Алексей Степин: «На Северомуйском тоннеле работали в три смены»

Алексей Степин строил Северомуйский тоннель. Он проработал на этом объекте до сдачи его в эксплуатацию в декабре 2003 года.

Алексей Степин большую часть жизни прожил в районе БАМа.

Для него магистраль в первую очередь ассоциируется с новыми и сильными людьми: «Когда у нас начали строить БАМ, в район приехало много народа с разных концов страны. Кто-то остался здесь на всю жизнь, а кто-то уехал. Но все они отличались от нас — тех, кто родился и вырос на этой земле».

В 50-е годы Алексей Степин переехал с родителями из Амурской области в Нижнеангарск. Когда ему исполнилось 14 лет, старший брат Анатолий взял его на геологоразведку. С тех пор парень не видел для себя другого дела. Каждое лето он уезжал в поле, а после школы поступил в ИГУ на специальность «инженер-геолог». После окончания университета Алексей уехал работать в Улан-Удэ, откуда в 1980 году, уже вместе с супругой Натальей, вернулся в свой родной Нижнеангарск.

— Непосредственно на объектах БАМа я начал работать в 1996 году, когда перешел на работу в ООО «БТС» (Бамтоннельстрой. — Прим.), который строил Северомуйский тоннель. Там я и проработал до сдачи тоннеля в эксплуатацию в декабре 2003 г. Тогда же перешел на железную дорогу гидрогеологом.

Самым запоминающимся и значительным событием для него стала сбойка Северомуйского тоннеля. Это стало событием, которого так долго ждали и которому радовались все, кто работал тогда в тоннеле. На этом объекте трудилось более 2,5 тысячи человек. В 1997 году произошло обрушение свода тоннеля, и рабочим пришлось его восстанавливать на участке в полтора километра. Полгода плечом к плечу с Алексеем трудился его брат Анатолий.

Люди работали в две-три смены, чтобы успеть все сделать в срок, и практически не отдыхали, пока не прошла вторая, окончательная сбойка тоннеля.

Наиболее теплые воспоминания остались у Алексея Степина о бамовских поселках — Тоннельном и Разливе. Там он познакомился со многими интересными людьми, настоящими профессионалами и тружениками. После завершения строительства Северомуйского тоннеля эти поселки ликвидировали, а рабочие разъехались.

Алексей Степин уверен, что у БАМа большие перспективы.

— Когда планировали строительство Байкало-Амурской магистрали, подразумевалось, что основным предназначением будет освоение месторождений полезных ископаемых, которыми богат регион. Но перестройка и развал Советского Союза все изменили. БАМ стал своеобразной дорогой жизни для отдаленных регионов, для поселков, которые возникли благодаря самому БАМу. Однако я думаю, что месторождения золота, железа, алюминия, никеля еще дождутся своего часа и БАМ перестанет быть только связующим звеном между поселками, разбросанными в бескрайней тайге. Он станет настоящей опорой в развитии экономики края.

Пользуясь случаем, Алексей Степин передает привет людям, с которыми ему пришлось работать на БАМе: Евгению Марковскому, Юрию Парилову, Дмитрию Шушакову, Юрию Пыхтееву.

Иллюстрации: 

Северомуйский тоннель по своей протяженности (15 343 м) является самым длинным тоннелем в России и пятым в мире. А по условиям строительства он не имеет аналогов: вечная мерзлота, обилие подземных вод, осыпи, обвалы, тектонические разломы.
Северомуйский тоннель по своей протяженности (15 343 м) является самым длинным тоннелем в России и пятым в мире. А по условиям строительства он не имеет аналогов: вечная мерзлота, обилие подземных вод, осыпи, обвалы, тектонические разломы.
baikalpress_id:  95 666