Сибиряк из Башкортостана

Фото на память: двухкратный чемпион лондонских Игр Алексей Лабзин (в центре) 
с земляками из Шелехова

Триумфатор лондонской Параолимпиады Алексей Лабзин побывал в родных краях — городе Шелехове и деревне Видим Нижнеилимского района

Более часа он стоял у трибуны в актовом зале администрации Шелеховского района и терпеливо отвечал на вопросы своих земляков, потом раздавал автографы, позировал перед объективами фотокамер. Все желающие могли подержать в руках завоеванные им тяжелые медали лондонской чеканки... — Если честно, устал я от всей этой шумихи, — признался Алексей, когда автору этих строк наконец-то удалось пробраться к чемпиону. — Представляешь, все это уже было в Москве, Уфе, а впереди еще поездка в родной Видим. Жду не дождусь, когда вся эта волна эйфории уляжется и жизнь вновь войдет в привычную, спокойную колею. Поговорить во время той встречи не удалось: знаменитого бегуна уже ждали многочисленные друзья, с которыми он договорился поиграть в футбол на ближайшем корте — разыгрывали кубок, учрежденный самим Алексеем Лабзиным. Время для интервью нашлось лишь после возвращения спортcмена с севера Приангарья — из Видима.

— Алексей, последний раз мы виделись в Иркутском музыкальном театре на
олимпийском балу, посвященном итогам олимпийского сезона 2008 года. Ты тогда был
в числе главных героев этого мероприятия. А еще вы с супругой ждали второго
ребенка. Даша даже не стала фотографироваться, мотивируя это плохой приметой.
Прошло почти четыре года... Теперь Лабзин выступает за другой регион. Мы, твои
земляки из Приангарья, конечно, продолжаем искренне болеть за тебя, но теперь
вынуждены это делать на расстоянии. Хотелось бы услышать из первых уст: что же
произошло? — А все предельно просто. Летом 2010 года покинул этот мир мой
наставник — заслуженный тренер России Владимир Протасов. Сгорел как свеча —
болезнь съела его буквально за четыре месяца. Весной, уже больным, он со мной и
еще одним своим учеником — Анатолием Быстровым — ездил на соревнования в
Хорватию, где для параолимпийцев разыгрывали лицензии на Игры в Лондон. А после
слег.

В дальнейшем мы с ним много разговаривали, он до последних дней все
беспокоился за нашу судьбу. Именно он и посоветовал позвонить известному
специалисту из Уфы Петру Захаровичу Буйлову, что, собственно, я и сделал, после
того как Владимира Александровича не стало. Тот взял на раздумье ровно один
день, а потом сказал: «Приезжай!» И все. Так я и стал жителем Башкортостана.
Сначала один уехал — на разведку, но очень скоро перевез туда и семью.

Понимаешь, как ни банально это звучит, но жизнь в спорте коротка. А я к тому
же очень поздно начал свою карьеру — почти в 26 лет. Поэтому особо раздумывать
мне не приходится. Впрочем, если бы в Иркутске в ту пору кто-то хотя бы
попытался меня остановить, предложил бы хоть какие-то условия (а у меня ведь
семья, двое детей), я подумал бы. Но тогда у нас такая катавасия с
руководителями спортивными была в области — то один, то другой... В общем,
альтернативы, по сути, не было.

В Уфе же были созданы хорошие условия для тренировок. Ну а самое главное —
это, конечно, присутствие опытного наставника Петра Буйлова, который, как никто,
хорошо знаком со спецификой работы с легкоатлетами-инвалидами, так как
занимается этим делом уже три десятка лет. Отрабатывать оказанное доверие (если
это можно так назвать) я начал уже спустя несколько месяцев. В январе 2011 года
в Новой Зеландии на чемпионате мира выиграл три золотые медали — на дистанциях
100, 200 метров и эстафете; потом в Турции, на Всемирных играх инвалидов, взял
еще четыре награды высшей пробы.

Вслед за мной в Уфу уехали еще два ученика Протасова — опытный Анатолий
Быстров и молодой, перспективный Дмитрий Мирошниченко. Толя, кстати, в этом году
тоже ездил в Лондон, но выступал не сам (не сумел отобраться), а в качестве
лидера для слепого атлета. Если учесть, что Андрей Коптев (а он из
Усолья-Сибирского) давно уже прописался в столице Башкортостана, у нас
получается там довольно большая и дружная сибирская диаспора.

Квартиру все это время снимал, а сейчас вот указом президента республики
девяти медалистам Игр в Лондоне выделены квартиры в центре Уфы. Наши тренеры
просто в шоке были: за многие годы работы, говорят, это первая подобная акция.
Так что сейчас новые заботы — надо обустраивать свое семейное двухкомнатное
гнездышко.

— Олимпийские игры в Лондоне начались для тебя с небольшого конфуза: не сумел
пробиться на пьедестал на стометровке. Причем, насколько я могу судить из
материалов прессы, отставание от призеров было микроскопичным. Не выбило ли это
из колеи?

— Да, такого расклада врагу не пожелаешь. Только после тщательного изучения
фотофиниша судьи вынесли вердикт, оставив меня четвертым. Причем с бронзовым
призером у меня одинаковое время, а отставание от серебряного поставили в одну
сотую секунды. На деле же нас разделили тысячные доли... Не уследил за этими
шустрыми ребятами (один с Кубы, другой из ЮАР), а все потому, что с дорожкой не
очень повезло: они бежали как раз с той стороны, где я не вижу.

Обидно, конечно, но, если честно, я был готов к тому, что в спринте
выступление будет не особо удачным. Мы ведь с тренерами главную ставку сделали
на дистанцию 400 метров, а потому скоростной работы почти не было. Бегал чуток
для эстафеты, но не так много, как раньше. Да и расстраиваться-то было некогда:
уже через день — финал в беге на круг. Вот здесь я выложился по полной
программе. Буквально рухнул на дорожку после финиша. Причем это не позерство.
Сил реально не было. И это лишь то, что все видели благодаря операторам, а что
со мной было после, в подтрибунке, знает только врач нашей команды... Тяжело
далась мне эта медаль.

Второй раз на первую ступень пьедестала поднимался уже вместе с товарищами по
эстафетной команде. Это, конечно, общая победа, но я Андрея Коптева выделил бы.
Он что-то нереальное сотворил. Китайца обошел уже в финишном створе. Опять
фотофиниш все решил — теперь уже в нашу пользу. Тренеры потом надо мной шутили:
«Это тебе Боженька вернул должок за стометровку...»

Ну а 200 метров — там все по делу: ирландец Джейсон Смит первый, я второй.
Честно скажу, соперничать с Джейсоном сейчас никому в инваспорте не по силам.
Просто нереальное какое-то время: его мировое достижение на стометровке — 10,46,
это уровень лучших абсолютно здоровых спринтеров чемпионата России 2012 года
(два призера показали такой же результат).

Что еще могу рассказать про поездку в Лондон? Города практически не видел.
Выбирался в центр только один раз — часов на пять примерно, и то благодаря
приезду жены Владимира Протасова, Любови Павловны. Большую часть времени
проводил на стадионе, если было время — старался потратить его на отдых.

Кстати — удивительно, но факт: Параолимпиада в Лондоне была раскручена еще
лучше, чем основные Игры. Представь: утренняя программа, а стадион битком. И
здесь никто никого не загонял на трибуны, как это было в Пекине (детей и военных
там бесплатно запускали на стадион). Люди за несколько месяцев до начала Игр
выкупили все билеты. А ведь цены были немаленькие. Насколько я знаю, стоимость
билета на церемонию закрытия доходила до 2000 фунтов.

— В одном из интервью ты сказал, что мечтаешь лично встретиться с президентом
страны Владимиром Путиным. Осуществилась мечта?

— Все немножко не так было — журналисты, как это часто бывает, немного
исказили смысл. Речь не шла о мечте. Я просто сказал, что хотелось бы при личной
встрече с президентом поблагодарить его за то, что он поддерживает спорт
инвалидов. Кстати, именно это я ему и сказал во время приема в Кремле, после
того как он вручил мне орден Почета.

— А как тебя встретили на родине? Я имею в виду твою недавнюю поездку в
Видим.

— А как меня могут там встретить — как родного! Я ведь не забываю отчий дом.
Наведываюсь туда как минимум раз в год. Мама у меня там живет, сестра, три
племянницы, а еще очень много друзей. И здесь, конечно, устроили шумиху в связи
с моим успехом в Лондоне. Особо отдохнуть не удалось. Хотя друзья на рыбалку
звали — специально лодки из Братска везли. Но какая рыбалка, когда целая
делегация из Железногорска приехала, во главе с заместителем мэра Нижнеилимского
района. Все так же, как и в Шелехове: вопросы, поздравления, автографы,
фотографии... Для учащихся Видимской школы устроили что-то похожее на Кросс
наций. Я специально для этих соревнований призы подготовил еще в Уфе — значки с
моим автографом и фотографией. Надо было видеть, как горели глаза у деревенских
мальчишек и девчонок, когда им вручали эти нехитрые, в общем-то, подарки. Два
дня дома пролетели просто как миг...

— Что дальше?

— Сейчас отправляемся в Уфу, потом всей семьей едем на Мальдивы... Ну правда
на Мальдивы — путевки уже куплены. Ну а потом все сначала: тренировки,
соревнования, тренировки, и так далее. Когда тебе за тридцать, пахать нужно даже
не за троих, а за пятерых. Собираюсь ли я через четыре года в Бразилию? Хотелось
бы. Но прогнозы пока делать рано — буду работать в этом
направлении.

Метки:
baikalpress_id:  89 013