Андрей Луговой рассказал о борьбе с коррупцией и поделился своим видением ситуации на Украине

Андрей Луговой, депутат Госдумы РФ, куратор Иркутской области от фракции либерал-демократов, посетил на этой неделе Приангарье.

Едва сойдя с трапа самолета, он направился в «серый дом», где встретился с губернатором Сергеем Ерощенко. Следующим пунктом насыщенной программы Андрея Лугового в Иркутской области стало получасовое интервью с журналистом газеты «СМ Номер один». Естественно, первый вопрос касался только что завершившейся встречи с главой региона. 

— Если не секрет, Андрей Константинович, о чем говорили?

— Это была обычная рабочая встреча с губернатором. В каждый свой приезд я всегда стараюсь встретиться с первым лицом области. Как правило, такие встречи носят конструктивный характер. На них мы не какие-то комплименты друг другу говорим, а обсуждаем вполне конкретные проблемы.

Вот и сейчас мы обсудили несколько вопросов. Первый — это организация уставного суда. В некоторых регионах уже приняты соответствующие законы, и практика показывает, что в целом это нужная структура. Согласитесь, так или иначе в любом регионе между ветвями власти, между различными ее уровнями потенциально заложены конфликтные ситуации. Это может быть связано с вопросами социальной защиты населения, строительством, использованием земель... Поэтому наличие такого органа, как уставный суд, позволяет все конфликтные вопросы решать и определять, чья позиция в таком случае является более верной. Наша фракция намерена выйти с инициативой, чтобы Законодательное собрание приступило к обсуждению этого вопроса как можно быстрее…

Губернатор, как мне показалось, поддержал меня в этом вопросе.

Вторая тема, которую мы обсуждали, связана с областным центром. Иркутск, на мой взгляд, в своем развитии отстает от других столиц Сибири, по сути стоит на месте. Я первый раз приехал в Иркутск в 2007 году, и вот уже семь лет прошло, но каких-то заметных изменений я не вижу, начиная со всеобщего беспорядка в строительстве и заканчивая тем, что людям просто негде отдыхать. Не могут же все жители города идти в 130-й квартал, который, кстати, до сих пор выглядит незаконченным… Поэтому я считаю, что та форма правления, которая существует сейчас в городе, далеко не идеальная. Мое мнение таково: учитывая, что город большой — с пригородами и рядом стоящими городами почти миллион, — пришло время задуматься о введении должности сити-менеджера. Нужен человек, который будет отвечать исключительно за хозяйство. Опыт многих городов показывает: да, должны быть выборы, всеобщие выборы, но вопрос хозяйствования, особенно в нынешней сложной экономической ситуации, необходимо поручать профессионалу. Сейчас, на мой взгляд, благоприятный момент для таких изменений. Только что состоялись выборы в гордуму, депутатский корпус выглядит вполне работоспособным, и он вполне может принять решение о назначении сити-менеджера уже сейчас.

— Практика назначения сити-менеджеров в некоторых городах — в частности, в Братске — показала низкую эффективность такого руководства городом. В итоге от этого института там отказались…

— В Братске конфликт не был связан собственно с наличием института сити-менеджера. Конфликт в Братске был связан с тем, что последние пять-шесть лет за свое место под солнцем там боролись различные группировки. А мэр был невнятный, без четкой позиции: то он единоросс, то он с нами заигрывал, то с коммунистами. Поэтому и был беспорядок. В итоге сити-менеджером была назначена Гольцварт, и она, естественно, тоже была вовлечена в этот конфликт. Учитывая специфику Братска, решение об отказе от сити-менеджера было правильным.

А Иркутск — это город, который застыл в прошлом. Его надо встряхнуть. И мы его встряхнем.

— Вы хотите принять участие в выборах?

— Мы не просто хотим, мы будем участвовать. Мы пока не определились, но если выборы мэра будут, то мы будем выставлять кандидатуру от ЛДПР. Нам важно не участие в выборах ради участия. Нам важно, чтобы избиратели были довольны и чтобы у них было хорошее настроение. А мне кажется, что у иркутян сейчас плохое настроение.

— Давайте немного отойдем от темы Иркутска и поговорим об области в целом. Какие-то подвижки в развитии региона за последние годы вы наблюдаете?

— Мне кажется, что они есть. Другое дело, что эти изменения начали происходить только в последние два года. Не очень везло региону с исполнительной властью, здесь постоянно были какие-то разборки, и только сейчас более-менее все успокоилось. В итоге заметно увеличился региональный бюджет, принимается ряд решений, которые позволяют его наполнить. Что крайне важно — в Иркутской области сейчас формируется благоприятный инвестиционный климат. На прошлой встрече с губернатором мы обсуждали такой вопрос: ко мне обратились инвесторы по поводу строительства битумного завода в Усолье-Сибирском, и я передал это предложение губернатору. Он мне сразу сказал, что если инвесторы намерены зайти серьезно и они готовы подтвердить свои намерения, то на определенный период они высвобождаются от налога на имущество, налога на прибыль… Это абсолютно правильный подход, и если такая тенденция в Иркутской области сохранится, то это незамедлительно скажется на развитии региона.

— За болевыми точками региона следите — например, за тем, как развивается ситуация в Байкальске?

— Следим и всегда помогаем, начиная от обычной помощи, когда мы продуктовые пайки в Байкальск возили, до обсуждения этой проблемы в Москве. Я думаю, вы знаете, что в Госдуме существует межфракционная группа «Байкал», где мы обсуждаем вопросы, связанные с развитием Байкальского региона, лоббируем эти вопросы.

Например, не так давно мы поддержали тему строительства дороги от Иркутска до Байкала, до Листвянки. Нынешний тракт узкий, на трассе постоянно возникают пробки. Мы добились того, что на средства федерального бюджета при участии бюджета местного дорога будет расширена до четырех полос.

— В ходе нашей прошлой встречи мы много говорили о борьбе с коррупцией. В целом сошлись на том, что разговоров больше, чем дел… Сейчас какие-то подвижки в этом направлении есть?

— А когда мы говорили с вами?

— Лет шесть прошло уже…

— С тех пор, конечно, многое изменилось. Только за последние два года представители комитета по безопасности и противодействию коррупции, членом которого я являюсь, представители фракции ЛДПР в Госдуме были инициаторами принятия серьезных законов в этом направлении. Например, закон о том, что госслужащим необходимо подавать декларацию не только о доходах, но и о расходах. Каждый госслужащий был поставлен перед выбором: либо ты остаешься на своей работе и принимаешь определенные ограничения, либо уходишь с госслужбы и занимаешься бизнесом. И я вам скажу, что этот закон заставил многих задуматься. И некоторые подали в отставку — например, ряд членов Совета Федерации, которые поняли, что невозможно как-то лукавить, что-то сочетать.

Я был инициатором закона, который был подписан президентом в июле, — это закон о двойном гражданстве. Он вызвал много вопросов, споров. Но закон начал работать. На сегодняшний день около 700 тысяч человек подали заявление о двойном гражданстве в Федеральную миграционную службу. Считаю, что этот закон тоже является частью борьбы с коррупцией. Потому что, если ты госслужащий и у тебя двойное гражданство, значит, ты определенные обязательства несешь не только перед Россией, но и перед другой страной и к тебе могут быть подходы со стороны спецслужб, могут другие структуры надавить, воспользоваться твоими знаниями, решениями…

— В Иркутской области последнее время имели место серьезные коррупционные скандалы. Взять то же дело Низамовой — Крутя, о котором вы, безусловно, слышали. Сейчас один министр взят под стражу, к другому есть вопросы… Это говорит о том, что Иркутская область такая неблагополучная или это общероссийский тренд?

— Это говорит о том, что позиция губернатора региона — независимо от чьих-либо заслуг или близости к кому-либо — принципиальна и последовательна. И это не какая-то особенность Иркутской области. Это наблюдается и в других регионах, и на федеральном уровне. За последние годы два или три чиновника в ранге заместителей министра были поданы в розыск, а некоторые задержаны за границей, сейчас готовится их выдача. Однако что я хотел бы сказать в этой связи: чтобы полномасштабно бороться с коррупцией, во главе антикоррупционных ведомств должны стоять представители оппозиции — например, нашей партии.

— А вы оппозиционная партия?

— Конечно…

— Просто вас все чаще называют кремлевской партией…

— Знаете, у нас много кого и как называют… Попробуйте проанализировать, сколько раз мы были не согласны в действующей властью. Другой вопрос, что многие наши предложения в итоге воплотились в жизнь: те же вопросы по противодействию коррупции, по выстраиванию вертикали власти. Мне трудно сейчас назвать точные цифры, но через два года у нас выборы в Госдуму, и мы будем обязательно говорить, что партия предлагала в течение пяти лет и что из этого выполнено. А раз наши предложения приняты на федеральном уровне, это наша заслуга. Это говорит об эффективности деятельности фракции ЛДПР.

— Не могу не задать вопрос по текущему моменту. ЛДПР неоднократно выступала с достаточно жесткими оценками и ситуации на Украине, и санкций, принятых в отношении России. Ваше личное мнение по этому поводу?

— Личное мнение таково, что последние полгода политическая и экономическая ситуация в России связана с событиями, происходящими на Украине. Это и присоединение Крыма, и те финансовые вливания, которые уже сделаны и запланированы. События в Донецке и Луганске говорят о непростой геополитической ситуации. Но мы действуем совершенно правильно. Мы не должны пропустить оплеухи. Надо понимать, что на Украине сейчас идет гражданская война, и гражданская война никогда не остается замороженной. Если мы посмотрим историю, все гражданские войны, в Америке, в России, неизменно заканчивались победой одной из сторон. А так как на Украине идет гражданская война, то какая-то из сторон обязательно победит. Опять же мое личное мнение: не знаю когда, но Киев будет взят.

— Летом в Великобритании заговорили о возобновлении расследования дела Литвиненко. На ваш взгляд, это связано с санкциями?

— Когда началась информационная война против России, ее президента, в Великобритании и прочих «дружественных» странах начали поднимать и вытаскивать все скелеты. И вот решили поднять дело Литвиненко, которое совершенно бесперспективное. Не знаю, что они опять там слушать собираются. Начали дело, промямлили что-то невнятное и опять на этом успокоились. Поэтому вообще не вижу смысла это обсуждать. Меня вообще про Литвиненко уже много лет не спрашивали, никому это не интересно. Что же касается санкций в целом, то Россия — это самодостаточное государство, и, я думаю, мы со всеми трудностями справимся.

Андрей Луговой: «Нам важно не участие в выборах ради участия. Нам важно, чтобы избиратели были довольны и чтобы у них было хорошее настроение».
Андрей Луговой: «Нам важно не участие в выборах ради участия. Нам важно, чтобы избиратели были довольны и чтобы у них было хорошее настроение».
Загрузка...