Была ли кепка?

Снова обращаюсь в редакцию газеты со своей бедой. И через газету обращаюсь к полковнику юстиции Боханского межрайонного следственного комитета В.А.Иринчееву.

Уважаемый полковник юстиции!

Прежде чем ответить, факты надо проверить. Во-первых, уголовное дело № 56703 возбуждено по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а судили почему-то по ст. 111, ч. 4 УК РФ. Получается, для архива ст. 105, а в суд дело пошло по ст. 111?

Во-вторых, со слов из ответа: «в ходе расследования уголовного дела данные, что у моего сына имелась норковая кепка, не получены». Так что расследовалось: преступление или то, что была ли у моего сына кепка? Следствие ваше установило, что мой сын «29 января 2014 года, находясь без уголовного убора, распивал спиртные напитки в компании нескольких человек, в том числе неизвестных ему лиц».

Очень выгодная формулировка: народа много, кто и что прихватил — неизвестно. А никого постороннего и не было. Были хозяин дома К.В., его сосед Ч.В. и мой сын. Никакой толпы не было, тем более неизвестных. А вот зачем туда пришел гастарбайтер в сильном алкогольном опьянении? Он полгода проживал здесь, на этой же улице, сожительствовал с заведующей детсадом. Никто с ним особо не пересекался, и в дом К.В. он никогда не заходил.

Был суд. Хозяин дома К.В. и Ч.В. дали в суде свидетельские показания. Все разобрано, доказано, рассмотрено.

29 января 2014 года Вы, уважаемый В.А.Иринчеев, пишете, что мой сын находился без головного убора и распивал спиртные напитки. А кто Вам такое сказал? Вы что, сами видели или Ваши следователи видели?

Все произошло 28 января 2014 года, а 29 января мой сын уже был в морге.

Почему три месяца, до 28 апреля 2014 года, я звонила и просила вернуть вещи моего сына? Мне был дан ответ: все вернут после суда. Первое заседание прошло. Мне отвечают: в глаза ничего не видели. И когда я сказала, что напишу в газету, телефон Дыренова вернула. Правда, у них не нашлось розетки, чтобы проверить, рабочий он или нет. Домой привезла — он неисправен. А кепка?.. Вопрос остается открытым.

Если бы меня обвинили, что я что-то присвоила, я бы постаралась доказать, поехала бы к хозяину дома, К.В., и как-то постаралась выяснить.

Но история умалчивает. Ну и молчите. Как в народе говорят, покойник за спиной не стоит. Все перевернули — значит, виноваты. Вывод у меня такой.

Я на 5000 рублей не обеднею, но и вам не разбогатеть. Бог вам судья! Живите с этим. Это я обращаюсь к Вашим сотрудникам, В.А.Иринчеев!

С уважением — Лидия Николаевна Ситникова, с. Олонки

От редакции

Уважаемая Лидия Николаевна!

С Вашим письмом мы обратились в СУ СК России по Иркутской области. Отвечает заместитель отдела процессуального контроля полковник юстиции О.И.Арефьева.

Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области рассмотрено обращение гр. Л.Н.Ситниковой о несогласии с ответом, данным руководителем Боханского межрайонного следственного отдела В.А.Иринчеевым в газете «СМ Номер один», поступившее из Вашей редакции.

В ходе рассмотрения обращения установлено, что уголовное дело возбуждено 29.01.2014 по ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту обнаружения трупа Б.А.Е. с признаками насильственной смерти. В совершении данного преступления 29.01.2014 был задержан, Г.А.Б., которому 27.03.2014 предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Уголовное дело 11.04.2014 направлено в Боханский районный суд для рассмотрения по существу. 13.05.2014 в отношении Г.А.Б. поставлен обвинительный приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ, судом назначено наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор вступил в законную силу 26.05.2014.

Рассматривая доводы Л.Н.Ситниковой о несогласии с квалификацией преступления, совершенного в отношении Б.А.Е., ей было разъяснено, что уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения трупа Б.А.Е. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, обстоятельства совершения преступления, которые подтверждали бы направленность умысла виновного лица на первоначальном этапе следствия, установлены не были.

В ходе расследования уголовного дела были установлены все обстоятельства совершения преступления, собраны достаточные доказательства, подтверждающие вину Г.А.Б.

Обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, предъявлено соразмерно совершенному Г.А.Б. деянию, с учетом направленности умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Данная квалификация по ч. 4 ст. 111 УК РФ нашла свое подтверждение и в ходе рассмотрения уголовного дела судом.

По факту невозвращения Л.Н.Ситниковой вещей ее сына, Б.А.Е., сотрудниками Боханского МСО, согласно полученной из Боханского МСО информации, установлено, что сотовый телефон был ей возвращен, что подтверждается имеющейся распиской, из которой следует, что телефон получен заявительницей в целости.

Сведения о наличии у Б.А.Е. головного убора также материалами уголовного дела не подтверждаются. 29.01.2014 старшим следователем Боханского МСО С.А.Апхановым был произведен осмотр места происшествия, в ходе которого наличие норковой кепки на месте преступления не установлено, указанная вещь не изымалась.

Кроме того, в ходе предварительного расследования Л.Н.Ситникова была признана потерпевшей и гражданским истцом по уголовному делу, однако никаких ходатайств и заявлений по факту кражи норковой кепки от нее не поступало, поэтому

Руководителем Боханского МСО В.А.Иринчеевым Л.Н.Ситниковой было обоснованно разъяснено право обращения в территориальные органы внутренних дел с заявлением о краже норковой кепки, поскольку преступления указанной категории расследуются сотрудниками полиции в соответствии с положениями ст. 151 УПК РФ.

Иллюстрации: 

baikalpress_id:  102 791