Библиотека переезжает, Белый дом остается

Научную библиотеку в Иркутске чуть не построила Надежда Крупская 

Библиотека ИГУ покидает исторические стены. Фонды фундаментальной библиотеки переезжают в Академгородок, в новое специальное здание, что находится рядом с корпусом госуниверситета, напротив новой областной библиотеки им. Молчанова-Сибирского. О дальнейшей судьбе Белого дома библиотекари просят не их не спрашивать. Необходимость переезда для них, что называется, вырывание с корнем. 

Губернаторы занимались перепланировками 

Дворец купцов Сибиряковых (мы привыкли называть его Белым домом), выстроенный по образцу прежнего, сгоревшего, на том же самом месте, недолго пробыл в частном владении. Законченный, предположительно, к 1821 году, он быстро перешел казне — в 1837 году наследницами Сибиряковых решался вопрос о его продаже. Это было лучшее здание в Иркутске. Авторство проекта, кстати, до сих пор точно не установлено. Есть предположение, что сам Джакомо Кваренги, архитектор двора Ее Величества Екатерины II, приложил здесь руку.

Перейдя в казну, дворец стал служить резиденцией генерал-губернаторов, которые проживали здесь вместе с семьями. С этого времени дворец подвергался перепланировкам, часто ремонтировался — каждый новый хозяин переделывал его под себя. Поэтому дошедший до нас дом не совсем тот, что строили себе Сибиряковы. В библиотеке хранятся, к примеру, поэтажные планы, где назначение каждого помещения надписано рукой генерал-губернатора Игнатьева — как удобно его семье.

За восемьдесят лет, до 1917 года, здесь сменилось пятнадцать губернаторов. За это время здесь побывали все важные гости, которые прибывали в Иркутск, — от декабристов до цесаревича Николая, будущего императора Николая II.

А в 1917 году сюда заехали красные — Центральный исполнительный комитет, штаб Красной гвардии, газета «Центросибирь». В декабре здание заняли юнкера, выбив из него политических оппонентов.

— Был декабрь, и трупы примерзали к полу, к столам… Иногда идешь по коридору и ощущаешь эту негативную часть ауры Белого дома. Может быть, эта стена была испачкана кровью, а здесь лежали убитые, — рассказывает Светлана Корбут, главный библиотекарь научной библиотеки.

После 1918 года Белый дом отдали под нужды высшего образования. Библиотека поначалу занимала небольшой дом рядышком — бывшую канцелярию генерал-губернатора. Но если первый директор, задача которого была сформировать на пустом месте фундаментальную научную библиотеку, просил иркутян жертвовать книги, то очень скоро пришлось подумать о том, где собранное разместить. Третий директор уже вынужден был требовать срочного расширения.

Крупская умерла, и ничего не построили

Уже в 1936 году в Иркутске существовала идея выстроить большое здание для научной библиотеки. На тот момент собрано было более 800 тысяч томов, мощный газетный и архивный фонды. В библиотеку передавали книги из прежних, дореволюционных учебных заведений: духовной семинарии, гимназий и так далее. В ее состав вошли крупные частные библиотеки: библиотека купца Василия Баснина, иркутского летописца Нита Романова, работавшего в Белом доме, но уехавшего на жительство в Приморье.

За библиотеку хлопотала сама Надежда Крупская, которая дала поручение местным партийным властям рассмотреть вопрос о строительстве нового здания. Оно должно было быть вместительным с учетом развития на 30 лет вперед: каменное здание объемом 30 000 кубометров с книгохранилищем на 4 миллиона томов. Библиотеку планировали возвести в зеленой зоне набережной, между нынешними улицей Российской и Краснофлотским переулком. Для этого надо было снести аж семь частных усадеб.

Проект был разработан по заказу лично Крупской московским архитектором Муравьевым, но так и не осуществился: Крупская умерла, а библиотеку передали из Наркомпроса, который продвигал этот проект, в ведение Министерства высшего образования СССР. Министерство заморачиваться не стало, и в 1939 году библиотека просто переехала в Белый дом. Книгохранилище устроили в бывших губернаторских конюшнях, которые примыкали к Белому дому со двора. Это длинное здание прозвали колбасой. Решение о сносе «колбасы» приняли лишь через четверть века. На ее месте установили мемориал, а книгохранилище переместили в жилой дом на ул. 5-й Армии, предварительно выселив из дома жильцов.

Книги заняли церкви 

— Студенты любовно называли библиотеку фундочкой, — вспоминает старейший работник библиотеки, заведующая отделом книговедения Вера Константиновна Пешкова.

К 70-м «фундочка» так разрослась, что книги едва помещались и в дополнительно выделенных зданиях Харлампиевской (на ул. Горького) и Спасо-Преображенской (возле музея Декабристов) церквей. Бытовал шутливый злободневный стишок библиотекарей, подготовленный однажды к капустнику:

Божьи храмы мы обживаем, Скоро все церкви будут за нами…

Правда, в конце 90-х центр сохранения архитектурного наследия через арбитражный суд выселил книги из Спасо-Преображенской…

Между тем еще в 1978 году Гипровуз — государственный институт по проектированию высших учебных заведений — выполнил проект здания на 5 миллионов томов. И это оказался самый значительный долгострой Иркутска: спустя 37 лет здание библиотеки наконец построили. Все подразделения «фундочки», в том числе и главное — Белый дом, готовятся к переезду, вывозят каталоги. Жалко переезжать. Тем более что в девяностых годах дела Белого дома пришли в видимый порядок, книги не хранятся больше под лестницами в связках, как раньше. Нынешний директор Раиса Подгайченко навела порядок.

Светлана Корбут ведет нас на экскурсию. В руках у нее план-схема, откомментированная собственноручно генерал-губернатором графом Игнатьевым. Первый этаж, согласно этой схеме, занимали приемная, ординарческая, служебный кабинет генерал-губернатора. На первом этаже также помещались детские спальни, банька. На месте спален размещается книгохранилище, а в помещении баньки хранят хозтовары.

— А это знаменитая главная лестница.

Лестница Белого дома знаменита тем, что по ней ходили все важные люди, включая будущего императора.

— Видите, каменные ступени вытерты. Каждая последующая — в меньшей степени. Я рассказываю студентам легенду. К генерал-губернатору приходило очень много посетителей. Они были люди набожные, чистюли — на первой ступени тщательно вытирали ноги, на второй менее тщательно, на третьей еще меньше. И поднимались дальше.

Действительно, особенно стерты три нижние ступени, ведущие на третий этаж.

Кроме нее в доме есть еще две лестницы — черная для прислуги и потайная между этажами, очень узкая, почти отвесная, ведущая из детских спален к детским учебным классам.

На втором этаже — парадные помещения: зал для балов с тремя роскошными люстрами. В зале — балкон, на который не смел выходить никто, кроме генерал-губернатора, да и то по особым случаям. В зале проходят конференции. К нему примыкает бывшая гостиная, к ней — столовая с голландской печью (теперь читальные залы). В парадный зал выходит также дверь домашнего кабинета Сибирякова и генерал-губернаторов. За дверью  —кабинет директора.

Третий этаж — этаж прислуги. Здесь были людские, комната для оркестра, домовая церковь. В людских и комнате оркестра помещается редкий фонд, самые ценные книги библиотеки. За них отвечает Вера Константиновна Пешкова, проработавшая в библиотеке 45 лет.

Сердце «фундочки»

— У нас есть уникальные издания. Есть такие книги, которые попали к нам с первыми епископами — Кульчицким, Неруновичем, Кристалевским. Нерунович привез в Иркутск собрание Феофила Кролика, префекта Московской академии: 388 печатных книг из библиотеки этого сподвижника Петра I по настоянию епископа Неруновича было передано Иркутской епархии. Среди книг Кульчицкого есть те, по которым он обучался в Киево-Могилянской академии. Есть книги из библиотеки Трубецких — экслибрисы (книжные знаки, по которым идентифицируют владельца) на этих книгах говорят о первоначальной принадлежности их к собранию графини Лаваль, графа Шереметева, библиотека которого хранится в Эрмитаже. В коллекции декабриста Лунина обнаружена книга с экслибрисом монастыря Голландии XVIII века.

Библиотека купца Баснина занимает в редком фонде длинные стеллажи.

— Баснин собрал очень ценную коллекцию книг, ему современных. Покупал книги на Макарьевской ярмарке, в Москве и Санкт-Петербурге. Этой библиотекой могли пользоваться все жители Иркутска. Это была частная библиотека, которая пошла в народ. В ней много прижизненных изданий наших классиков. Имеется даже альманах «Нева» с автографом Пушкина. В 1848 году Баснин уехал из Иркутска, а книги оставил городу.

Среди редкостей, особенно милых сердцу Веры Константиновны, к примеру, сборник стихотворений великого князя Константина Романова — князь по дороге на Дальний Восток останавливался в Белом доме.

— Когда читаешь, не верится, что это написал мужчина. Настолько лирично….

Вера Константиновна пользуется среди работников библиотеки особой славой.

— Книги имеют особенность «убегать». Когда мы теряем книги, то идем к Вере Константиновне. Она всегда находит, — рассказывает Светлана Корбут.

— Но когда я только пришла в редкий фонд, то не знала, смогу ли здесь работать, — признается Вера Константиновна. — Старинные книги обладают сильнейшей энергетикой. Поначалу, когда я брала книгу в руки, чувствовала дискомфорт. Но потом они меня приняли.

Загрузка...