Большая семья

Мужчина, добившийся власти над женщиной, становится глуповатым. Идеализм в сочетании с безнаказанностью никому не прибавляет ума. И друзья отошли почти сразу.

Толик объяснил и себе, и Тане, что это они от зависти. Не могут простить ему, что он теперь с новой и молодой женой, а они остались с прежними, старыми тетками. Таня кивала — да, да, да. Она соглашалась с ним во всем, Толик — верховное божество. Он, конечно, одурел от всего случившегося. Стоит сказать ему какую-то банальность, а Таня восхищается, и не устает ведь, и так с утра до вечера, с вечера до утра. И ведь куча времени у него теперь свободного. Если раньше, когда он еще жил с Ниной, стоило ему начать развивать какие-то свои идеи, делиться планами и мечтами, Нина тут же перебивала — мусор вынес? И Толик шел выносить мусор. Ему и в голову не приходило возмущаться, хуже того — качать права. Все у них пополам, все поровну, и быт, и воспитание дочери, и деньги, все поровну. И жили как почти все вокруг. И Толик как все, и Нина. Встретились в студенчестве, поженились. Какие-то войны еще смешные вели с недоброжелателями — это когда ее родители были против раннего брака, когда его мать кривилась на какие-то Нинины промахи. Он вставал за нее горой, она по мере сил тоже старалась внушить окружающим, что если она с ним порой разговаривает чересчур резко — так это для его же пользы. Он же не инвалид, чтобы его жалеть. И чтобы не зазнавался. Она ведь тоже устает, еще как. Она училась, он работал, и наоборот. И все успевали, и график дежурств по дому, и дочку из сада забрать, без придури, что все только женщина и должна, потому что она — мать и жена. И родительские собрания — теперь твоя очередь, и уроки, и уборка, и мытье посуды, и стирка, когда еще не обзавелись автоматической стиральной машинкой. И на больничных с дочкой сидели тоже по очереди. Сейчас он называет то время товариществом по воспитанию дочери. Когда нынешняя молодая жена Таня робко просит его о ребеночке, он обнимает ее снисходительно и спрашивает: а разве меня тебе мало? Таня послушно кивает, соглашается, что он, вообще-то, сам как ребеночек. И плачет от счастья и от любви. И думает — как ей повезло. Подружек у нее сейчас нет, времени на подружек не остается, ее родители к ним не вяжутся — отец занят сложными играми в бизнес, мать — сложными отношениями с возрастом. Танину мать больно задело, что избранник ее дочери — практически ее ровесник. Все-таки 15-летняя разница, Толик по возрасту ближе к ней, к ее поколению, чем к поколению Тани. Пробовала даже чуть-чуть с ним начать кокетничать, но встретила сонный его, равнодушный и чуть презрительный взгляд. Покраснела, почувствовала себя совсем старой и прекратила их навещать. Сделала вид, что обиделась — без родительского благословения. А Толику не нужны бестолковые родственные связи, причем он-то как раз в курсе, что у Таниного отца времени действительно нет — ему ведь надо умудриться найти это время для одной такой средних лет барышни. Толик справки навел. И Тане доложил всю правду о папе. Чтобы уж без иллюзий. Таня очень тогда расстроилась, сказала патетически, что рушится дом. А Толик даже рассмеялся беззлобно, когда Таня спрашивала у него разрешения все рассказать матери, что у нее происходит под самым носом. Толик ее отговорил. Какая-то ей лекция была прочитана о сути мужской верности. Таня ни слова не поняла — вроде как никто никаких обязательств на самом деле и не несет, так получается. В смысле мужчина женщине ничем не обязан, это у женщины обязанности, а у мужчины права. Поэтому, если женщина ведет себя как Танина мать, то есть стареет и начинает ныть, то считай, что у мужчины появляется повод… И длинный список того, чем мужчина предпочтет заняться, чем выслушивать жалобы. Ужас вообще-то. А Таня кивала и соглашалась.

У Толика вдруг обнаружился дар учительства. Он стал много читать и много смотреть телевизор, в основном общественно-политические программы. Посмотрит, почитает и все в более или менее, как ему кажется, доступной форме излагает Тане. Тане ведь некогда смотреть телевизор и книжку открыть некогда. Таня работает, а потом приходит домой и начинает придумывать, чем бы ей сегодня порадовать Толика. Толик сначала не верил, что это у нее надолго, он ведь к такому к себе отношению совсем не привык. Его бывшая жена Нина заходила в дом и спрашивала: хлеба купил? И он бежал за хлебом, если была его очередь покупать продукты. Нина запросто могла его попросить: давай сегодня ты готовишь ужин, а то у меня что-то настроения совсем нет. Сейчас такое даже представить невозможно — разговоров про настроение. Таня молодая и выносливая, и ей всегда достаточно его похвалы. Таня с тревогой следит за выражением его лица, когда он пробует ее новое блюдо. Стоит ему нахмуриться, у Тани падает сердце. Тогда она все переделывает и улучшает — досаливает или, наоборот, убирает лишнюю соль. У нее теперь есть свои секреты. Она умеет наводить порядок в квартире в его отсутствие, он терпеть не может звук гудящего пылесоса. Он ненавидит все эти тряпки, ведра, халаты и бигуди. Таня пробует смеяться — какие сейчас бигуди, бигуди в прошлом. Но Толик настаивает — да, бигуди! Никакой чтобы изнанки жизни, никаких этих картофельных очистков в мусорном ведре, никакого запаха тушеной капусты и запаха жареной рыбы, после того как ты все это съел. Если надо — установи мощную вытяжку. Толик хочет света и радости, чистоты и свежести. Когда он переехал к ней, у Тани была симпатичная, заставленная всякой чепухой двушка. Толик намекнул, что хорошо бы здесь все поменять. И они переехали на дачу. На даче в это время жила Танина мать, принимала воздушные ванны. Толик ей намекнул, что в городе в косметических салонах сейчас меньше народа, пора, пора. Танина мама уехала тотчас же, думала, что Таня побежит вслед уговаривать, но Таня в это время была занята, высаживала что-то экологически чистое на грядки, какую-то рассаду. Или сеяла, а может, полола. На даче они прожили все лето. За это время нанятые Таней специалисты снесли стены, объединили кухню со смежной комнатой, покрасили, побелили, настелили новый пол. Свобода и пространство. Вот поэтому Толик и настаивал на мощной вытяжке — плита же теперь рядом. И это совсем не каприз, правда, Таня? И денег им почему-то всегда хватало, даже когда Толик сидел без работы. Он ведь привык отвозить в бывшую семью деньги, и они всегда находились. Таня не говорила ему, что ездила за деньгами к отцу, а Толик не спрашивал. Отец спрашивал: «Сколько?» — и давал сколько надо. Лишь бы оставили его в покое.

Вот такой была у Толика жизнь. И если бы кто-то спросил у него, как ему на самом деле живется, Толик бы совершенно искренне ответил, что он совершенно счастлив.

Впрочем, он и раньше себя чувствовал счастливым, когда жил с Ниной. Так и прошло лет десять. И мало что менялось. Но однажды она не пришла ночевать, а через неделю позвонила и сказала, что уходит от Толика, точнее, уже совсем ушла. А за своими вещами придет как-нибудь в его отсутствие, чтобы его не травмировать. Про Танину жизнь Толик узнавал потом у ее матери — Таня встретила бывшего одноклассника, и понеслось — первая любовь, кафе-мороженое и все такое, что Таня, оказывается, пропустила. Вплоть до того, что начала носить мини-юбки. Толику же не нравилось, когда мини. Толик, конечно, надеялся, что Таня одумается, и тогда он ей все простит, но Таня ушла, не оглянувшись. Снимают теперь какие-то углы в Питере и много путешествуют. А через год родила ребеночка, так они и с ребеночком путешествуют. Квартиру почему-то оставили Толику, во всяком случае бывший тесть сказал: живи, что теперь с тобой делать. Но долго там наслаждаться тишиной и покоем Толику не довелось — его дочка вышла замуж и родила ему внука. Вот Толика и попросили на выход. В конце концов, он же отец и должен заботиться. Толик вернулся к бывшей жене. Там он первое время очень удивлялся вопросу Нины — а что у нас на ужин, когда подходила его очередь готовить. Нина смеялась, смеялась просто до упаду, когда он попытался ввернуть ей свои теории про права мужчин и обязанности женщин. Потом Толик успокоился, и все идет как идет. О прошлом, о своем странном недавнем прошлом он не думает, он теперь мало вспоминает, такой характер — живет сегодняшним днем. Зато он хорошо знает, в каком из близлежащих магазинов сегодня можно купить молоко — хорошее и недорого, у какой торговки на рынке свежий творог и где мясо. 

А как иначе — семья-то большая.

Загрузка...