, — рассказывает Елена Харитонова.

Простых дел в ее практике не было никогда. Например, Елена Яковлевна вспоминает убийство мужчины, которое произошло неподалеку от школы. Свидетелей было вроде бы много, но докопаться до истины оказалось сложно.

— Дело в том, что жены подозреваемых работали учителями в этой школе, поэтому и их коллеги, и школьники старались помалкивать. Собрать информацию оказалось очень непросто. По этой причине следствие шло долго, но в итоге все же дело было передано в суд.
Кстати, в те годы, когда Елена Яковлевна работала в правоохранительных органах, еще существовала высшая мера наказания: «Ее давали крайне редко. На моей памяти в том районе, где я работала, высшую меру наказания применили лишь однажды — к главному фигуранту дела о жестоком убийстве милиционера».

Елена Харитонова говорит, что работа сотрудников прокуратуры в советские и перестроечные годы была очень сложной: «Мы тогда шутили, что в нашем распоряжении есть только Уголовный кодекс и ручка. Ни компьютеров, ни мобильных телефонов, ни служебных автомобилей, ни оборудования для проведения экспертиз у нас не было. То есть все следственные действия проводились намного медленнее, чем сейчас. Можно сказать, что тогда мы жили на работе, часто бывали в разъездах, заниматься семьями времени почти не оставалось. Наверное, поэтому у всех моих коллег-женщин по одному ребенку. На второго ни сил, ни времени не было».

Стоит отметить, что наша героиня стала основательницей династии следователей: «Моя дочка работала следователем в милиции, а сейчас внук работает в ангарском следственном управлении. Говорит, что ему очень нравится эта работа, и я за него рада, ведь в жизни очень важно найти дело по душе».

Елена Яковлевна попросила поздравить всех сотрудников прокуратуры с профессиональным праздником, который отмечался в этот понедельник, 12 января: «С праздником! Я желаю вам здоровья, мудрости и объективности в работе».

  • Некоторые явления в обществе, за которые в советские годы существовала уголовная ответственность, в настоящее время не предполагают никакого наказания. Например, старший советник юстиции Елена Яковлевна Харитонова, которая отработала в органах прокуратуры больше тридцати лет, рассказала, что в прежние времена лишиться свободы можно было за тунеядство: «Если поступал сигнал, что человек нигде не работает, он получал три предупреждения, и, если ничего не менялось, его могли отдать под суд, который был вправе лишить такого тунеядца свободы на срок до двух лет».
Старший советник юстиции, заслуженный юрист РСФСР Елена Яковлевна Харитонова помнит времена, когда профессиональный праздник сотрудников прокуратуры отмечался не в январе, как сейчас, а в мае: «Меня тогда повысили в должности следователя сначала до заместителя прокурора, а затем до прокурора. И вот однажды пригласили в Москву, где генеральный прокурор поздравлял прокуроров всех союзных республик с профессиональным праздником. Хорошо помню, что это было 28 мая. А уже позже этот праздник стал отмечаться 12 января»
Старший советник юстиции, заслуженный юрист РСФСР Елена Яковлевна Харитонова помнит времена, когда профессиональный праздник сотрудников прокуратуры отмечался не в январе, как сейчас, а в мае: «Меня тогда повысили в должности следователя сначала до заместителя прокурора, а затем до прокурора. И вот однажды пригласили в Москву, где генеральный прокурор поздравлял прокуроров всех союзных республик с профессиональным праздником. Хорошо помню, что это было 28 мая. А уже позже этот праздник стал отмечаться 12 января»
Эта фотография хранится в семейном альбоме Елены Яковлевны Харитоновой:  «Мы с коллегами идем на осмотр места, где было совершено убийство. У нас не было служебных машин, а район, который мы курировали, был большим. Добирались  до нужного места и на попутном транспорте, и на поездах»
Эта фотография хранится в семейном альбоме Елены Яковлевны Харитоновой: «Мы с коллегами идем на осмотр места, где было совершено убийство. У нас не было служебных машин, а район, который мы курировали, был большим. Добирались до нужного места и на попутном транспорте, и на поездах»
Загрузка...