Байкальск: стало только хуже

Женщины из моногорода едут на северные вахты

Многострадальный моногород, некогда признанный ответственным за всю экологию Байкала, теперь влачит жалкое существование самого безнадежного моногорода России. В последних числах ноября председатель правительства Иркутской области Александр Битаров заявил о том, что из всех городов области развивать будут пока только Усолье-Сибирское, так как «развивать все сразу невозможно». В Байкальске никак не могут толком начаться реабилитационные мероприятия на территории БЦБК, не решен вопрос строительства ТЭЦ, по-прежнему нет рабочих мест. Жители города пытаются выбраться из этой ситуации самостоятельно: кто-то едет работать на вахту, а кто-то развернул общественную работу в надежде оздоровить жизнь города.

Мечтают уехать

Уже не ожидая никакой помощи со стороны, байкальчанки оставляют семьи и дома и отправляются, подобно мужчинам, на северные вахты. Это очень тревожный симптом, который говорит, что точка невозврата близка для этого города — он рискует стать выселками для пенсионеров. С 2010 года населения значительно поубавилось, как говорят байкальчане — с пятнадцати до одиннадцати тысяч.

Анна Грошикова, работавшая отбельщицей на БЦБК, лаборант химического анализа по образованию, тоже хочет поехать на вахту. Она повсюду отправляет свое резюме — и в Петропавловск-Камчатский, и в Якутск, — но пока ни одного ответа не получила.

— Надо ехать, а то очень тяжело выживать — профессия у меня специфическая…

После закрытия БЦБК Анна в числе других безработных комбинатовцев отправилась на экскурсию в Ленинградскую область — на Тихвинский вагоностроительный завод. На заводе экскурсанты встречались с руководством предприятия, их готовы были взять, но… приглашения Анне так и не пришло.

— Мужчина один уехал. Хорошо устроился, даже взял ипотеку. А для женщин рабочих мест оказалось совсем мало… Потом мы ходили к мэру Байкальска насчет работы. Он сказал: «На штукатуров-маляров учитесь, они нужны…» Имелось в виду, что у нас как раз строились дома для сирот, для переселения горожан из ветхого жилья. Но хотелось бы чего-то постоянного, надежного… А больше ничего так и не предложили.

Анна устроилась на временную малооплачиваемую работу в частную гостиницу. Но ребенка-студента, которому нужно помогать, она тянет с трудом, поэтому готова, как и ее соседки, подруги, отправиться на край света за приличной зарплатой. Приличная зарплата — 50 000 в месяц. Работают женщины горничными, поварами, вахтерами.

— Работают два месяца, один отдыхают. Домой едут. Очень тяжелый труд. И семьи разваливаются… Едут только с одной целью — накопить и переехать отсюда куда-нибудь.

Переехать для байкальчан — не вопрос, было бы куда и на что.

— Когда мы голодовку проводили, то сообщали в требованиях, что готовы переехать и в пределах области, лишь бы дали работу. Но никаких предложений не было.

Завод режут — снимают оборудование. Часть рабочих пока занята на ликвидации БЦБК.

— Директора тоже работают, зарплату получают, — язвительно замечает рядовой байкальчанин.

Люди властям не очень верят. Последнюю каплю в чашу разочарования добавил осенний визит бывшего теперь уже губернатора — на вопрос о рабочих местах он ответил, что рабочих мест в Байкальске создано больше, чем было при комбинате. Граждане удивились: о чем это он?..

Город прожектов

Единственный актив Байкальска — по-прежнему «Гора Соболиная», единственный более или менее развитый туристический объект. Ни особая экономическая зона, ни китайцы с ламповым заводом, ни тепличное хозяйство, обещанные-переобещанные областной и местной властью, здесь так и не появились. Последняя идея по нелепости перещеголяла даже многие областные прожекты — открыть на огромной территории БЦБК музей техники XX века и чтобы все туристы ехали в Байкальск на эту технику смотреть.

Но и даже более спокойные идеи не воплотились. Вот, к примеру, из последних. Объявили, что в 2016 году начнется строительство школы олимпийского резерва по зимним видам спорта. Даже землю присмотрели (уже застроенную), чтобы оттяпать под трассу. Но теперь про школу ничего не слышно. Представители правительства, министры при посещении Байкальска обещали, что тепличный комбинат будет, якобы постановление № 643 о разрешенных видах деятельности на Байкале удалось обойти. Теплицы эти показывали страждущим байкальчанам — на картинках. На картинках они и остались…

На что же делать здесь ставку? Как и прежде, на туризм, поскольку, согласно экологическому законодательству, в Байкальске нельзя открывать почти никакие производства, а можно заниматься лишь чем-то относительно безвредным — вроде туризма. Но инвестиций в туризм не дождаться.

— Вечный кризис в стране, инвесторов нет. А можно было бы развивать. Сколько у нас своего снега! — вздыхает Анна.

Этот год, предполагает она, будет нелегким.

— В прошлые годы в это время все номера в гостинице, где я работаю, были забронированы, на Новый год все было занято. Сегодня же пусто.

Анна объясняет это тем, что на курорте «Гора Соболиная» повысили цены. Вообще, этот отдых, учитывая экономическую ситуацию, все больше тяготеет к отдыху для богатых. Возле Соболиной построили даже гостиницу и целый коттеджный городок для состоятельных отдыхающих.

— А в городе знаете, что сделали за это время? Построили пирс, строят какую-то лабораторию и хотят строить загс. Уж конечно, загс-то, наверное, срочно нужен Байкальску — как раз необходимая вещь для города пенсионеров…

В школу ходят с фонариками

Общественница Таиса Барышенко восемь лет назад приехала в Байкальск из Ангарска по зову сердца. Пенсионерка всегда хотела жить на Байкале и занимается здесь общественной работой. Она входила в общественный совет, созданный по инициативе бывшего мэра и распущенный по инициативе нынешнего. После выборов активисты создали в Байкальске так называемый совет избирателей Сергея Левченко.

— Цель у нас такая: собирать все обращения, предложения жителей города. Непосредственно через нас будет осуществляться общение с губернатором. К нам обращаются те, кого не услышали городские власти.

Претензий к городской власти у народа поднакопилось изрядно. В основном это касается несбывшихся обещаний, а также расходования бюджетных денег, которые, как считают общественники, в сложившейся ситуации тратятся возмутительно неэффективно. Активисты пытаются пробить создание контрольно-счетной палаты, которая могла бы контролировать финансовые потоки.

— К примеру, были слушания думы по деньгам ОНФ, которые выделили городу. Их нужно было истратить на что-то необходимое. Речь шла о сумме в 750 тысяч. Приняли решение установить на эту сумму… рекламные щиты. Городская власть собиралась на них зарабатывать. И сколько же, интересно, заработали? Мы даже через прокуратуру пытались получить ответ на этот вопрос...

Таиса Степановна ведет нас на берег Байкала, где показывает причал, бетонное сооружение, где не предусмотрено даже перил.

— Знаете, сколько на этот причал потрачено? Звучала сумма в 55 миллионов.

Общественники пытаются привлечь внимание правоохранительных органов к тому, как распределяются в городе субсидии на малый бизнес. Пишут заявления о том, что тендеры проводятся, деньги выделяются, а работы не выполняются.

— У нас город, а на улице нет освещения. Дети с фонариками в школу ходят! Между тем администрация города приобретает машины стоимостью более миллиона рублей.

Надо провести ревизию

Мы встретились с человеком, который руководил Байкальском (а потом и районом) в самые тяжелые — девяностые — годы. Любовь Корнейчук на пенсии, но жизнь ведет активную, входит в совет избирателей. Мы спросили бывшего мэра, как она видит будущее Байкальска и можно ли сохранить и развить город за счет туризма.

— Туризм здесь начинался с горы Соболиной. База на Соболиной принадлежала комбинату. Ничего больше не было. Мы обсуждали еще с губернатором Борисом Говориным, что надо привлекать инвесторов. Но тогда была проблема — работал комбинат. И все, к кому бы я ни обращалась, отвечали: «Дорогая Любовь Федоровна, вот когда ваша труба перестанет дымить, тогда и поговорим». Труба дымить перестала. Туристов в Байкальске и зимой и летом так много, что не хватает мест для проживания. Люди снимают жилье у горожан. Гостиницы, которые строятся, рассчитаны на богатых людей. В Байкальске есть училище, которое готовит кадры для туризма. Можно работать. Но тут нужно начать с полной ревизии. Провести полный анализ, обследование гостиничного комплекса, услуг, которые город может предоставлять, и кадров, которые в отрасли могут работать. Всего.

Любовь Корнейчук также считает, что городским властям, мэру нужно пересмотреть свою политику. Большой раскол в маленький город вносит война ЖКХ, которая разразилась не без подачи городских властей. Раскол вносят неоправданные проекты вроде строительства муниципального рынка — городу рынок ни к чему, да он его содержание и не потянет…

Губернатор — за туризм

Мы обратились к новому губернатору Сергею Левченко с вопросом о судьбе Байкальска. Выяснилось, что губернатор с ситуацией знаком хорошо.

— Очень много времени прошло с момента закрытия комбината, а мы все раскачиваемся. Срок федеральной целевой программы, по которой финансируются работы, связанные с закрытием БЦБК, заканчивается. Придется продлять его на несколько лет. Я не поддерживаю все эти экзотические варианты, связанные с Байкальском. Такие, например, как музей техники ХХ века. Считаю, там надо сносить, убирать все, что себя исчерпало, и на этом месте возводить сооружения, которые не предназначались бы под производство. Еще энергоисточник здесь нужно строить. На все эти виды работ требуются люди. Вот вам и работа.

— А в дальнейшем за счет чего мог бы развиваться Байкальск?

— Разовыми проектами, конечно, город не спасешь — будь то фестиваль клубники или джазовый фестиваль. Байкальск должен стать экологическим символом. Здесь нужно развивать туризм, сферу обслуживания.

Загрузка...