А без ливневки будет потоп

Работа одного из цехов МУП «Иркутскавтодор» не видна иркутянам, но без нее город может «поплыть» и от обычного дождя

Мало кто в Иркутске знает столько всего о ливневках, коллекторах, водоотводных каналах и колодцах, сколько Ираида Георгиевна Андросова: она работает в цехе по ремонту и содержанию сетей ливневой канализации МУП «Иркутскавтодор» более 38 лет, пройдя путь от мастера цеха до начальника. И даже с выходом на пенсию она не оставила свое беспокойное хозяйство. Цех обслуживает правый берег Ангары, это три больших района — Октябрьский, Кировский и Куйбышевский. По стопам Ираиды Георгиевны пошел и ее сын Антон: он выбрал ту же профессию и повторил мамин путь. Теперь Антон Геннадьевич Мурашов возглавляет цех, а она трудится его заместителем. Обычным горожанам нет дела, как все это организовано: им главное, чтобы луж было поменьше и потопов не случалось грандиозных, как в июле 2012 года в центре города — тогда отдельные смельчаки даже катались по улице Карла Маркса на водных досках.

— Иногда говорят, что в Иркутске ливневки нет, например, после потопа на центральных улицах в июле 2012 года. Но если бы ливневки не было, мы бы не ходили, а плавали после обычного дождика, — объясняет Ираида Георгиевна. — В 2012 году прошел аномальный, сильнейший ливень, и причин, почему затопил улицы, было несколько. Главная — ошибка проектировщиков. Раньше коллектор, который собирает воду с улиц Карла Маркса и Урицкого, шел напрямую к берегу Ангары, а потом его перестроили — пустили воду через очистные сооружения вдоль Верхней Набережной, и оказалось, что уровень коллектора выше.

Ираида Георгиевна приехала работать в Иркутск по распределению в 1978 году. Тогда предприятие называлось «Эксплуатационное линейное управление горавтодорог». 18-летней девчушке, выпускнице Благовещенского коммунально-строительного техникума, сначала пришлось нелегко: нужно было запоминать названия и расположение улиц незнакомого города и как на них проложены сети. По словам мастера, чтобы полностью ориентироваться в сетях, нужно проработать от трех до пяти лет, тогда будешь твердо знать, на какой улице, на какой глубине и какого диаметра проложены трубы, с какой стороны дороги смотровые колодцы, а с какой — дождеприемные.

— Простому человеку не видно, насколько это мощное инженерное сооружение, — рассказывает Ираида Георгиевна. — Только по правому берегу Ангары общая протяженность ливневой канализации 75 451 погонный метр, еще 8080 погонных метров канав и кюветов, плюс 4099 погонных метров перепускных труб и лотков. На территории расположено 1555 смотровых колодцев и 1194 — дождеприемных. Люди замечают, только если происходит авария. Ливневые стоки загрязняются со временем, и горожане этому активно помогают — бросают в них окурки, обертки, пластиковые бутылки. Но и без этой помощи во время дождей с улиц города идут песок, ил, камешки. Поэтому раз в месяц по графику мы чистим все колодцы, ремонтируем их, по мере засоренности промываем трубы. Семь лет назад у нас появилась каналопромывочная машина — специальная техника, у которой шланг под давлением 30 атмосфер с разными насадками сам идет по трубе и выбрасывает весь ил, песок, гравий и мусор в колодец, стоящий ниже. А уже из этого колодца другая специальная машина, илосос, откачивает грязь. Таким способом мы восстановили старые заброшенные коллекторы, которые не были переданы на содержание в МУП «Иркутскавтодор», — например, на улицах Красноказачьей, Дзержинского. Безусловно, старые коллекторы, такие как на улице Софьи Перовской, который построен в 50-х годах из кирпича, нужно заменять, и их замена предусмотрена в плане развития центра города. Но для нас большая победа, что мы их промыли и они работают.

Сегодня большое внимание уделяется тому, чтобы вода, собранная с улиц города, прежде чем попадать в реки, хорошо очищалась. Самые надежные и усовершенствованные в инженерном плане — очистные сооружения на развязке нового Академического моста. Там предусмотрено все — и очистка с прудами, и фильтрация. Неплохие очистные построили на Нижней Набережной, хоть и упрощенного типа. По нормативам, сейчас при любом строительстве обязательно должна быть учтена прокладка ливневой канализации. Отчасти эта проблема решается тем, что строители, возводящие новые дома и микрорайоны, делают это за свой счет. А технические решения строительства ливневки выдает МУП «Иркутскавтодор»: какие трубы, какого диаметра и на какой глубине должны быть проложены. В 2015 году новый участок ливневой канализации длиной 820 погонных метров был построен на улице Шевцова по заданию мэра города Дмитрия Бердникова.

Цех по ремонту и содержанию сетей ливневой канализации работает круглый год, в любую погоду, будь то несусветная жара или арктический холод.

— Если дорожные рабочие в период ливневых дождей не могут класть асфальт, то у нас в это время горячая пора, — рассказывает Ираида Георгиевна. — Со всех дворов на дороги выносит целлофан, банки, бутылки, которые мы во время ливня должны собирать из дождеприемных колодцев. Это делается для того, чтобы решетки, особенно в низинах, не забивались и вода свободно проходила. У рабочих
на случай такой непогоды распределены маршруты. И если ливень пошел ночью, бригады выходят на работу ночью, иначе утром город будет плавать. Сейчас начнется период тополиного пуха и сережек — они очень сильно забивают решетки. В солнечные дни мы чистим отстойники, ремонтируем колодцы. Весной, в период таяния снега — примерно с 20 февраля, мы готовим коллекторы: их нужно размыть от наледи и подготовить к пропуску воды. На зиму мы закрываем жестью все чугунные сливные решетки, чтобы в них не попадали снег и отсев, которым посыпают дороги. Весной их открываем. А еще зимой цех вот уже много лет мужественно сражается со льдом на реке Сарафановке в предместье Рабочем. На речке образуется наледь, которая поднимается и выходит из берегов, и, если ничего не делать, она подходит к жилым домам и топит частный сектор. Сначала лед пытались отсыпать шлаком, потом пробовали использовать баровую установку — резать лед. Результата хватало на две недели. Пытались бороться паром. И наконец опытным путем нашли оптимальный вариант — с помощью горячей воды прокладывать русло подо льдом. Сверлят лунки и горячей водой их размывают, а потом в течение всей зимы этот ручей поддерживают, чтобы бежал, не замерзал.

— Наверное, со стороны кажется, что то, что делают наши рабочие в оранжевых жилетах, может сделать любой человек без подготовки. Но это не так. Это ответственная и сложная работа в непростых условиях, — говорит Ираида Георгиевна. — Наши рабочие — не просто рабочие, они специалисты, какими не станешь за пару недель. В выходные на телефоне без возможности уехать из дома дежурят 2—3 человека, если ливень — 4—5. В нашем цехе всего 12 рабочих и 8 водителей. Они знают свои маршруты, где какие сети, колодцы и трубы. Я считаю, что они герои — в любое время дня и ночи готовы к работе, ликвидации аварий, и, даже если где-то просто сломалась решетка, нужно сразу ехать и закрывать, пока слив не забили. А чего нам только не приходилось находить среди мусора! Холодильники, стиральные машинки, матрасы, ботинки, я уж не говорю про бытовые отходы — коробки, ящики, стаканчики…

Ираида Георгиевна признается, что, когда в зарубежных фильмах показывают, как организована подобная система «у них», она сразу начинает мечтать, что и у нас было бы неплохо проложить, например, двухметровые трубы, чтобы вода проходила свободно и можно было чистить ее любым механизмом, вплоть до спецмашины. Или чтобы везде были новейшие очистные сооружения.

— Конечно, я понимаю, что это мечты, плотность нашей застройки не позволит это сделать, а сколько финансовых затрат на это понадобится, — улыбается женщина. — Но надежда-то все равно остается. И кто знает, что там, в будущем? Вдруг мои мечты когда-нибудь станут реальностью?