Бизнес-план с сельским размахом

Семья Осодоевых из села Нагалык планирует запустить новый цех по изготовлению творога и сыра

Баяндаевский район принято называть зоной рискованного земледелия. Всего в нескольких метрах от плодородного слоя почвы проходит ледяная линза — зона вечной мерзлоты, которая не оттаивает даже в самую сильную жару. Но, несмотря на такие спартанские условия, людей, готовых заниматься сельским хозяйством, выращивать скот и зерно, в районе хватает. Неслучайно именно Баяндаевский район находится в области на лидирующих позициях по числу крупного рогатого скота на душу населения. В одном только Нагалыке работает больше фермеров, чем, например, во всем Качугском районе. Одни из таких энтузиастов — семья Осодоевых. Именно им одним из первых удалось создать полный цикл производства и организовать ежедневную торговлю собственной продукцией. За несколько лет сыр, молоко, творог и сметану, изготовленные в этом хозяйстве, успели распробовать и полюбить в областном центре. 

Сильнее экскаватора

В эти последние теплые деньки Андрей Осодоев занят стройкой. На новенькой ферме завершаются работы по внутренней отделке. Совсем скоро, на днях, состоится заселение буренок в новые помещения. Ферма на 120 голов строится на средства, полученные по государственному гранту. Такие постройки, с небольшими изменениями, есть в нескольких населенных пунктах области.

— Образцом для многих стала ферма, которая находится в селе Хадайском. Это наши земляки, работаем в одном районе, поэтому я попросил их ведущего специалиста Александра Бюргера помочь решить некоторые вопросы, — говорит Андрей Осодоев. — Коровы, как и у наших соседей, будут на беспривязном содержании, но есть и отличия. Например, мы предусмотрели отдельное помещение, в котором хотим варить творог, плюс хитро установили котел, который будет отапливать все здание. Сейчас завершается отделка кафелем, им хотим выложить пол и стены в нескольких комнатах — это поможет поддерживать чистоту в любое время года. До прихода настоящей зимы планируем переселить коров.

До переезда осталось завершить несколько задач и на улице. Рядом с фермой техника работает над созданием выгребной ямы. Пока удалось выкопать септик глубиной всего 3 метра. Дальше рыть мешает вечная мерзлота. С ней не может справиться даже экскаватор. Но человек сильнее и упорнее техники.

— Когда рыть нужно глубже — например, при бурении водоскважины — прибегаем к услугам специалистов. Рядом с фермой пришлось делать скважину. Ее глубина — 90 метров. Чтобы не копать зря, приезжали геодезисты, искали место, так что водой мы обеспечены. Что же касается выгребной ямы, то еще немного пробьем вглубь и на этом остановимся. Для наших задач этого будет достаточно, — объясняет фермер.

Осодоевские масштабы

Основательность — основная черта главы семейства. Это проявляется не только в таких крупных проектах, как строительство фермы, но и во всем образе жизни. Большой двор, возведенные на века хозяйственные постройки, дом, в котором одна только кухня превосходит по размерам многие городские квартиры. Хозяйничает на кухне старейшина семьи Екатерина Михайловна, мама Андрея Георгиевича. Каждый день она выпекает огромные ароматные буханки хлеба для работников хозяйства.

— Я ветеран педагогического труда, уже много лет на пенсии, по профессии биолог-химик. Сын тоже хотел стать учителем, педагогическое образование и у невестки, но так сложилась судьба, что сейчас все заняты в сельском хозяйстве. Дело это тоже неплохое, доброе, поэтому я и помогаю по мере возможностей, — говорит Екатерина Михайловна.

Мелочей, как считает сам Андрей Георгиевич, в сельском хозяйстве не бывает. Поэтому и пытается фермер всем задачам уделять время: и накормить работников, и проверить, как продается продукция, и заглянуть в цех, где она изготавливается. Рабочий день Осодоева начинается еще до восхода солнца, а заканчивается, бывает, далеко за полночь.

Как запустить торговлю

А началась самостоятельная фермерская деятельность, как это часто бывает, в семье Осодоевых с краха прежней жизни. Совхоз и все его отделения, которые работали в Баяндае в советское время, развалились в 90-е одними из первых. Сейчас Андрей Георгиевич говорит, что такое быстрое банкротство оказалось благом для многих работников.

— Все быстро поняли, что пришла пора рассчитывать только на себя. Именно поэтому у нас в районе так много фермеров, люди в свое время определились быстрее, а сейчас те, кто хотел, уже привыкли хозяйничать. В их числе оказалась и моя семья. Вначале мы просто держали скот, затем купили в Качугском районе 20 симментальских телок. С этого-то все и началось. Пошло большое молоко, а затем жизнь поставила в такие условия, что пришлось задуматься об организации торговли.

Вот уже много лет продукция Осодоевых ежедневно поступает на Центральный рынок Иркутска, заключены договоры и с несколькими учебными заведениями области. Сейчас, когда все наконец-то поняли, как важно употреблять экологически чистые продукты, недостатка в покупателях нет.

— Большое подспорье в расширении торговли оказало государство. Можно, как оказалось, рассчитывать и на помощь властей. По инициативе министерства сельского хозяйства области я принял участие в конкурсе инвестиционных проектов. На мое имя оформлен кооператив, удалось получить технику для перевозки охлажденного молока. Это позволило увеличить объемы продаж. Спрашивают сыр, хорошо идут творог и сметана. Я не могу жаловаться на рынок сбыта — он у меня налажен, торговые места есть. Считаю, что если человек хочет торговать, то возможность он найдет. На первых порах, конечно, бывало непросто договариваться, а сейчас сотрудничество предлагают крупные торговые сети, но соглашаемся мы далеко не всегда. Дело в том, что в таких сетях идет большая накрутка на фермерский товар. Люди не могут покупать за такие большие деньги. Получается, что часть товара пропадает, а такого обращения с собственноручно сделанной продукцией я допустить не могу.

Главные заботы

В ближайшем будущем, при запуске фермы, Осодоевы хотят запустить новый цех по изготовлению творога и сыра.

— Горожане спрашивают именно наш товар. Например, славятся наши сливки, иркутяне часто хвалят их сладковатый вкус. А все дело в том, что вся продукция свежая. Вечером подоили — утром в магазинах, машина уходит в город в 5 утра, поэтому такие вкусовые качества, — поясняет Андрей Георгиевич.

Осодоевы озабочены улучшением надоев. Сейчас коровы дают по 20—25 литров в сутки. Но это далеко не предел. В хозяйстве хотят улучшить породу, закупить в Красноярске симменталов.

— Я уже даже ездил на место, смотрел животных. Но засуха подкорректировала планы. Пока в этом году увеличивать поголовье не будем, но не думать об улучшении стада нельзя — этот вопрос должен быть на контроле постоянно. Думать нужно на два шага вперед, как сейчас модно говорить — составлять бизнес-план заранее, а не когда придется подсчитывать убытки. Кормовую базу заготовили нормальную. Сеяли 200 га кормовых культур. В этом году урожай составил 14 центнеров с га. Конечно, по сравнению с прошлым годом, когда собирали по 22 центнера, этот показатель не может считаться очень хорошим, но при такой засухе и это неплохо. Так что поголовье сохраним.

Заботятся в хозяйстве и о людях. Фермеры привлекают молодых специалистов. Илья Анзаев и Алексей Манжуев, выпускники сельхозакадемии, трудятся у Осодоевых несколько лет.

— Ребята получили высшее образование и смогли вернуться в село. Государство выделило им подъемные, а мы предоставили работу. Один из них живет в Баяндае, другой ездит из деревни Нуху-Нур. Мы на них не нарадуемся, очень работящие. По закону они должны отработать по пять лет, но я надеюсь, останутся у нас подольше. Работать им нравится. В город эти парни, увидевшие, как зреет урожай, просиживать штаны охранниками, я уверен, не поедут, — говорит Андрей Осодоев. — Сельское хозяйство затягивает. У нас с женой Викторией Валерьевной три дочери, все они уже учатся в Иркутске. Втайне мечтаю, что если не они, то хотя бы внуки вернутся на родину и продолжат наше дело. На селе нужны нормальные рабочие руки и светлые головы.

  • Аграрный вопрос

— Хочу задать вопрос, который волнует каждого, кто работает в аграрной отрасли, независимо от направления деятельности. Речь идет об удорожании техники. С приходом кризиса ее стоимость взлетела в два раза. Но если свои расходы еще как-то можно распланировать, то сколько проработают купленные машины, не возьмется предсказать ни один специалист. Качество всех механизмов снизилось значительно. Например, в советское время лемех покупался из расчета один лемех на 20 га, а сейчас одного лемеха хватает всего на 5 га. И хотя его стоимость невелика — 550 рублей, если посчитать, сколько таких лемехов уходит за один сезон, то выйдет кругленькая сумма. Гарантий, что дорогой трактор окупится и проработает без сбоев несколько сезонов, нет.

Нужно ввести контроль за тем, что продают сельхозпроизводителям на государственном уровне. В нашем хозяйстве есть дорогая техника, но она часто выходит из строя. В этом году приобрели китайский трактор, так и работал хорошо, и затрата горючего составила всего 25 литров в сутки. Не выбрасываем и технику советского времени, во дворе стоит «Алтай Т-4» 1986 года, при необходимости его тоже можно выгнать в поле. Неужели наши производители не могут достичь уровня китайцев и приблизиться по надежности к характеристикам советского периода?!

Сейчас правительство пытается помочь сельскому хозяйству, но ни одна мера кардинально не улучшит ситуацию, пока не снизится стоимость солярки. Чтобы на селе жизнь наладилась, нужно, чтобы литр солярки стоил как литр молока.

Если бы было соотношение 20 и 15 рублей, то уже можно было бы вздохнуть свободно. А сейчас, когда солярку отпускают в среднем по 35 рублей, говорить о каких-то качественно положительных переменах преждевременно.