Аршан: завален камнями, закован в ил

После нашествия селя Аршан напоминает разбомбленный городок — промытые воронки и канавы, снесенные дома, камни, вывороченные с корнем деревья, разлетевшаяся тротуарная плитка.

Потихоньку курортный поселок начинает приходить в себя — расчищены дороги, строители мостят тротуары, тяжелая техника засыпает промоины, а на месте моста через Кынгыргу, который унесло, строят новый.

Но стоит свернуть с центральной дороги и оказаться среди домов простых людей, как становится понятно, что на окончательную ликвидацию последствий понадобятся долгие месяцы. Возможно, люди и пытались что-то расчистить самостоятельно, но быстро опустили руки, потому что масштабы работ колоссальны. Без помощи тяжелой техники тут обойтись нельзя. Но есть работы, где машины бессильны, где исправить ситуацию могут только человеческие руки — например, окопать дом и вынести мокрый ил из-под пола. На эти работы и направляют волонтеров. Вскрывать пол, под которым метровым слоем лежал утрамбованный сырой ил, предстояло и нам.

О том, что сель отразился на жизни не только аршанцев, но и всех людей, чья работа так или иначе связана с курортным поселком, становится понятно уже на Иркутском автовокзале. Кроме нас — журналиста «СМ Номер один» и фотокорреспондента — билеты до Аршана купили еще три человека: Дима из Санкт-Петербурга, его девушка Алевтина и путешественник Рома из Пермского края. Как и мы, ребята едут на Аршан волонтерами. Вместе с нами водитель маршрутки отъезжает от автовокзала, проехав несколько метров, останавливается и куда-то исчезает. Проходит 40 минут.

— Сдавайте билеты и пересаживайтесь в автобус, который идет на Нилову Пустынь, — неожиданно предлагает вернувшийся водитель.

Когда мы прибегаем на автовокзал, выясняется, что нужный автобус уже ушел. Диспетчер связывается с перевозчиком, и тот обещает уладить проблему в течение ближайших минут. Представитель перевозчика долго извиняется, сообщает, что водитель, отказавшийся нас везти, уже уволен (что, конечно, маловероятно) и что с Синюшиной Горы уже выехала маршрутка, которая доставит нас до места.

— У водителя, который отказался вас везти, кредит на машину больше миллиона, — объясняет представитель перевозчика. — Каждый месяц ему нужно 50 тысяч рублей платить. Вот он и нервничает, пять человек невыгодно везти. Но мы должны везти пассажиров, у нас обязательства по договору. Так что теперь пусть в городе поработает за тысячу в день, у нас он каждый день по 5 тысяч зарабатывал.

Катастрофа в Аршане резко снизила доходы водителей автобусов, некоторые из них не просто недовольны, а даже злы.

Всю свою досаду водитель, прибывший с Синюшки, выместил на нас.

— Мне вас вообще невыгодно везти, у меня солярка только на 2500 рублей вытягивает, — увидев малочисленных пассажиров, водитель начал с наезда.

Когда мы сказали, что нам очень жаль, но это не наши проблемы, водитель разразился еще большей руганью. Довод Димы, что он делает благородное дело — везет в зону бедствия волонтеров, водителя нисколько не успокоил. Надувшись и замолчав, он все-таки повез нас в Аршан. По дороге он кому-то позвонил и сказал в сердцах: «Из Аршана вообще нет ни одного пассажира».

Последствия селя были видны уже на подъезде к поселку, в лесу вместо зеленого ковра мы увидели толстый слой песка. Прибыв на место, мы отправились на спортивную базу, где разместился штаб по ликвидации последствий ЧС, здесь же работали девушки, координирующие волонтеров. Возле штаба толпились местные жители, кто-то пришел за единовременной компенсацией размером 10 тысяч рублей, кто-то за гуманитарной помощью. 56 семей, чьи дома унесло, собирают документы на получение 100 тысяч рублей, 136 человек подали заявку, чтобы им выделили помощников для расчистки двора.

Рядом со штабом расположен пансионат «Сааган Дали», чьи бетонные корпуса задержали каменную реку. Гигантские валуны завалили пансионат до второго этажа. По каменной реке прогуливаются и оценивают масштаб бедствия две бабушки.

— Страхота, конечно, ой, не дай бог никому, — говорит Эльза Пантелеева. — Нас ночью трясло-то как, утром встали — еще интереснее. Сначала шел проливной дождь, оглушительный гром гремел, а потом послышался гул, такие глухие взрывы раздавались, все затряслось. Видимо, одновременно еще и землетрясение было.

На самом деле подземных толчков в Аршане в ту ночь не зарегистрировано. Это огромные камни, летевшие с гор, создавали вибрацию.

— В 71-м году было наводнение, но не такая страхота. Моей матери 90 лет, она говорит, что первый раз такое видит, — отмечает Эльза Васильевна.
Старожилы Аршана уверены: трагедия произошла потому, что люди своим неразумным поведением слишком разгневали духов.

— Тут рядом есть село Далахай. 12 июня, в День независимости, жители села решили Сур-Харбан делать. Видимо, там гуляли, хулиганили, «ехорили», а старые люди говорят — нельзя было этого делать, — рассказывает Эльза Васильевна. — Кто-то говорит, что они каких-то духов вызвали.

— Моя мама, другие старики говорили, что на стороне, где построен «Сагаан Дали», не надо дома ставить, здесь священные места, — продолжает Эльза Пантелеева.

— Люди очень сильно вмешались в дела природы, вырубили много леса, у нас ветра стали дуть невыносимые, — отмечает старожил Аршана Мария Усольцева.

— Еще старики говорят, что вот эти наши горы очень сердитые, — дополняет Эльза Васильевна. — Раньше, когда мы были маленькие, в горы никто не ходил, это было табу. А сейчас начали ходить траву рвать на продажу, все скосили, — наша собеседница имеет в виду сбор лечебных трав. — Наши предки говорили, что наступит хорошее время, Аршан будет развиваться, расти, принимать все больше гостей, но люди будут слишком часто нарушать запреты, гневить духов, и придет страх, вы его увидите. Вот мы и увидели.

Местные говорят, что грязная вода пришла из переполненного озера, которое здесь называют по-разному — Белым или Мертвым. Озеро это имеет дурную славу.

— Оно жестокое, — наделяет человеческими чертами природный объект Эльза Васильевна, — там много людей погибло. Лет 15 назад туда приезжали сотрудники одного из иркутских институтов, уроженцы Аршана, ходили смотреть озеро. Сначала ни с того ни с сего одному плохо стало, потом другому, и люди умерли. А женщина сюда прибежала и рассказала — мы пошли на экскурсию, и трое моих товарищей там осталось. Сейчас им памятники там стоят.

Очищать «Сагаан Дали» приехали 19 волонтеров — это студенты-медики из Улан-Удэ. 70 человек прибыли из района.

— Очень сильно пострадал Аршанский лицей-интернат, пострадала Аршанская школа, — рассказывает координатор волонтеров Соелма Зайганова. — Волонтеров мы сейчас отправляем по домам, частные подворья тоже сильно пострадали. Добровольцев приехало бы больше, но 4—5 июля в Улан-Удэ проходит Сур-Харбан, большая часть активной молодежи задействована в мероприятии. Студенты-добровольцы количеством 100 человек прибудут во вторник.

Из Иркутской области добровольцев немного, кроме нас на Аршане волонтерствововали трое альпинистов, которые сейчас собираются уйти в горы. Нам удалось застать их перед восхождением. Ребята работали в детском лагере «Эдельвейс».

— Первые этажи в корпусе были заполнены илом, — рассказывает альпинист Дмитрий Генеральченко, — подвал заполнен илом до потолка. Работники лагеря пытались выкачать ил из подвала при помощи помпы, но ничего не получилось, ил очень плотный.

В штабе нам сказали, что альпинисты идут в то место, откуда вышел сель, но оказалось, что это не совсем так.

— Вообще сель сошел со всех ущелий, — говорит альпинист Дмитрий Орлов. — Вот есть цирки «Дружба», «Аршан», «Броненосец», «Дождевое ущелье» — от каждого понемножку, и получился мощный поток. Что характерно, самый большой поток прошел мимо Аршана. Получается, что сель зацепил поселок краем. Если бы он пошел по Аршану, то смял бы все на своем пути.

— Мы собираемся в ущелье Барун-Хандагай, которое находится в 18 километрах отсюда, там, говорят, был подъем воды, которая смыла тропу, — говорит альпинист Максим Челпанов.

— Оттуда во время селя выходила та самая группа из 15 человек, которую искали спасатели, — продолжает Дмитрий Орлов. — Чтобы их эвакуировать, налаживали переправу, потому что все мосты через Кынгыргу посносило.

Соелма отправила нас работать в доме на улицу Трактовую — помогать матери-одиночке Нине Матоевой, чей двор заполнил ил. Ил твердеет, поэтому от него надо поскорее избавляться. По дороге на объект мы поняли, что помогать на этой улице надо каждому первому, толстый плотный слой песка и ила залил все дворы. Когда мы подошли к нужному дому, выяснилось, что помощь требуется не столько Нине Матоевой, сколько ее родной сестре Наталье, с которой у них общий двор.

— У Нины продушины были закрыты, поэтому дом не пострадал, а у нас открыты, — говорит Цирен Цыбиков, муж Натальи, — поэтому весь подпол забило.

Цирен показывает видео, которое снимал с крыльца. Через его двор бежал бешеный поток мутной воды. Поток Цирен и Наталья пережидали в доме сестры Нины, он расположен на более возвышенном месте. Когда зашли к себе домой, то ахнули — песок был не только под полом, но и на полу.

— Когда это началось, мой маленький сын довольный был. «Плавать, — говорит, — пойду». А Нинин, он постарше, сильно испугался, — вспоминает Наталья. — Мы детей к бабушке отправили в соседнюю деревню, так племянник не хотел уезжать. «Я, — говорит  матери, — уеду, а ты тут умрешь».

Два дня наша волонтерская бригада вытаскивала ведра с мокрым липким песком из-под пола дома семьи Цыбиковых. Цирен, несмотря на инвалидность, при которой противопоказаны физические нагрузки, не мог спокойно смотреть, как трудятся волонтеры, и активно помогал. Его супруге Наташе пришлось разрываться между множеством дел. Она работает в пансионате «Сагаан Дали» и успевала сбегать на работу, помочь там, купить продукты, приготовить волонтерам сначала завтрак, потом обед, и еще успевала вместе со всеми носить ведра с песком. До нас семье помогали родственники — тетя с дядей, которые живут в этом же дворе, тяжелые ведра с песком таскали несколько дней, а на пятый отнялись руки.

В первый день нам помогал друг Цирена — Алдар Очиров. Его дом не пострадал от стихии. Улыбчивый оптимист Алдар сообщил нам, что сель не только разрушал, но и немножко созидал.

— Возле моего дома постоянно размывало дорогу, мне ее вечно приходилось подсыпать, а сейчас дорога гладенькая, ровная.

За то время, пока мы работали, к нам не раз подходили соседи Цыбиковых, просили, когда мы закончим, прийти на помощь к ним, рабочие руки тут нужны как воздух. Ведь стены деревянных домов, закованных в плотный сырой ил, начинают подгнивать.

— Вы уже идите отдыхайте, — просила нас Наташа. — Вон какую гору песка перетаскали. А к соседям пришли волонтеры, похихикали, час поработали и ушли.

К слову сказать, обеспечение для волонтеров в Аршане идеальное.

Всех желающих помочь бесплатно кормят три раза в день, предоставляют жилье в туристических домиках местных жителей, которых разгулявшаяся стихия не коснулась.

Закончив работу в 8 вечера и получив заслуженный ужин, мы не могли удержаться, чтобы не посетить водопад, тем более что гости из Санкт-Петербурга и Пермского края в Аршане ни разу не были и хотели посетить достопримечательности. Дорога к водопаду тоже размыта, в одном месте тропинка настолько узка, что приходится идти, держась за забор из сетки-рабицы. Но дойти до водопада можно, и дорогу постепенно облагораживают.

Отработав два дня, нам, журналистам газеты, нужно было покидать Аршан, но наши трое напарников-волонтеров остались и были настроены поработать еще день, чтобы окончательно очистить подпол семьи Цыбиковых от ила. Выбираясь из поселка, мы переживали, что, как и при выезде из Иркутска, могут возникнуть проблемы с транспортом. Но в восемь часов утра молодой веселый водитель без всяких претензий вывез из поселка четырех пассажиров. Как нам сообщили на автовокзале, следующие маршрутки тоже никто не отменял, они пойдут по расписанию. Сейчас в Аршане пусто и тихо — в самый раз для туристов, которые любят уединение, их здесь очень ждут. И, конечно, поселку очень нужны волонтеры.

Выброс 100-летних рыхлых геологических отложений — именно это, по мнению ученых ИрГТУ, стало причиной схода селя в Аршане. На космических снимках специалисты увидели, откуда пришла разрушительная стихия. Все началось с двух каров — чашеобразных углублений в верхней части гор. Геологические отложения, которыми заполнены кары, достигли критической массы и были залиты дождями. Сель обрушился с двух склоновых каров, основную массу потока составил грязекаменный рыхлый материал, в котором встречались валуны до 10 м в поперечнике.

Уважаемые жители Иркутска и Иркутской области! 28 июня 2014 года во время селевого схода значительно пострадали объекты санатория «Саяны» курорта «Аршан».

Просим оказать посильную финансовую помощь для ликвидации последствий стихии.

Реквизиты курорта «Аршан»:

Курорт «Аршан», с. Аршан Тункинского района Республики Бурятия

ИНН 0323000209 КПП032002001

Р/сч.: 40703810076160000004 Восточно-Сибирский филиал ОАО АКБ «Росбанк», г. Красноярск

БИК 040407388 ОКОНХ 91517 ОКПО 02591264

К/сч.: 30101810000000000388

Телефоны: 8 (301-47),97-4-46. Факс: 97-4-40, 97-4-81.

Материалы в тему: 

Пропавшие в Тулуне мужчина и его жена найдены повешенными

Вечером 19 августа 2013 года в нескольких километрах от Тулуна обнаружены тела 50-летнего Ильи Грудина и его супруги, пропавших несколько дней назад. Как сообщает пресс-служба ГУ МВД России по Иркутской области, близкие родственники, объезжавшие окрестности города увидели их повешенными на одной вер...
baikalpress_id:  96 057