Автостопом по миру

Иркутянин Сергей Шевченко за два года побывал в 23 странах мира

Два года назад, в ноябре 2013-го, Сергей Шевченко вышел из своего дома в Иркутске, а вернулся только в ноябре 2015-го. Двухлетнее путешествие автостопом стало для него большим приключением, интересным опытом и даже школой выживания. На жизнь Сергей зарабатывал, играя на улицах, тестировал спортивное снаряжение, а еще снимал все свои странствия на видео — в итоге получился документальный сериал из коротких фильмов под названием «Между небом и аллигатором».

Сергей Шевченко — увлеченный человек: играл в театральной студии, когда учился в ИрГУПСе, работал в модельном бизнесе, с детства увлекался музыкой (играет в иркутской группе MAYAKI. — Авт.), два раза успел побывать в США по студенческой программе work&travel.

— Когда я несколько лет назад приехал в Нью-Йорк, в кармане у меня было всего 300 долларов. Вышел из самолета — языка не знаю, знакомых нет. Поехал на Брайтон-Бич, где живут русские, посмотрел, как они разговаривают друг с другом, как реагируют на меня, и пропало желание общаться с ними. Вечером расстелил простыню под деревянным помостом на пляже и там заночевал. Я прожил в Нью-Йорке год, из них полгода — на улице. Это меня закалило, мне понравилась уличная жизнь. 

Первый опыт его путешествия по России был забавным. Сергей решил доехать до Красноярска на попутках в костюме динозавра. Говорит, не хотел никого шокировать — на дворе была зима, а у него не было спальника. Зато оказался костюм динозавра, который, правда, больше пугал, чем привлекал водителей на трассе. 

Затем решил доехать до Санкт-Петербурга, и вот это путешествие затянулось на два года: «Самый сложный момент — выйти за порог. Когда я прощался с мамой, друзьями, не знал, вернусь или нет».

В пути нужно было чем-то зарабатывать, и Сергей вспомнил про музыку. Попробовал поиграть в Иркутске в подземном переходе на мелодике (духовой инструмент в виде маленького пианино) и за день заработал 300 рублей. Деньги вроде небольшие, но на них можно уже поесть или заплатить за проезд. Тогда и родилась идея: а почему бы из Петербурга не доехать до Франции и не поиграть там на улицах городов? 

— Я никому не говорил, что еду в круго­светное путешествие, просто поехал и все. Мне нечего было бросать — у меня не было ни семьи, ни ипотеки, ни каждодневной работы. Мои друзья на тот момент жили в разных городах и поддерживали меня.

За два года автостопщик побывал в 23 странах Европы, Африки и Азии.

Ночевал в палатках, хостелах, иногда на улице, а еще у людей, с которыми познакомился благодаря каучсерфингу (онлайн-система гостевых сетей). Самой сложной, по его словам, была первая неделя путешествия. 

— Что такое автостоп? Ты выходишь на трассу в дождь, снег, стоишь несколько часов, и никто не останавливается, а денег мало. Остается только одно — полюбить и принять все, что с тобой происходит. В Лаосе, например, я уже смирился с тем, что круглые сутки приходилось идти под проливным дождем.

Сергей говорит, что ему неинтересны путешествия сами по себе. Больше всего захватывает то, что ты можешь окунуться в жизнь других людей — собирать вместе с ними урожай, рыбачить, заниматься с ними повседневным делами, участвовать в национальных ритуалах, понять, чем живут люди с другим менталитетом на далеких континентах.

Иркутянину очень понравилась Исландия, где он прожил довольно долго. Сергей поехал туда, чтобы побывать на родине любимой певицы Бьорк.

Ночевал на улице на диване, играл тоже на улице, чем и зарабатывал на жизнь. Путешествовать автостопом по Африке и Азии — дело достаточно рискованное: дикие звери, ядовитые насекомые, к тому же не знаешь, кого встретишь на дороге — хорошего человека или беглого преступника. А главная проблема в Африке — это малярия, от которой нет лечения.

— Мне повезло, меня миновали и болезни, и плохие люди, и животные. Помню, когда был в Судане, все говорили — остерегайся крокодилов-аллигаторов, но я их не видел. В общем, обошлось без неприятных приключений. 

Зато было немало забавных случаев. Менталитет везде разный, иногда настолько отличается от нашего, что трудно понять, как вести себя, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. 

— Мне запомнился один случай в Финляндии. Девушка и молодой парень, которые «вписали» меня к себе по системе каучсерфинга, пригласили в сауну. Все ведь знают о знаменитых финских банях, поэтому я согласился. Мы приезжаем в сауну, я захожу и вижу, что они все раздеваются догола: и эта пара, и их родственники — мужчины и женщины в одном помещении. Оказалось, что в Финляндии существует такая традиция, и я не стал отказываться, решил, что надо уважать их культуру. 

А еще за время путешествия Сергей повидал самых разных водителей — грустных и веселых, болтливых и тихих, настоящих профи и лихачей, с которыми не знаешь, доедешь до следующего поворота или нет. В Китае, например, ему попался человек, который совсем не умел водить машину. 

— Перед каждым прибором у него висели бумажки с их названиями: над спидометром — наклейка, что это «спидометр», над радио — «музыка», и я понял, что он вообще не понимает, как ехать. Он делал вид, что знает английский, на самом деле он его не знал. Он такие зигзаги делал на дороге! Я думал, что мы не доедем. Ему все сигналили, а он просто делал музыку громче и не обращал внимания. 

  • Нет счастья за горизонтом

 — Я не жалею, что съездил в это путешествие. Но хочу привести слова из книги Вячеслава Курилова про человека, который переплывал в одиночку океан: «После долгого и тяжелого пути я осознал, что нет счастья за горизонтом. Оно как тень, безмолвное, всегда рядом». Я хочу сказать всем, кто хочет найти счастье или ответы на свои вопросы в путешествиях: там они ничего не найдут. Это, наверное, самое главное, что я вынес. Я понял, что могу найти себя и быть счастливым в обычной жизни. Это стало моим самым большим открытием, — говорит автостопщик Сергей Шевченко.

Иллюстрации: 

В путешествии Сергей Шевченко заметил, что чем беднее и проще живут люди, тем они гостеприимнее и добрее. В деревнях и поселках в Африке и Азии его часто приглашали местные жители в гости, угощали обедом, помогали с ночлегом
В путешествии Сергей Шевченко заметил, что чем беднее и проще живут люди, тем они гостеприимнее и добрее. В деревнях и поселках в Африке и Азии его часто приглашали местные жители в гости, угощали обедом, помогали с ночлегом
Если трудно было поймать машину, Сергей ехал на роликовой доске, а когда темнело, вез ее как санки за собой. Сергей называет ее своим тотемом. Доску подарили питерские друзья, нарисовав на ней символ России — матрешку. Так что все, кто встречал иркутянина в дороге, сразу, без слов, понимали, что он из России
Если трудно было поймать машину, Сергей ехал на роликовой доске, а когда темнело, вез ее как санки за собой. Сергей называет ее своим тотемом. Доску подарили питерские друзья, нарисовав на ней символ России — матрешку. Так что все, кто встречал иркутянина в дороге, сразу, без слов, понимали, что он из России
Иркутянин Сергей Шевченко — разносторонний парень: играл в театральной студии, когда учился  в ИрГУПСе, работал в иркутском модельном бизнесе, его фото можно было увидеть в глянцевых журналах, например на обложке Sparkler, участвовал в Неделе моды в Шанхае, а еще с детства увлекался музыкой.  В Иркутске он играет в группе MAYAKI
Иркутянин Сергей Шевченко — разносторонний парень: играл в театральной студии, когда учился в ИрГУПСе, работал в иркутском модельном бизнесе, его фото можно было увидеть в глянцевых журналах, например на обложке Sparkler, участвовал в Неделе моды в Шанхае, а еще с детства увлекался музыкой. В Иркутске он играет в группе MAYAKI
Загрузка...