Без мотивов и свидетелей

Следователи-криминалисты накануне своего профессионального праздника рассказывают о памятных делах

Степан Банаев: «Иногда встречаю в п. Усть-Ордынском граждан — фигурантов уголовных дел, которые я вел. Они отсидели свой срок и вышли на свободу. Бывали и такие, которые признаются, что после колонии, многое переосмыслив, начали вести добропорядочную жизнь. Такие моменты радуют».
Степан Банаев: «Иногда встречаю в п. Усть-Ордынском граждан — фигурантов уголовных дел, которые я вел. Они отсидели свой срок и вышли на свободу. Бывали и такие, которые признаются, что после колонии, многое переосмыслив, начали вести добропорядочную жизнь. Такие моменты радуют».
Дмитрий Николаев: «Генетическая экспертиза, как правило, является основной в расследовании уголовных дел, она позволяет расставить все точки над i».
Дмитрий Николаев: «Генетическая экспертиза, как правило, является основной в расследовании уголовных дел, она позволяет расставить все точки над i».

Раскрытие преступления, совершенного без свидетелей, без какого-либо внятного мотива и очевидных зацепок, может показаться чудом. Но везде, где преступник совершил свое темное дело, остаются следы, которые не пропустит внимательный взгляд следователя-криминалиста. В криминалисты берут самых опытных, самых талантливых следователей. 19 октября элита следствия — криминалисты — отмечают свой профессиональный праздник. Мы решили узнать, с какими самыми необычными делами довелось работать двум следователям криминалистам Следственного комитета — Дмитрию Николаеву и Степану Банаеву.

Дело с желтыми страницами

— Мужчина поступил в больницу с 40% ожогов тела — производственная травма, подросток погиб на спортивной площадке — несчастный случай, — о происшествиях, произошедших на территории Приангарья, старший следователь-криминалист Дмитрий Николаев информирует руководство. Сегодня он дежурный по Следственному управлению. Такие дежурства у сотрудников регионального СКР случаются раз в месяц. В обычные рабочие будни Дмитрий Николаев осуществляет криминалистическое сопровождение районных следственных отделов.

Еще будучи школьником, Дмитрий Николаев работал помощником в прокуратуре Иркутска — составлял описи, нумеровал и подшивал уголовные дела. Его бабушка мечтала о том, чтобы внук стал следователем, и Дмитрий исполнил ее мечту. В 2007 г., после учебы в Российской правовой академии Министерства юстиции, Дмитрий был принят на службу в СКР. В начале своей карьеры он работал в Следственном отделе по Октябрьскому району г. Иркутска, потом перевелся в 3-й отдел по расследованию особо важных дел и в марте 2017 года стал старшим следователем-криминалистом.

— При возбуждении уголовных дел моя задача проконтролировать, чтобы были проведены грамотные следственные действия, направленные на закрепление доказательной базы, — говорит наш собеседник, — также чтобы своевременно, в максимально сжатые сроки, были назначены необходимые судебные экспертизы.

Одной из основных экспертиз при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений является судебно-генетическая экспертиза, которая в большинстве случаев расставляет все точки над i. Когда на одежде подозреваемого обнаружена кровь потерпевшего, ему трудно отрицать свою причастность.

— В настоящий момент проводится геномная регистрация осужденных, которые сидят в колонии за совершение преступлений против половой неприкосновенности, — говорит Дмитрий Николаев. — Генотипы насильников поступают в общую для всей страны базу данных. Благодаря этому мероприятию в Иркутске было раскрыто преступление прошлых лет.

13 лет назад некий гражданин совершил изнасилование жительницы Усолья. Тогда преступника найти не удалось, но его биологический материал следователи взяли. И вот недавно в колонию въезжает осужденный за изнасилование, берется его генотип, и выясняется его причастность к аналогичному преступлению 13-летней давности. Следователи достали из архива дело, страницы которого уже успели пожелтеть, расследование дела было возобновлено.

Посмертная психологическая экспертиза

29 марта Дмитрий Николаев вместе с коллегами ездил в Ольхонский район, чтобы расследовать убийство главы прибайкальского села Онгурены. Место происшествия представляло собой жуткую картину — весь дом был в крови, глава погиб в результате получения колото-резаных ран, тело его племянника находилось в соседней комнате — на подбородке молодого мужчины была рана от выстрела из ружья. Следователи быстро определили, что произошедшее не было инсценировкой. Племянник сначала убил своего дядю, а потом застрелился сам. Эту основную версию подтвердили результаты генетической экспертизы и другие доказательства — к примеру, дом был заперт изнутри. Во время проведения расследования стало окончательно понятно, что третьих лиц во время убийства в доме главы Онгурен не было. Оставался только вопрос — за что племянник убил дядю, тем более что все родные погибших говорили, что младший родственник очень любил и уважал старшего.

— Была назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, — рассказывает Дмитрий Николаев. — Во время ее проведения специалисты исследуют материалы уголовного дела, показания родственников, членов семьи, изучают характеристики, личность человека.

Как выяснилось в итоге, племянник после долговременного распития спиртных напитков перестал отдавать отчет в своих действиях; говоря простым языком, у него началась белая горячка. Следствие полагает, что племянник стал жертвой галлюцинаций. После совершенного убийца, шокированный тем, что натворил, решил уйти из жизни.

Непросто работать следователям-криминалистам в общественном месте, где граждане выбрасывают различный мусор, окурки. Но однажды благодаря внимательности сотрудников Следственного комитета удалось вычислить сексуального маньяка, который нападал на женщин в Октябрьском районе. От пострадавших поступило несколько заявлений, но насильник оставался неуловим. И как-то раз на некотором расстоянии от места преступления удалось обнаружить пустую упаковку из-под презервативов. На пачке был довольно четкий отпечаток пальца, его пробили по базе и вычислили насильника. Им оказался мужчина, ранее судимый за аналогичные преступления.

Тройное убийство

Следователь-криминалист Степан Банаев в 2011 году окончил юридический институт ИГУ. Несколько его друзей из родного поселка Усть-Ордынского к тому времени уже работали следователями в Следственном комитете, так что специфику этой профессии наш герой уже знал, поэтому выбрал место работы без колебаний. Свою деятельность Степан Банаев начал с должности следователя в Эхирит-Булагатском межрайонном следственном отделе (МСО). В ноябре 2016 года ему предложили перевестись в Следственное управление. Свою роль сыграло качество расследования уголовных дел, которые вел следователь Банаев.

— Я курирую следственный отдел по г. Ангарску, Боханский и Жигаловский межрайонные следственные отделы, — рассказывает наш собеседник. — Когда совершаются особо резонансные преступления, выезжаю в командировку. На месте происшествия контролирую работу следователя, чтобы на первоначальном этапе не было допущено ошибок, которые впоследствии могут помешать направлению уголовного дела в суд, привлечению к уголовной ответственности.

Одним из самых ярких дел, которое было раскрыто благодаря направлению криминалистики, Степан Банаев занимался, будучи сотрудником Эхирит-Булагатского МСО.

— В деревне Свердлово было совершено тройное убийство, которое длительное время оставалось нераскрытым. Сначала в своем доме был обнаружен пожилой мужчина со множеством ножевых ранений. Через несколько дней в этой же деревне на соседней улице в закрытом снаружи доме были найдены еще два трупа — мужчины и женщины.

Пара была убита тем же способом, что и дедушка, что натолкнуло следователей на мысль, что три убийства, скорее всего, совершил один и тот же человек. Небольшая деревушка была взбудоражена, в ней не осталось ни одного жителя, которого не допросили бы сотрудники правоохранительных органов.

— С одного из мест происшествия был похищен сотовый телефон, в данной связи были проведены технические мероприятия, которые указали, что этот телефон находится по конкретному адресу, — вспоминает Степан Банаев. — Приехали на адрес, провели обыск, изъяли телефон у человека, которому его продал убийца.

Когда головореза задержали, он во всем признался; кроме того, его причастность подтвердилась и в ходе проведения генетической экспертизы по объектам, изъятым с места происшествия. Пару он убил в ходе распития спиртных напитков — сначала зарезал собутыльника, а потом свидетельницу преступления — его сожительницу. Дедушку отморозок убил за то, что тот не занял ему денег на спиртное.

Что примечательно — еще до своего ареста убийца приходил к сотрудникам СКР, которые вели расследование в деревне, и делился своими умозаключениями: «Я уверен, их убили психически больные лица из нашей деревни, их необходимо проверить». В Свердлово в то время функционировало психиатрическое отделение. За совершение тройного убийства житель деревни был осужден к 22 годам лишения свободы в колонии строгого режима.