Атакуя на взлете

Боевые самолеты  семейства Су и Як способны вывести из строя  обыкновенные чайки или даже  стрижи

Оказывается, самые совершенные крылья современности — самолеты семейства Су нуждаются практически в каждодневной защите, а угрожают им в далеком тылу отнюдь не «Фантомы» или «Рапторы», а обыкновенные голуби, чайки и даже стрижи. Птица, залетевшая в воздухозаборник, способна вывести из строя истребитель. Повреждение, полученное во время столкновения на высокой скорости, сопоставимо с ущербом, нанесенным снарядом небольшого калибра. Поэтому в большом штате обслуживающего персонала Иркутского авиационного завода — филиала ПАО «Корпорации «Иркут» — особое место занимает группа орнитологического обеспечения полетов, которая оберегает стальные крылья от других крыльев, значительно меньших по размеру, но весьма опасных. 

Первым делом возникает вопрос: «Чем взлетно-посадочная полоса военного аэродрома приглянулась птицам?». Оказывается, над авиазаводом проходит зона миграции пернатых, в частности чаек, которые базируются в окрестных болотах, на берегах Иркута и Ангары. Всего здесь насчитывают более 100 видов птиц. Буквально по соседству находятся очистные сооружения и городская свалка. В районе Батарейной гнездятся серые журавли, круглый год — вороны, голуби. Птицы, в частности чайки, быстро переключаются на зеленую зону аэродрома в непогоду — в холодное время не прочь погреться на взлетной полосе, как, например, в реке рыба уходит на глубину.

Усыпить и перекрасить

Поэтому несанкционированные посиделки пернатых, кормежка в секторе взлета и посадки самолетов — головная боль орнитологов.

Чтобы отвадить птиц от режимного предприятия, сотрудники орнитологической службы придумывали различные приемы, в том числе на первый взгляд экстраординарные — с использованием снотворных и тошнотворных средств.

Бывший руководитель орнитологической группы Юрий Анатольевич Дурнев считал, что подобные методы хоть и могли показаться кому-то экстраординарными, на самом деле оказались одними из самых эффективных. Когда другие способы, в том числе такие дорогие, как разгон птиц с помощью вертолета, не срабатывали, Юрий Анатольевич выходил на поле с ведрышком мойвы, начиненной снотворным. Спустя некоторое время оставалось только собрать обездвиженных на время чаек. Им связывали на время транспортировки крылья, заматывали скотчем клювы (снотворное действовало недолго) и, окунув в раствор зеленки, отвозили на другой край Иркутска. Бриллиантовая зелень помогала вычислить вернувшихся чаек. Эксперимент показал, что из более чем двухсот птиц вновь на полосу военного аэродрома возвращались лишь две три. Правда, по Иркутску поползли слухи, что в районе Теплых озер, у плотины ГЭС, появились водоплавающие попугаи.

Тошнотворные препараты заставляли чаек спешно покинуть взлетку, чтобы очистить желудок где-нибудь на Ангаре. Впрочем, чайки быстро усвоили, что после потребления рыбы, доставшейся им подозрительно доступно, им становилось плохо, и впоследствии избегали халявной трапезы.

Тогда на поле выпускали крылатых хищников, которые наводили на чаек и голубей неподдельный ужас.

Буба, Кора и другие биорепелленты

 В свое время на службе у орнитологов состояли филин Буба, ворон Кора, совы Софа и Ася. По-научному вся эта компания называется биорепеллентами.

Пользуясь случаем, прошедшим летом проведали осоеда, найденного жителем Шелеховского района на лесной просеке. Довольно редкая птица отряда соколообразных повредила крыло, врезавшись в высоковольтные провода, а обнаружил ее пенсионер. Из всего набора предложенной пищи ослабевшая птица положительно отреагировала лишь на сырую печень. Позднее орнитологи объяснили, что на воле осоед питается, разоряя гнезда ос, пчел, склевывая их личинки, но при случае не прочь проглотить и лягушку или ящерку. Через посредников наш Ося, так мы прозвали птицу, поселился в крылатом отряде хищников, оберегающих истребителей от мелких птах. Однако на сегодня в отряде защитников самолетов не осталось ни одной птицы.

По словам нынешнего руководителя группы Александры Андреевны Гуменюк, несколько птиц улетели, другие погибли. Все они попали к орнитологам завода, будучи взрослыми, когда дрессировать уже бесполезно. На летное поле их вывозили на коротком поводке. После разгона чаек, голубей, стрижей хищников снова запирали в клетках, которые постепенно опустели.

В перспективе орнитологическая служба может вернуться к практике использования хищников, но на этот раз только дрессированных. Выучкой крылатых помощников занимается в стране ряд центров, но нужны немалые средства для их приобретения.

Шумная «дискотека» на летном поле

Сегодня орнитологическая группа полагается в основном на звуковые и свето-шумовые эффекты.

Из огромного количества птиц, обитающих в непосредственной близости от завода, орнитологическая группа не трогает лишь пустельгу, которая, сама того не подозревая, выступает добровольным помощником, охотясь на более мелких птиц, в частности голубей. Три семейства соколообразных комфортно себя чувствуют, устроив гнезда у взлетной полосы.

 Каждое утро орнитологи проезжают вдоль полосы, смотрят, где концентрируются птицы. Параллельно наблюдение ведется с вышки.

Сложнее всего, по словам Александры Андреевны, бороться со стрижами, которые, не реагируя на звуки, игнорируя даже пиротехнику, научились использовать восходящие потоки воздуха от работающих двигателей самолетов и вертолетов для охоты на всевозможных жуков и мотыльков. Не зря стрижей называют птицами воздушных стихий — они никогда не садятся на землю, любое приземление равняется практически смерти.

Наверное, уместно сравнить стрижей с хариусом, который охотно устремляется под винт корабля, высматривает в поднятой со дна водоема мути личинок.

Орнитологи все время меняют и чередуют методы отпугивания, чтобы птицы не привыкали. В один из приемов борьбы включен лазер, на время ослепляющий птиц. В итоге птица остается зрячей, но навсегда покидает неприятное для нее место, уводя сородичей, посеяв среди них панику.

После неоднократной проверки документов выехали на поле. Честно говоря, штаб-квартира орнитологов не произвела особого впечатления. Нам представлялось строение из стекла и бетона, но это, скорее, навязчивое желание продолжить логическую цепочку: авиазавод — лучшие в мире истребители…

Впрочем, первое впечатление оказалось обманчивым: в деревянном доме оказалось все необходимое: компьютеры, средства наблюдения, карты. После каждого осмотра территории орнитологи ставят разноцветными карандашами пометки на полях карты: «Чайки — 35 шт. Голубь сизый — 17. Мухоловка обыкновенная. Воробей полевой. Кукушка!..»

Экскурсия оказалась недолгой.

Осмотрев с вышки территорию, Александра Андреевна сказала:

— На сегодня запланированы полеты. Если вопросов нет, мы начинаем работать…

Орнитологи расчехлили мощный усилитель, затем на DVD-проигрывателе включили диск с записью голосов испуганных чаек. Неизвестно, каким путем записали данные звуки, но создалось впечатление, будто это были последние «слова» пернатых как минимум перед расстрелом. Истошный ор перемежался с звуками ружейных выстрелов, так что мгновенно захотелось убраться как можно дальше от этой кошмарной какофонии. Наверняка подобные чувства испытывали и птицы, спешно покидавшие взлетную полосу.

baikalpress_id:  108 663
Загрузка...