БЦБК закрыт: что дальше?

Байкальчане ждут, когда о них, людях труда, позаботятся власти. Ждут альтернатив.

Байкальчане считают, что проблемы могут начаться следующей зимой. Вчера был закрыт БЦБК. Правда, целлюлозу здесь закончили варить еще в сентябре, но официальную дату назначили на 25 декабря. «Главная экологическая победа года» никак не может считаться главной социальной победой. Как раз напротив.

Как считают многие байкальчане, город поставлен перед фактом уничтожения. Серьезных проектов его альтернативного, безкомбинатного существования до сих пор нет.

На проходной большой стенд занят информацией службы занятости. Но вакансии врачей, официантов, поваров, барменов не пользуются спросом — нет на БЦБК врачей и поваров. Ехать в город Тихвин, чтобы работать там на вагоностроительном заводе, желающих маловато. Несмотря на рекламу в газете, уехала пока только одна семья — молодая, ничем не обремененная, согласная ночевать в общежитии. Остальные тихо проживают полученные отступные или ждут увольнения — и жалеют город, который, по прогнозам самих же жителей, начнет агонизировать к следующей зиме.

— Вот человек из администрации нам говорит: «Езжайте на вахту». Сам пусть едет, человек он молодой. Вы, журналисты, предложите ему, — иронизирует дед на площади перед торговым центром.

Дед, понятное дело, пенсионер, бывший комбинатовский. Его внуки тоже комбинатовские, теперь уже уволенные. Работу в городе найти не могут. И уехать не могут, потому что не с чем ехать, на это ведь деньги нужны.

Большинство байкальчан в курсе того, что правительством утверждена новая программа социально-экономического развития Слюдянского района до 2015 года, разработан план модернизации экономики Байкальска. Но для людей это пока пустые слова: комбинат закрывали не в один день, раньше можно было расстараться.

К воротам предприятия в обеденный перерыв по-прежнему подъезжает автобус. Он возит на обед тех, кто обслуживает ТЭЦ и примыкающие к ней цеха. Но можно сказать, что огромная территория комбината безлюдна. 443 человека ушли по соглашению сторон. Комбинат выплатил им деньги в размере пяти окладов за то, чтобы они покинули свои рабочие места. С 25 декабря еще 270 человек официально сокращены. И в феврале, как говорят в профсоюзе, получат свои последние комбинатские извещения остальные. Малая часть пока останется работать — обслуживать ТЭЦ, которая дает городу тепло.

— В марте около тысячи человек останется без работы. В Байкальске предлагают 77 вакансий, по Слюдянскому району — 114. В основном официанты, бармены, — говорит председатель профсоюзного комитета ТЭЦ, последнего живого подразделения БЦБК, электромонтер Сергей Недоцуков. — Но знаете, сейчас у людей такое состояние, что им все по барабану, безразличие овладело ими. Ведь из года в год одно и то же: закрывают, перепрофилируют... Все надоело.

— За двадцать лет, как комбинат «перепрофилируют», каких только проектов не было: и рыбу выращивали, и мебель собирали, и яхты делали, и крылья для самолетов клепали, и с древесиной все, что только можно было, делали, — продолжает Недоцуков. — На словах, естественно...

Перепрофилирование комбината — вопрос закрытый. Сейчас начат демонтаж оборудования. Как говорит Недоцуков, он больше похож на грабеж: все распиливают и вывозят на металлолом. Знают ли байкальчане, что по проекту властей и ученых на территории БЦБК будет реализован новый проект — туристический?

Разговор о туристической перспективе здесь и начинать-то страшно — таким презрительным взглядом тебя при этом обычно мерят здешние...

— Начнем с того, что в Байкальске нет ни одного уличного туалета, — поставил нас на место Сергей Григорьевич.

Здесь разговор о туризме вполне мог бы и закончиться. В перспективу туризма в Байкальске местные жители почему-то не верят.

— Развлечься негде, пойти вечером некуда. В туризм нужны колоссальные вложения. Чем мы сейчас можем людей завлечь? Кстати, проскочила очередная информация: музей катастроф собираются у нас открыть.

Речь идет о том, что правительство России рассматривает возможность строительства на месте закрывающегося БЦБК экспоцентра заповедников «Заповедная Россия» — очередной глобальный проект, который был разработан иркутскими учеными специально для многострадального Байкальска: экопарк с экспозициями, скалодромом, музеем экологических катастроф и туристической инфраструктурой.

Мэр Байкальска Василий Темгеневский заявил, что, по оценке Минприроды, парк обеспечит примерно 2,5 тысячи рабочих мест. Напомним, что пару месяцев назад, осенью, мэр Байкальска ставил на другой проект: на строительство китайского завода электротехнических изделий. С заводом что-то не получилось. Как говорит народ, все уперлось в тишину. Новый проект двигает правительство России. Понятно, что вся вертикаль власти будет его поддерживать.

Если не брать во внимание воздушные замки глобальных проектов, которые в Иркутской области гражданам набили оскомину, то сейчас все, что имеет Байкальск, — это сезонные заработки: зимой — гора Соболиная, летом — клубника, дары природы. Есть еще рыба. Впрочем, легальной рыбной перспективы здесь почему-то вообще никакой.

— Дикоросы, говорите? Приехал тут очередной высокопоставленный товарищ из Иркутска и стал песни петь о том, как красиво можно все сделать. И про дикоросы эти. А одна женщина встала и говорит: «Я завтра в тайгу иду, как раз для семьи дикоросы собирать. Пойдемте со мной и увидите, как это все бывает». Где, за какими грибами здесь по лесам гоняться? Грибы, которые в банки закатывают, во всем мире специально выращивают. Что до ягоды, так ее в связи с экономической ситуацией народ полузеленую срывает. Да и нет здесь производственных объемов. Нереально все это, — говорит Сергей Недоцуков.

— А клубника?

— На ней не проживешь. И затратно, и трудно ее выращивать... Да мы ее все никак в банки закатать не можем. В Выдрино пытались закатывать, но перестали — там ее в железные чаны сваливали и варили без соблюдения условий. Короче, ничего не вышло.

— До мая мы с теплом и с остатками денег продержимся, — продолжает Недоцуков. — До мая ТЭЦ финансирует Внешэкономбанк. Но в мае она как таковая прикроется. В мае мы уходим. Я не думаю, что в городе будет горячая вода. На лето все сожмут, скукожат — расходы и прочее. А к следующей зиме не знаю, кто будет нас финансировать. У города нет денег мусор вывезти... Такой мой прогноз.

На огромной ТЭЦ, рассчитанной на промышленные объемы, гоняют один котел, и то не в полную силу. Греют воздух, выбрасывают деньги на ветер. Даже этого количества энергии слишком много. Но уменьшить не могут — иначе затухнет.

— Вряд ли построят альтернативный источник энергии. Я спрашивал на совещании у одного высокопоставленного чиновника, прорвавшись к нему: «Есть ли хотя бы проект?» Он напрягся весь, но правду сказал: «Нет пока проекта». Ну, допустим, лето тоже продержимся — на подножном корме, на клубнике и тех же дикоросах. Но к зиме все сольется в одну кучу. И вот тогда наступят настоящие проблемы.

Светлана Михеева. Фото Сергея Игнатенко

baikalpress_id:  64