Байкал был красив, но страшен

Режиссер Анна Матисон рассказала о съемках «Млечного Пути» и новых проектах

Пожалуй, одним из самых нашумевших кинособытий этого года стал приезд звезд российского кино на остров Ольхон для участия в фильме «Млечный Путь», режиссером и сценаристом которого является бывшая иркутянка Анна Матисон. В фильме снимаются Сергей Безруков, Марина Александрова, Владимир Меньшов, Валентин Гафт, Юрий Кузнецов, а также наш земляк — известный пианист Денис Мацуев. Эта добрая новогодняя комедия выйдет на экраны в январе 2016 года. Безусловно, это большое событие для Иркутска. Режиссер фильма Анна Матисон рассказала о том, как проходили съемки фильма, и, конечно, поделилась новыми идеями и замыслами.

— Расскажите о своих первых шагах в кино… Вашей первой работой, если не ошибаюсь, был клип «Настроение улучшилось». Он получился очень иркутским, теплым и душевным…

— Самый первый киноопыт мне дали, конечно же, Юра Дорохин и Андрей Закаблуковский (известные иркутские режиссер и оператор соответственно. — Прим. ред.). Они научили меня не только видеть, но и понимать, как воплотить то, что видишь. Вместе мы снимали клип «Настроение улучшилось». Это действительно очень иркутский проект. Было ощущение, что весь город помогал в съемках. Я как раз тогда прочитала роман Гришковца «Рубашка». Был прилив творческой энергии от того, как пишет Евгений. Так как нам очень захотелось снять пусть и маленькое, но кино, то имело смысл выбрать для работы материал, который любишь. Полнометражный фильм мы не потянули бы по деньгам, так как снимали на свои. И «Настроение улучшилось» оказалось каким-то очень правильным произведением. Следующей важной ступенью для меня стал фильм «Сатисфакция», тоже с Евгением Гришковцом.

— Как возникла идея снять фильм «Млечный Путь»?

— Импульс самой истории появился здесь, в Иркутске. Однажды Андрей Закаблуковский пошел из своего дома, который находится довольно далеко за городом, пешком в Иркутск. Зимой, без телефона… Если посмотреть кино, то связи с этой историей ноль. Сценарий ушел далеко от этого случая. Но импульс был оттуда. Сценарий писался долго и много-много раз переписывался. В итоге он понравился продюсеру Алексею Кублицкому, который предложил снять кино.

— Расскажите, как удалось привлечь звезд первой величины в фильм «Млечный Путь»? Что заинтересовало Меньшова, Александрову, Безрукова и знаменитого пианиста Дениса Мацуева в сценарии, в самом съемочном процессе?

— Этот фильм редкий для современного массового кино. В нем главное — это не то, что именно происходит, а то, как это происходит. Атмосфера, нюансы, взгляды… Иногда ведь ничего смешного или такого уж печального не говорят, но тебе смешно или грустно, потому что это классическая актерская школа, когда артист на экране говорит одно, а зритель чувствует внутри совсем другое.

Для меня самым страшным опасением было то, что мы не найдем исполнительницу главой роли. Она должна была быть красивой, но при этом мамой двоих детей — любящей, но обиженной, в чем-то наивной, при этом совсем не глупой. Ей нужно было быть очень смешной. Например, героиня Марины должна была выпить, но остаться невероятно трогательной. В общем, на уровне сценария мне казалось, что это могла бы так тонко сыграть только Людмила Гурченко. И какой же радостью было то, что Марина — это яркая, характерная актриса, при этом красавица, которая не боится быть смешной. Я помню, что вышла с читки сценария и позвонила продюсеру. Сказала, что это просто невероятно, но Марина и есть наша Надя. С первого чтения каждая интонация, каждый взгляд были изумительно точными.

Сергей Безруков согласился сниматься сразу.

Изначально казалось, что съемки невозможны — у актера уже был сверстан театральный график. Но сценарий понравился, и как-то все раздвинулось. Мы тоже перекроили график под него. Так что все состоялось, хотя в тот момент у меня еще был выпуск балета в Мариинском театре

— Я знаю, что в фильме немало неожиданных моментов — например, Валентин Гафт играет современного Колчака, Меньшов — человека, который не говорит ни слова в фильме. Как отреагировали актеры, когда им предложили эти роли?

— Владимир Валентинович, когда узнал, что мы ему предлагаем сыграть человека, который не произносит ни слова, сказал: «Ну, вы наглые!» В шутку, конечно. Еще когда мы с Тимуром учились во ВГИКе, наш мастер Наталья Рязанцева давала сценарий Меньшову — они вместе преподают на Высших режиссерских курсах, — и ему еще тогда история очень понравилась. Валентин Иосифович Гафт очень строгий, в выборе ролей достаточно бескомпромиссный. Валентин Иосифович не поменял ни слова, но над каждым словом мы очень много репетировали.

— Что актерам понравилось больше всего в работе над фильмом?

— Все были потрясены Байкалом. Летний Байкал — он понятен. Но никто не ожидал, какой будет Байкал зимой. Все понимали, ради чего мы ехали так далеко и что место это уникальное.

 — Как вам работалось с Сергеем Безруковым?

— Я могу говорить о Сергее бесконечно. Это актер, который выводит свою профессию на новый уровень. Он по-настоящему живет своим персонажем, проживает каждое слово. 4 октября мы начинаем съемки нового фильма, а параллельно с подготовкой заканчивается пост-продакшн «Млечного Пути». Такое ощущение, что разные люди снимаются. Поскольку последние три сценария мы писали c Тимуром Эзугбая — это мой соавтор и друг — конкретно под Сергея, то, конечно, имели в виду его безграничные возможности. А они действительно невероятны. Причем чем труднее задача, тем лучше. Сложность на первых порах была только одна. Сережа — импровизатор, каких мало, и готов любую сценку развернуть в самостоятельное кино. Причем невероятно талантливо. Проблема в том, что при этом отдельная сцена начинает вываливаться, а персонаж может становиться более остроумным, но менее цельным. Вначале мне было очень неловко просить его оставаться в рамках его линии. А потом он мне сказал, что только рад, что я четко знаю, что надо. Так ему гораздо легче.

— Как возникла идея привлечь Дениса Мацуева к съемкам фильма? Он легко справлялся со своей ролью? Как чувствовал себя на площадке?

— Это единственный эпизод, который возник спонтанно. Хотелось как-то особенно и при этом небанально заявить, что место действия будущего фильма — это Байкал, Иркутск. А кто у нас в ответе перед всем миром за Байкал?.. Я помню, как после смены позвонила Денису прямо с Ольхона, рассказала только что придуманный эпизод, а он также за две секунды согласился. Для Дениса импровизация — это стиль жизни. Он способен на такие спонтанные решения. Снимали легко и весело. Это один из первых эпизодов в кино, и мне нравится, что мы заходим в картину вот так весело вместе с Денисом.

— Съемки фильма на Байкале проходили в феврале. Насколько надежным был лед в районе Ольхона? Как была организована техническая сторона работы?

— Наши продюсеры иногда делали невозможные вещи. Когда речь доходит до планов, снятых с вертолета на Байкале, все непроизвольно ахают. Так это красиво и сказочно! Много было опасных моментов. Как вы помните, лед в прошлом году все никак не вставал, переправу на Ольхон не открывали, много машин проваливалось под лед. А у нас многотонное оборудование, большая съемочная группа и съемки прямо на льду. Наш исполнительный продюсер, по-моему, каждый день как год проживала — так волновалась за нас. Но нам помогал Александр Бурмейстер (байкальский ледовый капитан. — Прим. ред.), он проводил нас по льду. Иногда мы приезжали на точку, снимали, а обратно он нас на землю вел другим путем, так как на прежнем месте уже была открытая вода. Это было, конечно, жутко, что и говорить.

— Что вы хотели сказать своим фильмом зрителю? Какую главную мысль хотели донести?

— Это фильм про поиск дома, обретение его внутри себя. Очень часто внешне все прилично и хорошо. Есть квартира, дача, но чувство дома потеряно, и только какая-то неясная тоска мучает без конца. Хочется домой, хочется любить. Вот мы и помогаем нашим героям найти это счастье, но не вне, не где-то еще, а внутри самих себя. Я, как и все, кто работал над кино, верю, что после нашего фильма жить станет как-то полегче. Появится ощущение, что в жизни есть что-то хорошее.

— Была информация, что вы работаете еще над двумя проектами: над фильмом, связанным с событиями 1905 года, и над картиной с рабочим названием «Барышников» с участием Сергея Безрукова. Расскажите, о чем эти фильмы и где будут проходить съемки.

— Название «Барышников» мы поменяли, и фильм будет называться «После тебя». Это связано с тем, что многие воспринимали будущую картину как байопик (фильм-биографию. — Прим. ред.). А это не так. Это не просто фильм, в котором снимется Сергей Безруков. Это специально для него написанная роль. И, несмотря на профессию главного героя, фильм не о балете. Это весьма необычный, даже по структуре, сценарий, когда главный герой присутствует в каждой сцене. Благодаря этому мы глубоко ныряем в персонажа, начинаем жить его жизнью. Это необходимо, так как говорим мы в кино о важных вещах. В фильме Сергей играет ярчайший характер — очень циничного и интересного своим цинизмом бывшего танцора Алексея Темникова. Фильм, как бы пафосно это ни звучало, о смысле жизни, о том, что ты оставишь после себя. Для мужчины вопрос реализации особенно остро стоит. Кино как раз про то, как человек переходит из состояния существования и проживания времени в состояние сделать то, что должен.

Фильм о событиях 1905-го года называется «Ждать весны». Во время съемок «Млечного Пути» Сергей сказал, что очень хотел сыграть офицера и жалеет, что не сыграл. Роль Каппеля в «Адмирале» у него была эпизодическая, а хотелось настоящую большую роль с развитием. Параллельно со съемками фильма «Млечный Путь» мы написали исторический сценарий. Помощник режиссера провела в иркутских архивах несколько дней, выискивая фактический материал, так как история опять получилась у нас байкальская — про тот период времени, когда именно от Иркутска зависело дальнейшее течение Русско-японской войны.

Если все благополучно сложится с проектом «Ждать весны», то большой блок съемок будет проходить в Иркутске.

Иллюстрации: 

На Байкале во время съемок фильма было опасно. Лед в прошлом году все никак не вставал, переправу на Ольхон не открывали, много машин провалилось под лед, а у съемочной группы — многотонное оборудование, огромная толпа людей и съемки прямо на льду.
На Байкале во время съемок фильма было опасно. Лед в прошлом году все никак не вставал, переправу на Ольхон не открывали, много машин провалилось под лед, а у съемочной группы — многотонное оборудование, огромная толпа людей и съемки прямо на льду.
Фильм  «Млечный Путь» — это история про поиск дома, обретение его внутри себя. Добрая новогодняя комедия выйдет  на экраны в январе 2016 года.
Фильм «Млечный Путь» — это история про поиск дома, обретение его внутри себя. Добрая новогодняя комедия выйдет на экраны в январе 2016 года.
На Байкале во время съемок фильма было опасно. Лед в прошлом году все никак не вставал, переправу на Ольхон не открывали, много машин провалилось под лед, а у съемочной группы — многотонное оборудование, огромная толпа людей и съемки прямо на льду.
На Байкале во время съемок фильма было опасно. Лед в прошлом году все никак не вставал, переправу на Ольхон не открывали, много машин провалилось под лед, а у съемочной группы — многотонное оборудование, огромная толпа людей и съемки прямо на льду.
baikalpress_id:  108 728
Загрузка...