«Буду воспитывать у мэров чувство хозяина»

Губернатор Приангарья Сергей Левченко рассказал о первых двух месяцах своей работы 

Свое знакомство с журналистами региональных печатных СМИ губернатор Иркутской области Сергей Левченко начал с медиахолдинга «Номер один». Примечательно, что непосредственно перед встречей с творческим коллективом глава региона общался с сенатором от Иркутской области, заместителем председателя комитета Совета Федерации по бюджету Виталием Шубой — человеком, который вот уже много лет представляет финансовые интересы Приангарья на федеральном уровне. Понятно, что главной темой их разговора были бюджетные вопросы. С них мы и начали нашу беседу.

«Вижу объективное отношение к региону» 

— Сергей Георгиевич, есть ли на сегодняшний день информация о том, на какие субсидии, дотации Иркутская область может рассчитывать в будущем году? Существует ли ясность с вхождением региона в федеральные государственные программы?

— Когда речь идет о бюджете, полная ясность обычно наступает только тогда, когда деньги приходят в регион. Вот, к примеру, на федеральном уровне принято решение выделить в следующем году 50 млрд рублей на строительство школ. Есть показатели, которые будут учитываться при распределении средств. Это школы-трехсменки и школы, где не выполняются СанПиНы. И мы сейчас работаем над тем, чтобы все наши школы, которые отвечают этим показателям, попали в программу.

Область участвует в 19 федеральных программах. И мы будем стараться, чтобы финансирование по всем этим программам сохранилось. Они все одинаково важны для нас, в каждой заложены какие-то жизненно важные интересы региона. Например, по программе охраны озера Байкал мы запланировали финансирование двух объектов: канализационно-очистных сооружений в Иркутске и энергоисточника в Байкальске.

— Ваши оппоненты прогнозировали трудности вашего общения с Москвой. Каковы сейчас ваши взаимоотношения с федеральным центром?

— Что касается федерального центра, то он не в одном месте. Если говорить о моих двух встречах с президентом, то я удовлетворен вполне. Если говорить о работе с министрами — тоже все нормально. Вот я в четверг лечу в Москву и встречаюсь сразу с тремя министрами: с одним — перед посланием президента, с двумя — после послания. Если говорить об администрации президента, то практически в каждый свой приезд я встречаюсь с ее сотрудниками и вижу к себе и к региону вполне объективное отношение.

«Впечатление от мэров очень пестрое» 

— Выборы уже давно закончились, но ситуация в регионе не успокаивается. Достаточно зайти в соцсети, где до сих пор продолжаются политические дискуссии. В связи с этим вопрос: а не приходилось ли вам, Сергей Георгиевич, сталкиваться с примерами саботажа?

— Если под саботажем понимать изначальное значение этого термина, то нет. Но факты нечеткого исполнения своих задач — намеренного или связанного с отсутствием профессионализма — к сожалению, имеются. И я буду реагировать на это соответствующим образом: либо наказывать, либо, если человек откровенно не справляется, расставаться. Я очень многих руководителей разных служб намеренно назначил исполняющими обязанности. Таким образом я имел возможность присмотреться, насколько они соответствуют тем критериям, которые я предъявляю для работы на таком уровне.

— На данный момент у вас прошли встречи с мэрами практически всех территорий. Кто из них понравился, а кто нет?

— О персоналиях говорить не буду, но общее впечатление в моей оценке мэров очень пестрое. Есть люди, которые досконально знают состояние дел в районе. А некоторым задаешь простой вопрос, а они не очень понимают, что ответить. Например, спрашиваю: «Сколько налогов собирается на территории района?» Мэр начинает что-то искать в бумагах, не находит, потеет, говорит: «Я вам в следующий раз скажу». Если оценивать мэров по степени их владения ситуацией в районе по стобалльной шкале, то этот показатель колеблется в больших пределах — от 10 до 90 баллов. Иногда человек хорошо понимает текущие дела, но не видит перспектив. Есть, например, крупное предприятие на его территории, но позиция мэра такая: я за забор не захожу, что там творится — не знаю. Они там сами по себе, а у меня бюджет, социалка, благоустройство. И мэр не хочет понимать, что развитие района должно происходить в том числе и с помощью этих компаний, которые работают на его территории. В итоге такого отношения, чтобы мэр чувствовал себя хозяином в своем собственном районе, я пока сильно не увидел. Я постараюсь с этим бороться и воспитывать у мэров чувство хозяина.

— Вы очень долго не назначали главу округа. Лишь на этой неделе назначили Марину Иванову. Почему так долго?

— Это было одно из самых непростых кадровых решений. Критериев для любой должности несколько, и они, в общем-то, одинаковы. Это уровень профессионализма, честность, порядочность. А что касается округа, то тут добавляется еще один критерий — принадлежность к округу. Человек должен знать территорию, жить на этой территории. Было много предложений относительно главы округа, и эти люди удовлетворяли первым двум критериям, но отношение к округу имели слабое. А что касается Марины Аюшеевны, то она местный житель, депутат, возглавляла думу. Она состоявшийся человек, руководитель устойчивого предприятия. У нее хорошая школа, опыт. В итоге по совокупности всех обстоятельств я принял такое решение.

— В минувшие выходные в Усолье-Сибирском был митинг, организаторами которого выступили представители КПРФ. Выступали против повышения тарифов, за отставку мэра. Между тем усольские журналисты прямо говорят, что митинг связан с тем, что в Усолье планируется организовать территорию опережающего развития. Ожидаются большие инвестиции. Ряд влиятельных группировок хочет в этой ситуации иметь в Усолье своего мэра, а коммунистов в этой ситуации просто использовали как орудие борьбы за влияние. Каково ваше отношение к этой ситуации?

— Сразу скажу: я не сторонник тех перегибов и тех перехлестов, которые там высказывались. Но, с другой стороны, я не стал бы придавать значение этому митингу в том ключе, о котором вы говорите. Сложно связать этот митинг и желание сменить власть в городе с проектом развития моногорода. Да, мы здесь ожидаем федеральную помощь — и это очередная надежда для города. Не первая, кстати. Но муниципалитет в этом проекте будет участвовать минимально, мэр города — нынешний или другой — влиять не ситуацию не сможет. Это объективно.

Что касается ситуации в Усолье в целом, то она волнообразна, тут митинги проходят не первый раз. Формирование власти в городе шло сложно, были периоды вообще безвластия, и основа для конфликта по-прежнему остается. В городе по-прежнему нет работы. Химпром пока имеет только какие-то надежды. Химфарм вроде начал работать, но у него остались долги, и сейчас пенсионный фонд пытается его обанкротить. На Усольмаше шестьсот с лишним человек уволили и лишь 270 взяли на работу. Один коллектив взяли и разделили. Я как-то утром, в 6.50, приехал на железнодорожный вокзал Усолья. Встретил на платформе человек 120, в основном мужчин. Едут на работу в Ангарск или Иркутск. Понятно, что встали они в 5 часов утра, к 10 вечера возвращаются. Тяжелое впечатление остается от этих людей с потухшими взглядами. Внешне апатия, пессимизм, а потом внутри этой апатии зарождается протест.

«Лес остался без хозяина»

— Вашему предшественнику ставят в вину запущенную ситуацию с лесными пожарами. Предшественника нет, но тайга осталось. Пройдет немного времени, и проблема опять обострится. У вас есть какое-то решение этой проблемы?

— Ситуация с пожарами по-прежнему непростая. Я имею в виду торфяники. На территории Иркутского и Усольского районов они продолжают гореть. Нам удалось локализовать пожары, которые тревожили жителей Иркутска: торфяники на территории Ушаковского муниципального образования, за аэропортом. Это трудный объект. Глубина залегания торфа большая, около двух метров. Если просто водой сверху поливать — не загасишь. Но мы нашли способы — и пожар локализовали. Что касается Усольского района — там более мелкое залегание, 60—80 см. Но есть другие трудности: большие площади, близость трассы М-53, нет воды. У нас в целом уровень грунтовых вод понизился. Некоторых водоемов, из которых теоретически можно было тушить пожары, просто не стало. Сейчас стоит задача применить современные химические методы, начать бурение. Думаю, и с этими пожарами мы в итоге справимся.

Теперь что касается начала пожароопасного периода весной будущего года. Я думаю, мы к тому времени создадим систему координации всех, кто должен и может тушить пожары. Основная причина того, что пожары плохо тушились, — это разобщенность. Вы, наверное, помните — почти месяц назад я выезжал на торфяники на территорию Ушаковского муниципального образования. Там я собрал всех, кто должен заниматься тушением пожаров, от главы администрации до генералов МЧС. И они друг друга не знали. Один — владелец земли, второй — представитель мэрии, третий — центра пожаротушения, четвертый — МЧС и так далее. И они при мне в палатке познакомились.

— А кто их должен объединить?

— Думаю, губернатор. Объективности ради надо сказать, что предпосылки к такой разобщенности есть. У нас существует Лесной кодекс, который, по сути, хозяина из леса убрал. Есть раздробленные организации, которые занимаются лесом. Они маломощны, каждая имеет свое ведомство, своего руководителя, и все они узкоспециализированные. Лес остался без хозяина. В таких обстоятельствах губернатор должен найти в себе силы, чтобы их всех объединить, несмотря на то, что, возможно, особых законодательных оснований для этого нет. Если какой-то мэр возьмет на себя миссию по объединению — я такую инициативу буду только поддерживать.

— Вы сейчас упомянули о том, что вода уходит и нечем тушить пожары. Но ведь эта проблема имеет отношение и к обычным селянам. Стало нечем поить скот. В некоторых местах коровы на водопой ходят за полтора десятка километров. В Иркутской области существует программа «Чистая вода», которая подразумевает строительство водоисточников. Будет ли эта программа продлена?

— Конечно, мы ее поддержим. Не существует единого решения этой проблемы — шашкой махнул, и вода везде появилась: и в Качугском районе, и в Куйтунском, и в Балаганском, который вроде на берегу водохранилища стоит, но и там с водой трудности — колодцы стоят сухие. Каждый муниципалитет в отдельности с этой проблемой не справится, и мы будем помогать муниципалитетам в выполнении программы. Но в некоторых случаях надо решения оптимизировать. Тот же Куйтунский район: существовали проекты, чтобы вести сюда трубопровод от Балаганского района, даже уже начали покупать трубы большого диаметра. Есть, наверное, более разумные вещи, которые будут способны локально в этом районе решить проблемы наличия воды.

Сергей Левченко: «Основная причина того, что пожары плохо тушились, — это разобщенность. В таких обстоятельствах губернатор должен объединить все силы, которые способны заняться тушением пожаров, несмотря на то, что, возможно, особых законодательных оснований для этого нет».
Сергей Левченко: «Основная причина того, что пожары плохо тушились, — это разобщенность. В таких обстоятельствах губернатор должен объединить все силы, которые способны заняться тушением пожаров, несмотря на то, что, возможно, особых законодательных оснований для этого нет».
Популярные материалы по тегам статьи: 
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments