Беседы с «волкодавом»

Охотник из Усть-Орды Юрий Сокольцов стал героем фильма, показанного на XIII международном кинофестивале «Человек и природа»

Предыстория документальной ленты началась много лет назад, когда известный охотник Юрий Сокольцов дал согласие студии «Ястребфильм» на съемки документального кино о себе и своем непростом ремесле. Работа вызвала у иркутян большой интерес, после сеанса они засыпали вопросами создателей фильма, в том числе оператора Николая Тарханова. Кстати, восторженные отклики разбавлялись репликами сомнения: например, надо ли снимать жестокие кадры добычи животных, можно ли смотреть это детям?

На показе присутствовал и Юрий Афанасьевич, которому было как минимум любопытно посмотреть на себя со стороны. Охота — дело всей его жизни, с самых ранних лет Сокольцов промышляет зверя, сам мастерит капканы, совершенствует их, получая патенты. Охотники из разных уголков России учатся у мастера, многие обращаются за помощью, когда серые начинают угрожать жизни людей.

Сегодня, в свои в 79 лет, пенсионер каждую зиму по 2—3 месяца по-прежнему проводит в тайге, выслеживая самого опасного хищника — волка.

По-волчьи выть 

Чтобы охотиться на волка, надо самому быть волком, считает Юрий Афанасьевич, иметь особый склад характера, стойкость и терпение. Всему этому герою пришлось научиться еще в детстве. После Великой Отечественной отец-депутат попал под вторую волну репрессий.

— Забрали его по пути домой, где-то в степи, а нас приехали у мамы забирать в детдом, — делится воспоминаниями Сокольцов. — Жили мы небогато, из братьев и сестер я самый старший был, злой такой, ничего не боялся! Одному из конвойных вцепился в ногу и укусил, кричал: «Не дам!» Он мне по уху дал так, что лопнула перепонка. И они ушли, сказав: «Пусть подыхают».

 Юрий остался в семье кормильцем. Работал дни напролет — днем пас скот, вечером возил воду, рубил дрова. Из школы его исключили, сверстники стали обижать парня. Пришлось в один миг стать взрослым, выживать за счет охоты и рыбалки, которым научил папа. Ловил сусликов на капканы, сдавал шкурки.

Замахнуться на волков Юрий Афанасьевич решил, когда жил в Тугутуе Эхирит-Булагатского района, а в соседнем Харазаргае хищники загрызли учительницу. Тогда мальчику стало ясно: волк зверь хитрый — чтобы одолеть такого, нужна целая наука.

До армии парень зарабатывал как мог, а после, спустя 10 лет, снова пошел учиться, окончил среднюю школу экстерном и поступил в академию — на охотоведа. Так любитель стал профессионалом.

Законы тайги

 Своим опытом Юрий Сокольцов охотно делится с начинающими охотниками. Все чаще лесной хищник выходит к деревням, где проще добыть домашний скот.

 — Волк травой не питается, а мяса ему надо много, особенно зимой, он только живет, чтобы есть, — охотник волчьи аппетиты знает не понаслышке. — Съедят всех оленей в одном месте — идут на другое. Дичи в лесах стало мало, волки теперь голодают: шкура еле снимается, жира совсем нет.

 Юрий Афанасьевич знает, о чем говорит, ведь на его счету около 150 волков, не считая тех, что сам выпустил. Охотник опровергает распространенное мнение, будто хищнику присуща лишь злоба: в капкане они ведут себя по-разному, особенно волчицы беременные.

— Они тихие. Хвостом виляет, мол, отпусти, ты же видишь, что щенки будут. Ее по голове можно погладить и отпустить, — рассуждает Юрий Афанасьевич. И тут же поправляется: — Чтоб приплод был, надо же кого-то в следующем году ловить!

Опыт «волкодава» востребован по всей стране, в первую очередь специалисты оценили его капканы собственной конструкции. Между прочим, сибиряк получил патент на изобретение.

— Легкий, маленький, зверя не ранит — спиральная конструкция, — не раскрывая всех секретов, объясняет Сокольцов. — Ловит волка не за лапу, а за пальцы, вместо зубьев — выемки. Большие капканы ломают лапу, волк ее отгрызает и уходит. А в таком он может долго сидеть.
Кстати, охотник берет волка ножом и по тайге ходит без ружья.

— Это опасно! Мало ли: упадешь — выстрелит еще случайно, — не шутит мужчина. — Хотя возраст уже у меня. Может, буду пистолет носить. А то было: волк проволоку раскрутил, тройку, и погнался за мной. Я залез на дерево, срубил там ножом две палки: короткую — колотушку, другую длинную, метра три. За большую волк инстинктивно уцепился зубами, а я, перехватываясь, к нему подобрался — и по носу колотушкой! Слабое место у них, вырубает на одну-две минуты. Тут я его и взял. А другой как-то палец откусил мне.

Вот так один на один с волком и ходит Сокольцов, другого эффективного метода добычи волка просто не существует. За отмену ядов он выступал давно, так как охотники не следят за отравой, изводя всю фауну вокруг. Даже ворон стало меньше, подметил Юрий Афанасьевич. Кроме того, из такой западни волка можно отпустить, лапа со временем заживет. Но запретили чиновники капканы, а застрелить из ружья волка невероятно сложно, надо прежде всего выследить.

Не каждый охотник может добыть волка — нужен особый склад характера, считает Сокольцов: надо ходить голодным, холодным, в снег и в стужу, быть уставшим, по многу километров таская с собой снаряжение… Тому, кто отступается после неудач, закрыта дорога в «волкодавы».

baikalpress_id:  99 105