Будни Магдана

В отдаленной деревне Качугского района живут за счет подсобного хозяйства и собранных дикоросов

С некоторых пор уровень жизни принято сравнивать уже не с 1913 годом, о котором мы знаем лишь по учебникам, а с советским периодом — по мнению старшего поколения, благополучного во всех смыслах. Например, в Магдане работало передовое отделение совхоза, население было занято в сельхозпроизводстве, а сейчас, как говорят сами магданцы, доживают пенсионеры и те, кого не сманил город. Но жители таежной деревни не привыкли жаловаться, к тому же у них свои показатели благополучия: скажем, уродилась ягода в лесу — значит, год хороший.

— Что жаловаться? В магазине выручка всегда есть — значит, все нормально у нас! — уверяет продавец деревенского магазина райпо Ирина Хартикова.

В день нашего визита ожидался как раз привоз товара — настоящее событие для населения. Дети ждали мандаринов и шоколадок, взрослые — хлеба. Несмотря на то, что грунтовая дорога в Магдан в зимнее время по качеству не уступает асфальту, хлеб в деревню привозят всего два раза в месяц. Сказывается удаленность: Магдан расположен в 100 с лишним километрах от райцентра, большие транспортные расходы несет единственный в деревне магазин потребкооперации. Местные в день привоза берут по 10—15 буханок, замораживают про запас. Но многие пекут и сами.

— В этом году хороший ягодник был, по 30—40 ведер брусники собрали некоторые семьи. Студенты летом приезжают, подрабатывают на сборе курильского чая, сдают его в компанию по переработке дикоросов. Городские на Среднем (урочище) базу построили, закупают у нас сушеные травы. Так и крутимся. Но в основном все живем за счет личного подсобного хозяйства, — делится в ожидании груза продавец, доброжелательная Ирина.

 Охотой, как признаются магданцы, много сейчас не заработаешь. На пушнину цены упали, куда ни выйди — везде штраф поймаешь. Большая часть лесных массивов вокруг деревни — территория Магданского заповедника, где всякий промысел запрещен.

— А лес как вывозили с наших территорий, так и продолжают вывозить. Мост лесовозами весь раздолбили. Не хозяева мы теперь на своей земле… — сетовали деревенские мужики, собравшись по случаю приезда гостей из Качуга в здании малокомплектной Магданской школы.

 К слову, в школе, представляющей собой обычный сельский уютный домик с печным отоплением, учится всего четверо мальчишек, причем в разных классах: в первом, втором и в четвертом. Учительница Ольга Петровна Хамарханова с каждым занимается индивидуально, ежедневно составляя планы уроков на три класса. Благо образовательное учреждение имеет выход в Интернет, что, собственно говоря, для самих учеников не особо важно. У этих детей совсем другие ценности.

Сход граждан, наскоро организованный сразу после окончания занятий в школе, собрал самых активных жителей. Пожалуй, впервые наблюдала ситуацию, когда люди не спешили озвучивать свои проблемы, а ждали инициативы от гостей. Магданцы привыкли к обособленной жизни, научились выживать, не требуя многого. Давно заброшенным выглядит местный фельдшерский пункт, подходы к нему замело снегом. Медработник уехала искать лучшей жизни в шумный город, другого специалиста пока не прислали.

— Нам не до своего фельдшера — хоть бы из Белоусово раз в квартал приезжала, старикам давление измерить, и то хорошо, — надеялся на лучшее колоритный представитель бурятской нации Владимир Степанович Долбанов.

Мечтают магданцы о появлении в деревне долгожданной скважины. Весной глава сельского поселения обещал новую водонапорную башню построить, жители верят — сдержит слово. Но в целом все представители родов Хартиковых, Хамархановых, Янхаевых и Бузинаевых, проживающие в деревне, настроены на будущее оптимистично. По-другому и быть не должно.

Загрузка...