Каюр и хаски: бег в одной связке

Перед Новым годом на горе Снежной, на 56-м км Голоустненского тракта, состоялись гонки на собачьих упряжках «Ангарские бусы — 2013»

С каждым годом эти соревнования, бессменный организатор которых — руководитель Байкальского центра ездового спорта и крупнейший в регионе заводчик хасок Олег Тюрюмин, собирают все больше участников и болельщиков. Состязания проводятся в двух видах: скиджоринг (бег на лыжах свободным стилем за одной или парой собак) и езда на собачьих упряжках. В первой дисциплине могут участвовать все, во второй — только спортсмены, достигшие 18 лет. В этот раз на старт вышли 30 участников из Иркутска, Ангарска, Усолья-Сибирского, а также из сел и поселков области.

Олег Тюрюмин готовил к этим гонкам двух спортсменов: 16-летнюю Анну Перцеву
из поселка Большая Речка и ее ровесника, своего сына Арсения, который в прошлом
году стал победителем гонки. В этом году лучшими на первом этапе соревнований
оказались Татьяна Ворошилова и Дмитрий Бахарев.

— В одной связке на участие в соревнованиях допускается максимум шесть собак.
Можно и четыре, — поясняет Олег Тюрюмин. — Традиционно мы выставляем сибирских
хасок, хотя ездовой может быть пес любой породы, если он тянет упряжку. На сей
раз гонки проводились на 3, 5 и 10 км. Это у нас так называемый спринт. Олег
Тюрюмин сегодня считается самым крупным заводчиком хасок — одной из
разновидностей сибирских лаек. У него сейчас живут 50 собак этой породы. Хаски —
самые надежные собаки в упряжке. С каждым годом их становится в Иркутской
области все больше и больше, что говорит о растущей популярности данного вида
спорта.

К сожалению, голубоглазые собаки давно стали жертвами моды, особенно в
столице. В большинстве своем обыватели, покупая пушистого, похожего на
медвежонка щенка, не очень представляют себе все особенности этой породы. Хаски
призваны преодолевать в день не один десяток километров, в этом их
предназначение. Попадая в квартиру, они становятся «матрасниками» — именно так
пренебрежительно называют их профессиональные заводчики.

— Я покупал первых хасок на Камчатке, — говорит Олег Тюрюмин. — Только там
сохранились собаки, которые бегают в упряжке. Собака, пролежавшая на диване, ни
за что не станет тянуть нарты! Да и его потомство тоже не захочет этим
заниматься. У меня на сегодня 50 собак, и все они рабочие!

Когда Олег появляется возле сарайчика, где стоят легкие нарты, его питомцы
начинают рваться с привязи. Бег по морозному лесу, скорость, мышечная активность
— вот самые главные радости для хасок! Важно, чтобы и упряжь была удобная, а
нарты — легкие. — Нарты я покупаю в Америке, — признался Олег Тюрюмин, — На
сайте нахожу объявление и заказываю.

Олег и его жена Наталья написали книгу про своих любимцев, одним из героев
произведения — Балу, вожак стаи.

— Балу — спортсмен! Терпеть не может проигрывать! Он такой же, как я, поэтому
мы очень похожи. Я вспоминаю себя 20 лет назад: такие же были амбиции. Сейчас
спокойнее ко всему отношусь. Когда его кто-то обгоняет, он, мне кажется, так
реагирует: «Не понял?!» Упирается изо всех сил, но обгонит! На «Северной
надежде» (название гонок. — Прим. автора) был случай. Пес Форд из нашей упряжки
сбил лапы, пришлось его взять на санки. Дорога была ужасная: болото бесконечное,
снег под ногами проваливается. У нас в упряжке всего-то четыре собаки было (хотя
старт был на шесть собак). И тут еще Форд «сдулся»... Я и три собаки в упряжке.
По нескончаемому болоту идем и идем, идем и идем. Я помогал собакам,
отталкивался ногой, чтобы им полегче было. Михаил Брагин нас догоняет. Говорю
ему: «Обгоняй, иди!» В принципе я уже знал, что выиграл эту гонку: у меня фора
была просто сумасшедшая! Мишку пропустил, он на шести собаках шел. Балу встал,
смотрит: его обгоняют!

И он зацепился взглядом за эту шестерку и пошел. И когда мы вышли на широкую
дорогу, Балу просто обошел их и дальше побежал. Я удивился: то мы шли помирали,
а тут — понеслись! Шестерка Брагина отстала. Это вот характер у Балу такой. Нет
больше такого пса у меня. Олег переживет, что у Балу нет потомства. Где потом
такого же талантливого пса найти? Родился пес здесь, в Листвянке, он местный, а
его родители были привезены с Камчатки.

Олег часто говорит: «Я и собаки — это одно целое, одна молекула. Поэтому мы,
каюры, к собакам относимся по-другому: от них зависит жизнь». И бывают случаи,
когда собаки спасают хозяевам жизнь! Был такой и в жизни Олега Тюрюмина.

— Этап Кубка мира. Вторая ночь. Сумерки. Снег, метель, — вспоминает Олег. —
На Камчатке циклоны такие бывают, что идешь и ничего не видно в двух шагах от
тебя. Метрах в пяти-десяти от тебя неизвестно что. Я иду. Мы с собаками идем.
Дороги нет, маяков нет. Туда смотрю — ничего, сюда — ничего. Лидером был пес
Звонок. А я, как чукча, сел на нарты. Ночевать вообще не хотелось в этой снежной
пурге. Сколько мы так шли, шут его знает... Вдруг смотрю — маяк! Это такие
столбики со светоотражателями. У меня фонарик был, я посветил. Получилось, что
Звонок меня вытащил!

Этот случай и перевернул мое отношение к хаскам. Как Звонок нашел тропу?
Здесь, дома, они от меня зависят: когда я их покормлю, когда дам побегать в
упряжке. Но в пути — уже я от них полностью зависим. Каждый день хаски пробегают
20 километров, тянут за собой легкие нарты, на полозьях которых стоит человек. И
так — в одной связке — они бегут вместе по снежной дороге. И пока между
человеком и собакой есть взаимопонимание, никакие дороги не
страшны.

Популярные материалы по тегам статьи: 
Загрузка...