Байкал в дыму пожаров

Леса в Иркутской области продолжают гореть. Каждый день жители внимательно слушают тревожные сводки, многим пришлось отменить долгожданный отдых на Байкале.

По данным на четверг, 13 августа, в Приангарье зафиксировано 26 лесных пожаров, из них действующих 17, на площади более 44 тысяч гектаров. В регионе мобилизованы все силы на тушение огня, подтянулась авиатехника из Красноярского края и Республики Бурятии. Пожарные сетуют на погоду и ждут дождя.

Вся надежда на дождь

О том, как Иркутская область противостоит натиску огненной стихии, нам рассказал временно замещающий должность руководителя агентства лесного хозяйства Иркутской области Сергей Тарасюк. 

— Сергей Александрович, вам самому приходилось тушить лесные пожары?

— Сейчас я не бываю в полях с лопатой, ведь генералам нет необходимости выходить на поле боя с винтовкой. У меня иная задача — координировать силы и средства. Хотя в моей практике был такой опыт. В период с 2010 по 2013 год, когда я работал в аналогичной структуре в Красноярском крае, часто бывал на лесных пожарах. Самый масштабный, помню, был в Минусинском районе. Огонь очень быстро распространяется по верхушкам деревьев, перебрасываясь на большие расстояния, до 70 метров.

— А как вы оцениваете пожары в Приангарье сейчас?

— Площади, конечно, впечатляют. Но угрозы жизни людей нет — пожарные удерживают огонь вдалеке от населенных пунктов. Сейчас в тушении задействовано 976 человек и 128 единиц техники, в том числе наземная (силы лесной охраны), авиазвено (десантники и парашютисты), силы МЧС, арендаторы и прочие привлеченные. В мониторинге в самых горящих районах — Ольхонском, Качугском и Иркутском — задействовано 6 самолетов АН-2 и 2 вертолета МИ-8. К тому же в Приангарье дополнительно поступил самолет-амфибия Бе-200, хотя пока он привлекался лишь раз — на тушении Песчанки. Еще 2 самолета ИЛ-76 и 2 вертолета Ми-8 с водосливными приспособлениями ожидают на старте. Эта техника поступила по линии Министерства обороны из Красноярска и по линии МЧС из Республики Бурятии. Несмотря на то что в Бурятии сейчас огнем охвачено 70 тысяч гектаров леса, авиацию решено было бросить на помощь Приангарью, потому что ландшафт местности у нас не позволяет бороться с огнем наземными способами. Силы маневрируют и перемещаются с одной точки на другую. Населенные пункты, которые располагаются в 5—10 км от огня, усилены сотрудниками МЧС.

— У многих иркутян сейчас один вопрос: почему лесные пожары достигли такого размаха?

— Когда речь идет о пожарах в мае, можно говорить, что в 70% случаев причина — человеческий фактор. Но лесные пожары в июле и августе возникают, скорее всего, по другим причинам. Очаги большинства глубинных пожаров находятся очень далеко от населенных пунктов, в горах и распадках. Вряд ли они возникают из-за того, что кто-то обронил спичку или оставил костер непотушенным. Хотя, говорят, есть свидетели, что накануне возникновения пожара в Песчанке кто-то пускал в небо зажженные китайские фонарики. Эта версия сейчас также проверяется специалистами. Но мне наиболее вероятными кажутся сухие грозы, которые были зафиксированы в Иркутской области накануне пожаров. 

— Население Приангарья уже подверглось панике. В Сети появились сообщения, что люди видели, как горят Ушканьи острова. Так ли это?

— Специализированная система круглосуточного мониторинга позволяет просмотреть территорию Байкала с космоса и увидеть, что на Ушканьих островах все спокойно. А вот на полуострове Святой Нос огонь действительно был. Более подробно комментировать это я не могу, поскольку названные объекты находятся в ведомстве Республики Бурятии. Вообще же общество в этом году более бурно обсуждает тему лесных пожаров, чем в прошлом. Хотя показатели гораздо ниже. Сравните: в прошлом году было зарегистрировано 2082 пожара на площади 687 тысяч гектаров. В этом — 1457 пожара, общая площадь которых — 248 тысяч гектаров. Дело в том, что год назад леса горели на севере области, и это мало кого затрагивало. В этот раз очаги возгорания пришлись на Песчанку и остров Ольхон, а также Качугский район. Это места массового посещения туристов, и многие стали свидетелями задымленности, напугались, забили тревогу. 

— Почему же пожары не были потушены сразу после обнаружения?

— Вы представляете, что значит оказаться в лесу на тушении пожара в 35-градусную жару? Работать с его очагом просто нереально, можно лишь тушить пожар по краям, и то утром и вечером, когда температура воздуха снижается. Иначе рискованно бросать людей на такую работу. Особенно если речь идет о верховых пожарах при шквалистом ветре. В этом случае он может распространяться моментально и с огромной скоростью. Ситуацию усугубила погода в прошлые выходные, когда держалась температура выше 30 градусов и ветер. Это же способствовало возобновлению потушенных пожаров. Сильные ветры и температура сейчас соответствуют высокому классу пожарной опасности — наблюдатели и техника находятся в режиме повышенной готовности. Нам катастрофически не хватает осадков. Они помогли бы сбить огонь, дым и жар от потушенных пожаров. Надеемся, что погода поможет нашей работе.

Виноват человек!

Мы спросили у иркутян: «Как вы считаете, почему в этом году так сильно горят леса?»

Геннадий Макарович:

— Туристов нынче много стало. Костры разводят где попало, всем хочется на шашлычок выехать на природу, а ответственности у людей нет. Вот и случаются пожары по недосмотру, от оставленных кострищ. Плюс лето выдалось засушливым, хороший дождь смог бы потушить огонь.

Ирина:

— Думаю, причина — в человеческом факторе: костры, непотушенные сигареты. По новостям знаю, что пожаров в этом году стало даже больше, чем в прошлом. Это страшно, теперь на природу съездить и то опасно: вдруг попадешь в зону огня.

Снежана:

— А их много? Я не думала об этом. На уроках ОБЖ нам рассказывают, что делать, если попал в лесной пожар. Родители на каждом пикнике говорят, что нельзя оставлять костер без присмотра, но, наверное, все эти правила знают. Их нетрудно выполнять.

Эдуард:

— Леса поджигают люди, причем специально. Тут коммерческий интерес: выгоревшая делянка стоит дешевле, чем обычная. Вот предприниматели нанимают кого-то из местных, чтобы тот поджег лес.

Лариса:

— Виноваты люди, конечно, 50% — халатность, 50% — злой умысел. Мы вот часто выезжаем за город, но костры почти не разводим — готовим еду заранее дома и с полными сумками уже едем отдыхать. А зачем рисковать напрасно?

baikalpress_id:  107 897