Гончарный круг собрал школьников вокруг

В керамической мастерской иркутской школы № 19 кипит работа. Из пластичной глины, похожей на тесто, ученики увлеченно лепят симпатичные фигурки сказочных богатырей, зверушек. А потом "выпекают" их в пышущих жаром печах. Наблюдают и за работой гончарного круга. Мгновение — и из бесформенного куска глины рождается крутобокий горшок или кашпо для цветов. Спецкор "Копилки" отправился в гости к юным керамистам.

На прошлом занятии первоклашки Лиза и Надя слепили из глины собачку и корзинку. И теперь с усердием их раскрашивают. На столе множество разноцветных баночек с гуашью. Раз — мазок, два — мазок, и вот у собаки появились глаза, а корзинка из неприметной серой превратилась в ярко-красную. Через час поделки уже сохнут. А потом девчонки пройдутся по ним лаком и бережно унесут домой.

Шестиклассник Иван из небольшого куска глины осторожно, но энергично лепит фигурку птицы. Метко обозначает свисток — и вот птичка в его руках заливается мелодичным переливчатым голоском. Просто и со смекалкой рождаются глиняные игрушки! Дети делают их с любовью и с любовью же ими играют.

Ну а содержимое мастерской — настоящая пещера Сезам! Большие чаны, самодельные печи, гончарные круги, полки с узорчатыми сосудами и символичными оберегами... Разобраться с этим богатством мне помогла Елена Владимировна Сотникова, художник-керамист.

Мой экскурсовод открывает дверь в кладовую. В железных посудинах здесь на воде замешена глина. Привозят ее из оврагов и карьеров Хайты, Московщины, Тальцов. Но для лепке она не готова: подхода к себе требует трепетного, совсем как тесто. Когда "подойдет", взбивают ее большим винтом. И становится она жиденькой, совсем как сметана. Потом разливают по гипсовым формам — в тепло, преть. Ждут до тех пор, пока глина не превратится в однородную эластичную массу, которая не рвется. А уж после приступают к лепке. Новички делают незамысловатые плакетки с цветами, пальчиковых кукол. Ребята поопытнее превращают куски темно-серой глины с сизым оттенком в веселых баянистов, амулеты, горшочки с замысловатой лепниной. Игрушки сохнут, а потом их отправляют прямиком в печь — поджариваться.

Печи преподаватели мастерской сделали сами. В железные емкости поставили каркасы-горшки из особой глины и обложили их огнеупорной ватой. Глиняные поделки закладывают в горшок, плотно закрывают крышкой и поджаривают до 1200 градусов. Томятся они несколько часов, а потом еще сутки сидят в печке. При обжиге глина, как хамелеон, меняет цвет: зеленая становится розовой, бурая — красной, синяя и черная — кремовой. С пылу с жару закалившиеся игрушки раскладывают на противень — остывать. На следующий день ученики вооружаются кистями-красками и превращаются в художников. Глиняные цветы у них расцветают, а зверушки, кажется, вот—вот убегут.

От бочек и печей мы переходим к сердцу керамической мастерской — гончарному кругу. Похож он на проигрыватель пластинок. Без него крынки, горшки, кувшины, вазы на свет не появляются. Елена Владимировна берет в руки комок глины, садится за "проигрыватель", жмет ногой на педаль. Смотреть на ее работу одно удовольствие. Пальцы, коснувшись комка сырой глины, бегают, как живые механизмы. Сырая глина будто просится к рукам. И вдруг из кусочка начинают вырисовываться детали: донце, стенки. Мастер постепенно выравнивает будущее изделие, приподнимает корпус и быстренько срезает его проволокой. Вуаля! В руках держит приземистый горшочек. Это показательный вариант.

Настоящие же произведения гончарного искусства стоят на полках — сосуды, пиалы, вазы. Чтобы создать что-то свое, неповторимое, нужно время. Первые свистульки, барашки и оленята будут неуклюжими: глина — материал капризный. Но у ребят терпеливых дело спорится. И совсем скоро они подают гостям чай в собственноручно изготовленной чашке. А под ней красуется блюдечко. Тоже свое.

Метки:
baikalpress_id:  88 832
Загрузка...