Андрей Звягинцев: "Если есть сор, его нужно выносить!"

Режиссер нашумевших фильмов «Елена», «Изгнание», «Левиафан» побывал в Иркутске

Андрей Звягинцев — режиссер «Левиафана», самого скандального фильма последних лет — встретился с творческой интеллигенцией Иркутска. Почти три часа иркутяне задавали самые разные вопросы, и конечно, не обошлось без критики. Общественный скандал вокруг «Левиафана» расколол зрителей на два лагеря. Одни обрушили на него жесткие обвинения, назвав картину антироссийской, другие увидели в фильме смелую критику государственной власти и рекомендуют его в морально-воспитательных целях смотреть всем чиновникам. В картине Андрея Звягинцева показана, что называется, «немытая Россия» с прогнившей от коррупции властью и абсолютной безнаказанностью воров в законе. Недаром фильм назван «Левиафан» — этим библейским чудовищем английский философ Томас Гоббс назвал государство, готовое растоптать человека, как насекомое. Картина Андрея Звягинцева стала первой русской лентой в истории, удостоенной «Золотого глобуса» за лучший фильм на иностранном языке, а также была номинирована на «Оскар».

Человек с лозунгом

Визит Андрея Звягинцева в Иркутск проходил в рамках «РУСАЛ фестивAL», приуроченного к 15-летию крупнейшей в мире алюминиевой компании и профессиональному празднику металлургов. Андрей Звягинцев уже побывал в Братске, где его особенно впечатлил Братский алюминиевый завод, а также на Байкале — в Листвянке. Вел творческий вечер известный блогер и политолог Сергей Шмидт. Встреча началась неожиданно. К микрофону подошел мужчина с плакатом: «Андрей Звягинцев — недруг России?». Режиссер заметил, что начинать так встречу негостеприимно.

— Этот вопрос фактически повторяет те обвинения, которые звучали в январе, о том, что фильм «Левиафан» антироссийский. Я подпишусь под любым поворотом сюжета фильма, любым утверждением, которое звучит в нем. Вам решать — недруг я России или ее друг, но так было всегда — когда творческий человек высказывает горькие мысли, их не хотят слышать и проецировать на себя. Я действую согласно своей совести, своему представлению о том, что происходит в моей стране. Я люблю свою Родину, но всегда вспоминаю Довлатова, который говорил: «Истинное мужество в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду».

Впрочем, в конце встречи «человек с лозунгом» изменил свое отношение к режиссеру и извинился за обидный вопрос.

Иркутяне спрашивали, как возникла идея снять такой мрачный фильм о российской действительности, и ожидал ли режиссер, что «Левиафан» вызовет невероятный общественный резонанс.

— Однажды знакомая случайно за обеденным столом рассказала мне о происшествии, которое случилось в 2004 году. О том, как американский сварщик Марвин Химейер сел на трактор, замуровал себя железными листами. В него стреляли, но он был неуязвим. Въехал в дом, а затем разрушил еще 10 зданий. Когда я ее слушал, у меня как будто молния пробежала вдоль позвоночника, которая требовала непременно снять этот фильм.

Я понимал, что будут те, кто не примет картину, но чтобы так яростно, как это случилось в январе этого года, конечно, не ожидал. Это же вечная тема маленького человека. Картина обращена к человеку, который является главной ценностью любого государства. Я думал, что зрители поймут, о чем фильм, услышат мой голос, но этого не случилось.

Скорее всего, такая реакция связана с духовно-политическим климатом в стране год назад. Думаю, известные события подогрели восприятие картины. Я встречался с министром культуры. Разговор он начал со слов: «В России так не пьют!» Затем он говорил те же слова, что неоднократно цитировали журналисты: «Что же вы создали такую мрачную картину нашего с вами общежития? В жизни существует же гамма впечатлений — есть не только белое и черное, есть еще полутона».

Фильм побуждает бороться

— Чем обусловлено использование в фильме «Левиафан» нецензурной лексики, и стал бы фильм хуже, если бы в нем не было матерных слов?

— Отражая реальность в абсолютно узнаваемой форме, невозможно уйти от использования ненормативной лексики. Но в России для зрителей обычно на афишах принято писать: «Осторожно, ненормативная лексика», «18+». Думаю, взрослые люди прекрасно понимают, какое кино они идут смотреть. На улице мы часто слышим матерные слова, почему их не должно быть в кино? Что касается «Левиафана», то нецензурная лексика делает точными и узнаваемыми этих людей. Ну, слушайте, два мужика, которые называют другу друга «братуха», пьют водку и не используют ненормативную лексику? Это же сказка, лицемерие чистой воды!

— Почему измельчал герой в российских фильмах, не осталось сильных духом персонажей? Реальный прототип вашего героя в фильме «Левиафан» — американский сварщик Марвин, это сильная личность, которая борется за свои права. В нашем российском варианте зрители до последнего момента надеялись, что герой будет бороться с беспределом власти, но этого не произошло.

— Я убежден, что Николай (главный герой фильма «Левиафан». — Прим. ред.) сильный человек. Выдержать все, что с ним произошло — когда разрушились все связи с жизнью, когда он лишился веры в дружбу, любовь, в государство, когда он находит в себе силы простить свою жену после измены, — способен не каждый. Изначально в сценарии был эпизод, когда Николай садится на трактор и въезжает в двухэтажное здание. Но мы поняли, что в русском сюжете это будет предательством правды. Сейчас финал правдив. Русский человек, конечно, может совершить самоубийственный поступок, но в массе своей наши люди более терпеливы, смиренны, и такой финал, как мы предложили, больше похож на российскую жизнь. Мы лишили фильм ложного хеппи-энда. Зрители успокоились бы, что разрешены все их вопросы. У нас финал открытый, и он побуждает зрителя думать. На самом деле важнее, как ты действуешь, а не как поступает герой.

Это реальная американская история, и я знаю, что во время съемок документального фильма про Марвина полицейские, которые когда-то участвовали в его задержании, говорили, что это последний герой Америки. В нашем фильме идею сопротивления, борьбы с обстоятельствами жизни мы специально не показали на экране, а опрокинули ее в зал. Иначе у зрителя не было бы желания сопротивляться, он так остро ее не воспринял бы. Кино рождается в голове у зрителя, а то, что происходит с героями, имеет второстепенное значение.

— Вам не кажется, что фильм «Левиафан», показывающий в неприглядном свете Россию, может сформировать негативный образ нашей страны на Западе и в Америке? А ведь в России происходит много хорошего.

— Меня часто упрекают, что сюжет взят из Америки, дескать, ехал бы туда и снимал там про американского сварщика. Но от случая с Марвином Химейером в «Левиафане» не осталось и следа. Это абсолютно русский фильм. («Левиафан» — фильм о том, как обычный российский автослесарь Николай из маленького городка попадает под давление властей. Коррумпированный мэр пытается снести его дом и прибрать к рукам его бизнес. Николай обращается к другу-адвокату за помощью, но вскоре погибает жена главного героя. Николая несправедливо обвиняют в ее смерти, приговорив к 15 годам лишения свободы. — Прим. ред.) Но я вам скажу, что зрители за рубежом подходили ко мне и говорили, что эта история как будто списана с их жизни, с их маленького городка. Например, один мексиканец мне сказал: «Замените вашу водку на текилу, северные деревья на кактусы, и получится реальная история про нас. Вы знаете, какое у нас беззаконие?» Совесть же у всех у нас одна. Эта история могла произойти в любой стране, и подобные факты происходят повсюду. Если вы спрашиваете, зачем выносить сор из избы, то вы уверены, что сор есть, а это значит, что выносить его из избы необходимо.

Что с российским кино?

— В ваших фильмах в основном трагические финалы, герои не видят надежды, света в конце туннеля. Вам не кажется, что такая трактовка нашей жизни негативно отразится на подрастающем поколении?

— Как много сегодня вопросов о трагическом финале! Наверное, я сниму фильм, который будет заканчиваться тем, как герой выезжает на свет из тоннеля. Я спрашивал много раз себя: каким должен быть финал? И всегда понимал, что он должен быть честным. Человек постоянно находится в становлении, сегодня он может быть героем, а завтра совершить такое, что самому будет стыдно, и показывать его всегда только прекрасным будет ложью. Уверяю вас, есть зрители, которые находят в финале позитивные моменты, побуждающие к сопротивлению.

— Все российские фильмы в основном вскрывают острые социальные проблемы. Почему в России не снимают доброе, светлое кино?

— Художник как в зеркале отражает то, что происходит вокруг. Надо, чтобы жизнь изменилась, тогда изменится кино. А коммерческие фильмы были всегда, это кино-аттракцион, развлечение. Их не заботят вопросы бытия, мира, жизни. Так что ответственность, каким стало кино, лежит на жизни, а кто ее сделал такой? Наверное, мы сами.

— Когда российские режиссеры догонят Голливуд и начнут выпускать такие же кассовые и масштабные фильмы, какие, например, снимает Спилберг?

— В середине 90-х киноиндустрия России переживала ужасные времена. Это был период редких кооперативных фильмов, снятых на деньги сахарных магнатов. Кино снималось за счет невероятных усилий мощных энтузиастов, но в целом это была большая дыра. А у американцев было все замечательно, индустрия росла и развивалась, возникали могучие школы, появилась невероятная конкуренция. Даже сегодня ни один российский современный фильм несравним по бюджету с самой скромной голливудской картиной, потому что там работает огромная киноиндустрия. В США 40 тысяч киноэкранов, из них 400 предназначены для авторского кино. Для сравнения — у нас года три или четыре назад было порядка 2 тысячи 800 киноэкранов на всю страну, на 140 миллионов жителей.

Мало того, у нас по сравнению с западными странами фактически исчезла традиция просмотра фильмов в кинотеатрах.

Возраст зрителей в России — от 13 до 24 лет, заполняемость кинозалов составляет всего 20%, поэтому наше кино совершенно не окупает затрат на его производство. Эта болезнь нашей индустрии не позволяет авторам замахиваться на масштабные проекты. В Советском Союзе, кстати, была очень сильна культура просмотра фильмов. Я был поражен, когда узнал, что 90 миллионов человек посмотрели в кинотеатре «Пираты ХХ века». Это невероятная цифра! Но в советское время были другие условия — зрители могли посмотреть фильм только в кинотеатре. Так что если мы и догоним Голливуд, то произойдет это нескоро.

Материалы в тему: 

Иркутск намерен экономить в 2015 году на всех праздниках, кроме Дня Победы

Снизить расходы бюджета Иркутска на проведение праздников планируется в 2015 году. Как рассказал 13 ноября 2014 года на пресс-конференции мэр Виктор Кондрашов, эти планы не коснутся только мероприятий, посвященных празднованию 70-летия Дня Победы в Великой Отечественной войне. По его словам, комитет...
baikalpress_id:  107 058